Дом, который пошёл под снос

Поэт: Надежда Низовкина

Серия стихов: Наедине с родиной

Баллада

Ещё цветной, нарядный, кружевной,
Но с пепельной, обугленной спиной,
Как будто зачернён карандашом,
Устало ты стоишь перед ковшом.
Тебе осталось несколько минут,
Сейчас тебя по брёвнышкам сомнут.
Сверкая пустотой оконных глаз,
Ты поневоле стоек и безглас.

Ты вырос в незапамятной тайге,
Ты цепко рос на смоляной ноге,
Когда же за тобой пришла пила,
Тайга готова к этому была:
Заботливо собрал тебя купец,
Тогда ты знал, что это не конец,
И радостно легли твои стволы
На чёткие, надёжные углы.

И ставней разноцветная эмаль,
И между – щекотливая вуаль,
И фресками – оконная резьба
Нетронутей господнего гроба.
В тебе дышал акации кальян,
Звенели половицы фортепьян,
Ты был наряден, как в снегах тайги,
Но лишь теплей, согрели печники.

Потом бывало всяко… Из дверей
Кого-то уводили, и пырей
Врастал в пустые щели, вот тогда
И ты бледнел под плесенью стыда:
За то, что уцелел, когда жильцы
Подписывали кровью образцы
Про-то-ко-лов, на щепки шли – а ты
Вжимался лишь в душистые кусты.

Но роли поменялись, и народ
Теперь не в яме, не землёю в рот,
Он вроде цел, а ты приговорён
Со всей своею памятью времён.
Как жаль, что не тебя построил Джек!
Он не посмел бы сократить твой век.
Ходить ты не умеешь? Не вопрос,
Сейчас пойдешь как миленький – под снос.

А домочадцам дали… образцы.
И крошатся под небом изразцы.
И затоптали деревянный след
За отопление и туалет.
Вонючая, гнилая красота,
Зачем нам в центре города места,
Где из колонок до сих пор вода
В расквашенном песке и в луже льда!

И вырваны позорные колонки,
И спешно заколочены воронки,
А чтобы окончательно вопрос
Решился в пользу сноса – кто поднёс
Бензин и спичку к заднему крыльцу?
Опять пожар, опять по образцу?
А впрочем, кем бы ни был злобный враг,
Всего лишь снова полыхнул барак.

Как жаль, что ты лишь человечий дом!
Ведь лучше было птичьим быть гнездом,
Чтоб из последних перьев бились за
Твои обесстеклённые глаза,
Ведь лучше быть хоть заячьей норой –
И зайцы за нору свою горой,
Да хоть бы лисьей – не купить лису,
Бумажку предъявив ей на весу.

Как жаль, что ты не хижина горилл,
Чей вид тебе на горе породил
Тех голеньких, беспомощных людей,
Что выросли для бомб и для плетей.
Но дама, что не знает сослаганья,
Уже заводит двигатель страданья,
И ты стоишь на траурном параде,
И ты идёшь под сноску в реферате.

Прости, что я с тобой не встала рядом
Перед бульдозером, что лишь нарядом
Твоим любуюсь в нежной пустоте,
Что лишь кричу на сорванном листе,
Что лишь рисую выбитые печи,
Что голова цела и целы плечи,
Что не над нашими ты головами
Рассыпался горелыми дровами.

2016 г.

Посвящено городской исторической архитектуре. Прочитано 27 октября 2016 г., во II туре конкурса «Сонеты родному городу», организованному в честь 350-летия г. Улан-Удэ.
В I туре было прочитано стихотворение автобиографического характера ("Тетрадное дно").
Результат столь трагичного поздравления городу: гран-при.

Теги: снос домов, суд истории, гражданская лирика


Проголосуйте: