Шубурумские новости

Поэт: Александр Макеев (Avmak)

Серия стихов: Поэмы

По мотивам А.Б.

В горах высоких Дагестана
Стоит чудесный Шубурум.
О чудесах его все знали,
И славен этим был аул.

А раньше было , как везде:
Любили, плакали, рожали
И жили, как в большой семье,
Поодиночке умирали.

И был средь них один могильщик,
И старшие все твёрдо знали,
Что, коль умрёшь, то он отыщет,
Обряд устроит, закопает.

Свой парикмахер тоже был,
И все тогда к нему ходили,
И те, кто бороду любил,
И кто щетину не носили.

Земля здесь дорого ценилась,
Да как не быть ей дорогой!
Ту землю на себе носили,
Всю из долины под горой.

И вот, когда им предложили
Переселиться в ту долину,
Охотников не много было,
Аул и кладбище ценили.

"Да что вы! Как же мы уйдём?
Ведь наши предки тут лежат.
Пройдут года, и мы умрём,
И вместе с ними будем спать".

2
Кирим, могильщика так звали,
Домой пришёл довольный.
Отужинать муллу позвал он
Вина бутыль принёс с собою.

Подвыпивши, они позвали Хеву,
Красавицу, жену Кирима,
Сказали ей: - "Пришло хинкалу время,
Поторопись, давай неси нам".

Вот и хинкал - бараний жир,
Он только что был снят с огня.
Пиалы добрые налив,
На стол поставила жена.

Никто не ожидал беды,
Она, видать, сама пришла.
Хозяин пиалу схватил
И зашипел после глотка.

Он, рот и горло опалив,
Не мог сказать ни слова,
И лишь сквозь зубы процедил:
"Талак, талам, хитова".

Перевести эти слова
Никто не может до сих пор,
Но смысл, какой они таят,
Шурубурумцам всем знаком.

Сказал он это сгоряча,
Но был суров обычай.
Уж, если ты это сказал,
Помочь тебе никто не в силах.

Жена должна уйти тотчас,
Поскольку не жена теперь.
Тут Хева, молча, поднялась
И дверью "хлоп", ушла совсем.

Кирим, конечно, пожалел
О непотребных тех словах,
Отговорить жену б сумел,
Но был свидетелем мулла.

И он Кириму дал понять,
Что не допустит перемену.
Мужчина должен твёрдо знать
Своим словам святую цену.

Кирим проснулся утром рано
И тотчас оценил потерю.
Кругом лежит всё, как попало,
Очаг холодный, овцы блеют.

Уже два года был женат,
Привык дела валить на Хеву.
Не знает день с чего начать,
И главное, что с Хевой делать.

Вернуть её не так-то просто.
Женой другого стать должна,
А от него уйти возможно,
Коль тот ей бросит те слова.

3
На ум приходит парикмахер,
Горбатый он и некрасив.
Жениться он, конечно, рад бы,
Но Хева жить не будет с ним.

И вот они договорились.
Доволен сильно парикмахер.
Теперь они вдвоём зажили.
Кирим стал ждать жену обратно.

Ждёт день, другой и всё напрасно,
Жена домой не возвращается.
Её на улице встречал он.
Она сказала: там ей нравится.

Пусть он горбат и некрасив,
Но чуть не носит на руках.
И он умеет говорить
Такие нежные слова!

А парикмахеру сказала: -
"Адам, тех слов не говори,
Мне жить с тобою лучше стало,
И не хочу я уходить".

Да и Адам сам - парикмахер
Тех слов не хочет говорить.
Он всё твердит: - "Я что, дурак, что ль?
Я Хеву сам хочу любить".

Кирим - к старейшинам аула,
Но те сказали: - "Не мечтай,
Мы за язык тебя тянули?
Что захотел, то получай!"

Ходил Кирим и в сельсовет,
Не помогли ему и там: -
"Ты расписаться не хотел,
Теперь выкручивайся сам.

Вот не ходил бы ты к мулле,
А всё оформил в сельсовете,
Тогда б тебе мы помогли,
Тогда мы были бы в ответе".

Прождав три дня свою жену,
На приступ бросился Кирим.
Застав её дома одну,
Подумал, что уговорит.

Но бесполезны обещания,
Не согласилась Хева с ним.
Она должна совсем остаться,
Напрасно он к ней приходил.

