Мозаика

Серия стихов: Избранное

Время пестрой цыганской толпой
По дорогам Вселенной идет.
Все мелькает, кружится юлой –
Короли и шуты, чёт-нечёт.

Я смотрю в бездну прошлых эпох,
В мешанину событий и стран,
Что мозаикой складывал Бог,
Обнимая людской океан.

В ряд ложатся осколки цветные,
Но мы смотрим слепыми глазами,
Как шедевр творит свой и ныне
Всепрощающий Мастер мозаик.

Мы не видим того, что здесь, рядом.
Это будет потом и не с нами:
Кто-то глянет пронзающим взглядом,
Как в прошедшее смотрим мы сами.

Различит тренированный взгляд
Сквозь раскол между тенью и светом.
И Венеции пышный наряд,
И Аравии знойные ветры.

Нежный профиль в замерзшем окне,
Эльза спрячет стыдливо глаза.
Руны на сыромятном ремне
Будут резать Хенгист и Хорса.

Хан Батый ставит на ночь шатры,
Крики пленных, в крови весь колчан.
Полыхают вдали как костры
Города непокорных славян.

И идут сквозь века легионы,
Там, где кельты расправили плечи.
Дразнит римлян туман Альбиона,
Да шумит новгородское вече.

В дальнем ските, за кромкой озер,
Там, где в сосны вплывает прохлада,
За весь мир, за всенощный простор
Инок просит при свете лампады.

Ветер с севера, ветер свободы,
Осень в небе кружащейся синью.
Молодой Петербург, вестник моды
Пробуждает хмельную Россию.

Утро гасит оплывшую свечку.
Вновь поэт пишет старенькой няне
О заботах, зиме, Черной речке,
Что ему нагадали цыгане.

Забайкальских просторов тоска,
Санный путь, дружный смех декабристов.
Синий вечер, паек, ГубЧеКа,
Тусклый свет и озябшая пристань.

Двое в штатском, в зубах папиросы,
Воронок тормознет у подъезда.
Бьют наотмашь. Этапы, допросы
Колесом завертятся железным.

Дранг нах Остен, солярная гарь,
В снежном ветре расправлены крылья.
Время мчится сквозь свой календарь,
Пилит ржавые цепи Бастилии.

Рубит лес на голландских верфях,
Оседает чаинкою в чашке,
Что несет нежно гейша в руках,
Пьет портвейн в кухне пятиэтажки.

Деревянные идолы – прочь!
Князь над Русью простер крест Христов.
Старой Англии выросла дочь
На плечах темнокожих рабов.

Вот арабский акцент все сильней,
Вверх взмывает в Европе ислам.
Ловит рыбу апостол Андрей,
Петр ходит босой по волнам.

Рёв толпы, бык покажет свой нрав,
И тореро, что ищет – найдет.
В край безмолвия и горьких трав
Моисей свой уводит народ.

На восток, вдаль к святыням седым
Крестоносцев поманит дорога.
На Лютецию, Гамбург и Рим
Льется солнце с полотен Ван Гога.

А на небе – сияющий крест,
Константину живая награда.
Замерзают солдаты СС
В беспощадных степях Сталинграда.

В кабаках пропивают добро,
Не боясь ни чертей, ни стрельцов,
Как разгульно звенит серебро
В кошельках у ростовских купцов!

Иноземцы в торговом ряду,
И блаженный босой и с подковой,
Спят бояре, сквозь окон слюду
Льется тусклое утро Московии.

Время мелет зерно прошлых лет
Сыпет пылью по грешной земле,
Рвется бархат версальских карет,
И смеется над всем Галилей.

Над Днепром, над плацдармами снег
Глушит белым ковром песни пуль.
На сверкающем диком коне
Сквозь столетья летит Беовульф.

Вот Монмартр, подвальчик, шансон,
Кислый запах вина - все на месте.
В пятый раз тот небритый гарсон
О своей мне расскажет невесте.

Жестью бьется фонарь на ветру –
Дирижер петербуржских метелей.
Снова грязный трактир, поутру
Снова холод промокших шинелей.

А сейчас – смех, немытый стакан,
Эй, трактирщик, налей еще водки!
Мне веселый усач-таракан
Подмигнул из-за ржавой решетки.

Ночь метет, вьюга лижет следы.
И не вспомнишь, что вспомнить бы надо.
Но горят золотые щиты
На прогнивших воротах Царь-Града,

Но пылает пожаром Москва,
Черным веером брошены карты.
Как с похмелья болит голова
У прозревшего вдруг Бонапарта.

ДнепроГЭС, Уралмаш, целина,
И грохочут вагоны, но...тише,
Юный Моцарт заснул у окна
В тишине зацветающей вишни.

Клавесин чуть дрожит сквозь орган.
На просторах гравюр и картин,
У причалов уделов и стран
Ветер рвет паруса бригантин.

Разнозвучная пестрая речь,
Дым интриг, слава битв и позор.
Инквизиции огненный меч,
Ренессанса полетный простор.

Все сливается в звездном кружении.
От начала времен до конца
Каждый вздох, каждый взгляд и движение –
Все лежит на ладони Отца.

Все от Бога: пространство, покой,
Звезды, время, закаты, тревоги...
Ночь уставшей цыганской толпой
Спит в повозке у пыльной дороги.

Теги: цепи, шедевр, ряд, время, сосны, песни, костры, край, паруса, бык, осколки, простор, вьюга

В Контакте Liveinternet Мой Мир Facebook Twitter Blogger

Проголосуйте:

Читайте еще стихи


Стихи других поэтов