Гадюкой серою афганская бетонка...

Серия стихов: Цена иллюзий. Посмотреть войне в лицо

Гадюкой серою афганская бетонка
Ползла неспешно сквозь долины и хребты,
Моторы свою песню пели звонко,
Крутили головами я и ты,

Осматриваясь в новом, чуждом мире,
Где нет и не было высоковольтных мачт,
Где каждый чувствовал себя мишенью в тире,
Где нет иных, кроме поставленных, задач...

Дорога то струилась над рекою,
То забиралась вверх, под облака,
Колонна шла, мир был объят покоем,
И думалось, что это на века,

Что нет людей в заснеженной пустыне,
Что горный край безлюден был всегда,
Что только ветры выли тут доныне,
Что спал весь мир до появления солдат.

Молчали горы, не летали птицы,
Безмолвны были скалы, снег и сушь,
Осталась в прошлом и вдали граница,
Здесь были - сто машин и Гиндукуш.

Дороги кольца нас вперед и вверх вели,
Натужно двигатели тягачей гудели,
Вот, наконец, до перевала Мир-Али
Мы дотянули груз наш еле-еле...

Уразумев, что пройден перевал,
Что будет веселее вниз дорога,
Наш командир скомандовал: привал!
И мы, на радостях, расслабились немного,

К столбу на шишке перевала подошли,
Арабской вязью надпись там белела,
И перевод английский – Mir Ali.
Зачем-то столб подвергнут был расстрелу

Еще до нас. Когда войска здесь шли,
Палили, видно, во все стороны ребята,
И столб их тоже чем-то разозлил,
Вот и пустили в дело автоматы.

А мы достали фотоаппараты,
И начали сниматься, как туристы,
Ведь мы ни разу не слыхали пули свиста,
Мы были не бойцы, хоть и солдаты.

Приказ был на движенье скоро дан,
Опять колонна вытянулась коброй,
И ранним утром, солнечным и добрым,
Пришли машины в гарнизон Шинданд.

* * *

Жизнь начиналась новая, с листа.
Не первый раз, казалось, мы в походе,
И в Туркестане все непросто было, вроде,
Но здесь была другая маета...

Здесь - не помыться толком, не поесть,
А главное – во всем неразбериха.
Не сразу поняли, почем такой фунт лиха,
Но быстро поняли – здесь лихо, точно есть.

Вот лихо - встречи с радостным народом,
Который оказался дик и рван,
И многочислен... Наш же "партизан"
Был разномастен, и в семье не без урода.

Короче, стало ясно очень скоро –
Ущерб наносят встречи с населеньем,
Оно крадет, что видит, без сомненья,
Или выменивает у другого вора,

То бишь, обычного советского солдата,
Готового на все, до автомата,
Меняться с каждым местным пареньком.
Кто с азиатами хоть как-то был знаком,

Тот их любовь к любой торговле знает.
Колонна едет – а запаски исчезают.
Пропали пилы, топоры, и молотки,
Зато в карманах у солдат звенят брелки,

Фонарики, духи с запахом роз...
Торговле бойкой не мешал мороз,
И, если у деревни мы стояли,
Колонну словно мухи облепляли

Десятки коробейников таких.
Лишь офицеры отгонять пытались их,
И то не все. Иные отдавали
И честь за вещи...Сами воровали.

Был случай, ящик боевых патронов
Отдал начмед за два магнитофона.
Хотя его за это наказали,
Особого значенья не придали:

Патронов - море, некуда девать,
Что их жалеть – ведь некого стрелять.
И весь советский опыт был за нами,
Когда воров пристойно звали "несунами"...

* * *

Другое лихо заключалось в том,
Что все привыкли к трудной, но работе.
И, ходок через пять, казалось всей пехоте,
Что ей не угрожает здесь ничто.

Привыкли проходить через границу,
Машины загружать и разгружать,
Рубли на деньги местные менять,
Туркмены ли, афганцы – те же лица...

И, пусть ходили о душманах разговоры,
О редких выстрелах, с гор, в сторону машин,
Солдат не верил, что опасны эти горы,
И выполнять команды не спешил...

* * *

Но все иллюзии кончаются когда-то,
За них назначена немалая цена,
И на войне бойцами станут все солдаты.
Все, кроме тех, чья жизнь принесена

В жертву иллюзиям. И в качестве оплаты
За боевое становление солдата...
Жизнь - дань за право посмотреть войне в лицо.
Чужая смерть солдата делает бойцом.

Теги: смерть, жизнь, край, дорога, перевод, дань, деревни, любовь, рубли, духи, дело, груз, пули, солдат, приказ

В Контакте Liveinternet Мой Мир Twitter Blogger

Проголосуйте:

Читайте еще стихи


Стихи других поэтов