Сто строк о ЖИЗНИ и ЛЮБВИ

Серия стихов: Избранное

(мини-поэма)

          С думами о Доре –
          хрупкой,
          стойкой,
          замечательной женщине
          и ее сынишке Роре,
          известному мне
          лишь в его младенчестве.
          А годы летят
          один за другим,
          один за другим...


Ты не скрывал, что семьянин, женат,
не говорил: "Несчастен я с женой".
Отнюдь: "Своей доволен я судьбой.
Прорыв мой из села да в стольный град
нелегким был, но совершен..." "Виват!" –

Сказала я, а ты вел в прежнем русле:
"Любовь была – всему на зависть факу.
Три года я держался за общагу.
Мы поженились на последнем курсе.
Зажил у тещи я с моей Катрусей..."

Ты чутким был, внимательным, тактичным,
звонил, дарил цветы и письма слал,
при встречах только взглядом обнимал,
ко мне пришел с вареньем земляничным, –
с вопросом, словом, я решилась личным.

"Тебе уже не мало, двадцать пять,
а ты вокруг да около всё ходишь,
с тоской вслед поездам с перрона смотришь,
в душе заноза, часто трудно спать, –
довольно в старых девах прозябать.

Ты будешь, будешь женщиной отныне!" –
мой выбор сделан был, когда собрался
ты вдаль, по делу, и, наверно, клялся
хранить в разлуке верность Катерине...
Ташкент, медовый месяц, плов и дыни...

Вернувшись с лета, мы попали в осень.
Угас мой отпуск: явь? иль чудный сон?
Умчал ты Катю в бархатный сезон
Анталии. Я ревновала очень.
К жене? – Чуть-чуть. Но к морю – что есть мочи!

Оно могло, чего я так хотела,
но не смогу (я и скорблю о том):
тебя глотало море целиком,
а в маске ты нырял в глубины тела
и ластами ласкал ту глубь умело...

Дожди идут четвертую неделю.
То плачет небо, вторя стону сердца, –
судьбы моей открыта настежь дверца,
вопрос один, я от него немею:
"Когда ты вновь в мою заглянешь келью?"

Сотрудники, работа, дня проблемы, –
они нужны, конечно же, нужны,
но в главном поле сердца – только ты,
а в центре мыслей – о тебе дилеммы,
и жду письма я, жду с твоей е-мэйлы.

Вот вечер... Всё стороннее – долой!
Я вся полна, живу одним тобой!
Единственный! Любимый! Дорогой!
Пусть чаще виртуальный, но лишь мой!
"Скачать" письмо твое лечу домой...

Компьютер глух, твоей не дал ни строчки.
Тяжелое похмелье гложет душу.
Невидимый Отелло молча душит.
А месячных все нет. Ждать сына? Дочку?
Сижу, в одну уткнувшись взглядом точку.

Несчастный случай, может, вдруг нагрянул?
Быть может, ты заехал под трамвай?
(Рукой узбечка бы всплеснула: "вай!")
Убийцы выстрел, может, платный грянул?!
Молю Христа, Аллаха, Кришну, Яхву...

Звоню, хоть и опасно, здесь ты прав:
жена не может вечно быть незрячей...
Себя ли клясть мне в участи собачьей? –
Как ни крути, у Кати больше прав.
Безумный мир: иль кролик, иль удав...

"Да, Федор Алексеич, это я", –
родной твой баритон раздался в трубке, –
"Устал я весь в служебной душегубке.
Проклятый мир: сплав фальши и вранья.
Я напишу, простите вы меня".

Пусть числюсь тайно я второй женой,
мой хард пусть служит для тебя архивом
моих же писем прозой и верлибром,
пусть иногда ты хмурый, даже злой
и телефон записан шифром мой...

Зато ты тайным делишься со мной!
Ликуй душа, а сердце песни пой!
Как рядом быть сейчас хочу с тобой,
ребенка моего отец земной!
Меня, меня ты любишь, рыцарь мой!

Так, у кого же больше все же прав?
У вас детей нет с Катей до сих пор.
"Причина в чем?" – ты выглядел, как вор. –
"Аборт? Или...", – ушел ты, резко встав.
Вот и пойми: кто кролик? кто удав?

Но лишь тогда смогу тебе открыть,
желанный, счастье тайное свое,
когда услышу слово я твое:
"Люблю тебя, должна ты мне родить,
чтоб не второй – единственною! – быть".

04–09.08.2004.

Теги: отец, цветы, песни, поле, судьбы, письмо, тела, компьютер

В Контакте Liveinternet Мой Мир Facebook Twitter Blogger

Проголосуйте:

Стихи других поэтов