И не могла она уйти,
Ведь те слова Адам не скажет.
Разбитый, злой ушёл Кирим,
Решил: Адама сам заставит.

4
Он в парикмахерской застал
Адама за его работой.
Народу много было там.
Начал атаку с уговоров.

Но, получив прямой отказ,
Хотел его тотчас избить,
Отбросив всех односельчан,
Начал Адама он ловить.

Адаму люди дали фору,
И он в горах успел укрыться.
Уж в темноте крадётся к дому -
А вдруг Кирим там затаился.

Домой зашёл через окно,
Что было скрыто между скал.
Хева спала уже давно.
Сначала он будить не стал.

Но время шло, решаться надо.
Он Хеву тихо разбудил.
Она была, конечно, рада,
Что он живой и не вредим.

Адам стал Хеве говорить,
Что в их ауле им опасно,,
Кирим не даст в ауле жить,
Надо бежать, переселяться.

Но Хеве это не понравилось.
Она сказала: - "Дай поспать,
Один днём долго уговаривал,
Другой мешает ночью спать.

Я не поеду никуда,
Мне всё довольно надоело".
Вдруг кто-то в дверь как застучал,
Того гляди, и рухнут двери!

Адам не выдержал, рванулся
К тому же заднему окну
И в темноте мгновенно скрылся,
Оставив Хеву спать одну.

Наутро жители аула
Адама не нашли на месте.
На самом деле, что за чудо!
Куда он мог бесследно деться?

К Кириму стали приставать -
Уж не убил ли он Адама?
Но тот всё только отрицал,
Адама, мол, и не видал я.

5
А тут ещё пришла газета,
И в той газете прочитали:
Каптара видели здесь где-то
В глухих ущельях Дагестана.

Каптар, иль снежный человек
Давно уж их умы тревожил,
Его нашли недавно след.
Так он Адама съел, быть может?

Недавно все в ауле слышали
Ужасный голос этого каптара.
И даже старики не помнят случая,
Чтобы когда-то вопль такой слыхали.

Вот, слушая тот вопль ночами,
Как было всем им не пугаться?
Так шубурумцы думать начинали,
Пришла пора переселяться.

Да, и ещё одна беда
На Шубурум свалилась:
В горах произошёл обвал
И связь с районом прекратилась.

Остался только телефон.
Вот по нему и сообщили
Во всех подробностях в район,
Что в их ауле приключилось.

Там не поверили сначала,
Особенно, что съел каптар.
Спустя неделю приказали
Кирима всё ж арестовать.

Арестовать, в район доставить
С ответственным работником.
А где его в ауле взять-то?
Да и в район дороги нету.

Кирим сначала ни в какую,
Мол, я его не убивал.
Но председатель так втихую
Ему по-дружески сказал: -

"Коль сам туда идти не хочешь,
Приедут, тут найдут тебя.
За саботаж ещё схлопочешь,
А так запишут и сюда".

6
Деваться некуда, наутро
Кирим и председатель
Пошли тропинкою забытой,
Той, что была когда-то.

По ней ходили до тех пор,
Пока построили дорогу.
Цела ль она, не знал никто,
Опасностей, наверно, много.

Но вроде всё пошло спокойно,
Тропинка вся была цела.
Вдруг у Кирима под ногою
Качнулся камень. Он упал.

Боясь, что свалится тот вниз,
Вперёд подался председатель.
И только увидал Кирим,
Как скрылся он за ближним камнем.

Он улетел далёко вниз
И его тело видно сверху.
"Да, вот беда. - думал Кирим, -
И уходить нельзя, наверно.

Живой иль мёртвый, ночью волки
Съедят, конечно, без остатка.
А отвечать-то мне придётся:
Столкнул и специально, скажут".

С трудом до тела он добрался.
О, радость! Тот лежит живой: -
"Ну что ж, давай-ка подниматься".
Хотел поднять, кричит: - "Постой!

Я не могу идти. Нога
Болит, так просто нет терпенья.
Наверно, сломана она,
Иль сильный вывих. Без сомненья

Идти сам точно не смогу".
Они пытались хоть подняться,
Но ничего не вышло. Тут
Сказал Кирим: - "Буду пытаться

Сам донести. Терпи, мой друг".
Взвалил на плечи, потащил.
Силён Кирим. Ясно не вдруг,
Но до района доплелись.

