Мажнун-тал

Поэт: Марат Аваз-Нурзеф

Серия стихов: Избранное

I.

Высоченная ива плакучая. Одинокая. Ее длинные-
длинные ветви. Покрытые только-только пробившейся
зеленью. Провисающие сверху вниз, почти до земли.
И развевающиеся на ветру. Как распущенные волосы…
Иву плакучую по-узбекски называют "мажнун тол".
"Тол" – ива. Отсюда: "тальник" – растущая по-над
речкой кустарниковая ива. Мажнун – по-русски это
слово принято писать "Меджнун". Мажнун – безумец.
Именно в этом смысле отец красавицы Лейлы прозвал
любящего ее юношу Кайса, бедуинского поэта конца 7
в. Кайса ибн Мулауваха. По преданию, Лейлу выдали
замуж за другого, а поэт удалился в пустыню, где
сочинял стихи в честь возлюбленной. Потом Мажнун
стало как бы вторым именем Кайса, затем – и
основным. История Мажнуна и Лейлы вдохновила
многих поэтов и прозаиков Востока: Низами, Навои,
Джами и др. Со временем слово "мажнун" обрело и
другое значение, – одержимый любовью, а также –
обезумевший (в переносном смысле) от страданий
любви. Мажнун-тал – символ сердечной страсти,
горя, разлуки, одиночества, безысходности.


Мажнун-тал

Локоны милые, нежные пряди ивы плакучей
ветер ласкает с чувством и толком ранней весною,
сердце поэта полнится грустью томной, не жгучей,
благо, Всевышний, не испытуешь прежней тоскою.
Ива плакучая – это в России женские слезы, –
звать Мажнун-талом сердца печали здесь, на Востоке,
муки поэта, страсти безмерной призраки, грезы
в непостижимом, необъяснимом вьются потоке.



II

Представьте: стена пирамидальных тополей метров
под 30 высотой (ствол своей прямизной – аналог
корабельных сосен). Можно с ними вести разговор?
Вполне. Поэзия? Да. Лирика? Да. Пейзажная? А
почему бы и нет! Пейзаж, природа, наши
взаимоотношения с ней – это ведь не только "ля-ля-
тополя"...


То ли эхо, то ли зов…

– Тополя пирамидальные!
В дали смотрите вы дальние...
Не видать ли в дымке времени,
мне дано ль грести до ста?

Отвечают в шумном шелесте:
– Лилипут печальной внешности!
Упускаешь дни ты летние –
ни пушинки, ни листа...

– Гулливеры вы, но странные, –
обрываю речи бранные, –
переходите на личности,
я ведь вас растил с прутков...

– Не смешны ль твои амбиции?
Белой ниткой шьешь ты фикции,
свищешь всякие тут дикости,
от таких тошнит шутов...

– Тополя пирамидальные!
Нам внимают звезды ранние:
то ли эхо? ветра ль хитрости?
иль тоски прибой и зов?..



III.

Тот же каршинский парк, только при неимоверной
жаре (в этом году, пожалуй, почти как в Эмиратах);
те же масштабы (парк занимает более 50 га); и мы
те же – Мажнун-тал (Ива плакучая) и автор этих
строк. Те же, но, если строго, то условно. Как
говорится, нельзя дважды войти в одну и ту же
реку: меняется каждое мгновение. Мы с Ивушкой,
конечно, не такие уж мобильные. И всё же! Прошло-
то более двух лет...


Опора

Волны и горькой и сладкой печали,
локоны и изумрудный твой взгляд, –
как они, помнишь, меня восхищали
ранней весною, два года назад.
Нынче же лето златое в разгаре:
будто плющом воздух златом обвит,
люд по макушки весь златом залит, –
южное солнце в златом тут угаре.

Возле излучины той же канала,
ножку смочив в рукотворной росе,
смотришь с улыбкой; твои опахала
в невыразимой застыли красе.
В гроздьях протяжных изящной причёски
взор омрачает мой мертвая прядь.
Вздрогнула грусть: может, зеркало дать?
иль твоих слуг приструнить словом хлёстким?

– Слуги ленивы, приказчик – ворюга, –
чуть уловимый течёт шепоток. –
Правды здесь нет, как и верного друга.
Лучше на рот свой накинуть платок...
Строки твои обо мне не забыты.
Два ты мне имени в песне той дал:
Ива плакучая и Мажнун-тал...
Пеплом глава твоя, что ли, обмыта?..

– Символ, Мажнун, ты высоких страданий,
вечный носитель безмерной любви.
Бремя несу на себе той же дани:
я, как и ты, одинок, без Лейлы...
Пепел, что зришь, сиречь пух тополиный,
жизнью повязанный с чернью волос:
пеплу взамен бересту даст берёз –
коль тот союз будет долгий и чинный...

– Тешится мир сонмом внешних различий:
алеф, алтарь, альма-матер, алтынщик,
гол, гололед, головня, голенище,
топка, топограф, топаз, топорища,
удаль, удача, удобства, удильщик,
ягель, ягдташ, ягуар, ягодища, –
правду от веку поэт так и ищет...

– Дай прислониться к тебе, мой дружище...

---------------
Даты и место создания частей триптиха:
I. – 9.03.2005, г. Карши;
II. – 15-17.06.2007, г. Ташкент;
III. – 27-29.06.2007, г. Карши.

Теги: отец, союз, ива, локоны, рот, символ, парк, воздух, место, пряди, сердце, лето, прибой, история, глава


Проголосуйте:

Читайте еще стихи


Стихи других поэтов