7
А здесь без долгих разговоров
В больницу председателя.
Кирима сразу за решётку -
Сиди, чего-то дожидайся.

Кирим-то думал: порасспросят,
Поймут, отпустят в свой аул,
А тут закрыли дверь с решёткой
Ну, а о деле ни гу-гу.

Там всё уже, конечно, знали,
По телефону расспросив.
Не знали лишь куда девался
Адам, ещё, быть может, жив.

Сидит Кирим день, два и три.
Приходит из аула новость:
Один охотник у реки
Нашёл обглоданные кости.

Ну, кости, может, не Адама,
Но вот папаха-то его.
Она недалеко лежала.
И все поняли - это он.

Останки Хеве отнесли.
Она-то всё ждала Адама.
Поплакала, похоронила,
Да так в той сакле и осталась.

Бывали в Шубуруме гости,
Каптара больше всё искали.
Могилу часто посещали,
Святым Адама почитая.

Кирим понял: спасенья нет.
Теперь попробуй доказать.
Адам погиб. Кто даст совет?
Нет, надо срочно убегать.

Его не очень охраняли.
Кругом лишь горы и леса.
Вот и в милиции считали:
Куда отсюда убегать?

Кирим же думал по-другому:
Уж лучше по горам бродить.
В лесах прожить здесь можно долго.
Потом ведь могут и забыть.

И вот, как только случай вышел,
Охранник двери не закрыл.
(Кирим давно собрал пожитки).
И он побег свой совершил.

Он знал, что если уж найдут,
Припомнят всё и плюс побег.
"Погуще где леса уйду.
Ну что ж, семь бед - один ответ!"

А в свой аул не возвращаться,
Он сразу так себе сказал.
К волкам бы только не попасться,
Найти сторожку лесника.

8
А в ночь на дерево залез.
Устроил там себе он спальню.
Мороз большой перетерпел,
Зубами танец выбивая.

А поутру узнал он вдруг
Давно забытые места.
Лесник здесь был хороший друг,
Его сторожка тут была.

Лесник давно уже погиб.
Искать сторожку нужно срочно.
Ускорил сразу шаг Кирим -
Она здесь где-то, это точно.

Но целый день бродил Кирим,
Сторожки всё не видно.
Устал он по горам бродить.
Опять на дерево? Обидно.

И вдруг дымком пахнуло
Не сильно, но заметно.
Кирим напрягся весь.Откуда?
И он пошёл на ветер.

Садилось солнышко уже,
Когда сторожку он увидел.
"Ну, повезло, мой друг, тебе, -
Сказал Кирим Кириму.

Но кто же там в сторожке той?
Вот как обратно не попасть бы?
А на морозе - холодно.
И так, и так опасно.

Да, дверь закрыта изнутри.
Друг там иль, может, враг?
Нет, надо всё-таки войти -
Не на морозе ж ночевать?

Но в дверь стучать Кирим не стал.
Подёргал, дверь не подалась.
Он из кармана нож достал,
Стал щель тихонько прорезать.

Ну вот, достаточно, порядок.
Ножом он щеколду поднял.
Открылась дверь. Темно сначала.
Но вот пылающий очаг.

Горящее полено вынул
И с любопытством огляделся.
В углу спит человек, пусть дрыхнет.
Один и без ружья, наверно.

Пока пусть так, но что поесть?
Ага, вот вяленого полбарана.
Отрезал ножку и к огню подсел.
Сначала подкрепиться надо.

Он ножку над огнём держал
И резал понемножку.
Согрелся, силы поднабрал,
Пока закончил ножку.

Ну вот, теперь можно будить.
За плечи человека тронул.
Не сразу он, но вдруг вскочил.
"Кто тут? - словно раскаты грома.

Всмотрелся и рванул к двери,
Кирим схватил его, обняв.
"Поговорим, давай-ка мы",-
И еле еле удержал.

"Кто ты и что здесь делал?" -
И вдруг как бы узнал.
Теперь Кирим рванулся к двери,
Но человек ему сказал: -

"Куда? Ведь ты поговорить хотел!"
"Да ты скажи, ты что, Адам?
И можешь тише говорить?"
"Адам, ты что же не узнал?"

"Но голос-то совсем другой,
Он у Адама был писклявый,
А у тебя аж громовой"
"Да, вот теперь таким уж стал он.

Я тут чуть в пропасть не свалился,
Схватился за хороший камень.
Вот тут-то голос появился.
Теперь я свой аул пугаю.

А пропасть маленькой была,
Просто уступ, всего два метра.
Сорвался, вылез без труда,
Царапин даже нету".

"Зачем же ты людей пугаешь?"
"Но раньше все меня пугали
И, главное, себя теряют,
Здесь в Шубуруме оставаясь.

Давно пора переселяться.
Какие земли там внизу!"
Но даже Хева ведь, признаться,
Хочет остаться только тут".

!0
"Но ведь тебя похоронили!"
"Как так могли, ведь я живой?"
"Папаху Хеве приносили,
Нашли с костями над рекой".

"Папахами мы поменялись,
К мулле какой-то приходил.
Ему его мала казалась,
Вот он меня уговорил".

"Ну, ладно, после всё расскажешь,
Сейчас пора идти в аул".
"Нет, я туда не собираюсь,
Уж лучше я останусь тут".

"Ты что? В тебе моё спасение,
Меня посадят без тебя.
В милиции все без сомнения
Считают, что убийца я.

И твоя Хева будет рада",
"Так Хева всё-таки моя?
Ты что? Её не отбираешь?".
"Ты ж не сказал ей те слова!

Ну, что? Если твоя, согласен?"
"Конечно, я готов, пошли".
И вскоре уж идут друзьями.
Вот и аул их впереди.

"А это что здесь за народ?"
"Пришли все на твою могилу".
"Пойдём расскажем обо всём",
"Ты хочешь, чтобы нас побили?

Давай не будем им мешать.
У каждого свои дела".
Вдруг милиционер: - "Стоять!
Сюда пришёл тебя забрать".

Кирим спросил: - "За что? Скажи?"
"Не знаешь, что ль? Убил Адама,
Своим побегом подтвердил".
"Так ведь его не убивали.

Адам со мной идёт, смотри!"
Тот в сельсовет, в район звонить.
Кирим с сельчанами поговорить
Остался. Что ж, Адам домой спешит.

11
Заходит: - "Здравствуй, Хева".
Она в ответ: - "Все у могилы".
"Ну мне до них немного дела,
Лучше давай, поговорим мы".

"О чём же нам поговорить?"
"Да обо всём, я муж Адам!"
"Мой муж давно уже зарыт,
Ты что, могилу не видал?

Адама я б по голосу узнала".
"Ну, голос изменился, это - да,
А остальное всё-таки осталось".
Хева стоит и смотрит: - "Ну, беда.

Ты с того света,что ль, явился?"
"Ну на том свете-то я не был.
Узнала всё-таки, поди же!
Так что ж, давай тогда обедать".

Кирим сельчанам рассказал:
Каптара никакого нет.
Адам вот жив и он кричал,
Что голос у него такой теперь.

Те не поверили. Кирима
К сакле Адама повели: -
"Пока его мы не увидим,
С тобой не будем говорить".

Тут вышла Хева на их стук: -
"Где мой Адам? Да спит он дома"
"Так разбуди его, чтоб тут
Сам рассказал бы обо всём нам".

12
Вот вышел заспанный Адам: -
"Ну так о чём вам говорить?"
Всем расскажи, как ты кричал,
И голос свой нам покажи".

Заумрямился Адам -
Захотели посмеяться!
Тут Кирим ему сказал: -
"Выручай меня уж, братец".

Адам уши закрывает
И как рявкнет, что есть силы!
Еле гости устояли
На ногах. А эхо мимо

Побежало по горам.
Плачут дети в саклях.
Жёны бросились к мужьям.
Ну, а те, словно в атаку,

Кто за ружья, кто за вилы!
С кем вот только бы подраться?
А кто был там, подивились -
И откуда силам взяться?

А из сакли у Адама
Выпали два крупных камня,
Надо, знать, переселяться!
И пошёл с Хевой обратно.

Ну, а вскоре Адам славно
Далеко от сакли жил.
Хоть хингалом обжигался,
Глупых слов не говорил.
22.12.14

Теги: Горы, аул, парикмахер, хинкал, слово, любовь, преследование, снежный человек, волки, папаха, кость, побег, сторожка, встреча, избавление, жена


Проголосуйте: