Ас-Сафи. Сод. Книга 23. Утверждение (бейты 40,001 – 43,402)

Рейтинг: 0,00 (0)

Серия стихов: Окталогия "Ас-Сафи", в 8 частях, 40 книгах

Ас-Сафи. Сод. Книга 23. Утверждение (бейты 40,001 – 43,402)

As-Safi Octalogy. Sod. Volume IV. Book 23. Statement (Abyat 40,001–43,402)
Imam Shamil (1242 AH — 1287 AH)

Одобрено Председателем исполкома координационного центра мусульман Северного Кавказа и Муфтием Ставропольского края Мухаммадом-хаджи Рахимовым

Ас-Сафи. Книга 23. Утверждение
Книга 23 «Утверждение» окталогии «Ас-Сафи» написана на базе сочинения муфтия Имамата Мухаммада Тахира аль-Карахи «Барикъату с-суюфиль джабалийя фи багъдиль гъазауати ш-Шамилийя», написанного под диктовку самого Имама Шамиля (قدس الله سره الجليل) и переведённого автором на арабский язык

Фи б-тигъои Уаджхи Ллях начинаем — Бисми Ллях…
Al-Bab 104. When we reach the Face of the Creator we begin with His Name
When we reach the Face of the Creator we begin with His Name
… And I a f f i r m by taking up the Verve of Divine Assistance:
Mountains of Southern Pakistan
The secret of the highlanders. Pride of the highlanders
Reflections before a difficult road
11 января 2018 года

Умар
26-й Легион (строфы 7 726–8 034)
завершение

When we reach the Face of the Creator we begin with His Name
Фи б-тигъóи Уáджхи Ллях начинаем — Бисми Ллях…

V ̅ MMDCCXCI / 7 791
Салауáтом мы скакали,
Устали в Пути не зная.
От дороги не устали,
Солнцем в Небе воссияя,
Свет Пророка в сердце бьёт –
Помнит мира весь народ,
Верным что ему остался
И на мир не разменялся.
Про такого — будет сказ…
Шамилём его зовут…
Станы дружно все почтут
Всепочтеньем. Чти, Кавказ…
Фи б-тигъóи Уáджхи Ллях*
Начинаем — Бисми Ллях…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

1-й Мухáррам 1 212 г.х. — 10-е Зуль-Хúдджа 1 287 г.х.

فأقول تمسكا بحبل التوفيق
… And I affirm by taking up the Verve of Divine Assistance:
… И я утверждаю, взявшись за Вервь Божественного Содействия:

Mountains of Southern Pakistan
Горы Южного Пакистана

V ̅ MMDCCXCII / 7 792
Горы в Южном Пакистане –
Шейх Шамуúли нас довёл.
Так знакомы в Индостане,
Инд-река где в частокол.
Это дело обещали,
Хоть про то сейчас сказали,
Чтобы снова навестить
Земли чудные в Пути…
Накъшбандúя доходила
И до этих стран, поверь,
Знает дело это зверь,
Сабли где бессильна сила,
Тарикъáтом здесь дела,
Накъшбандúя привела…
V ̅ MMDCCXCIII / 7 793
С Ведой Пятой мы тягались,
И недолго нам идти,
Даст Аллах, надеждой стались,
Где иншá Аллах в Пути…
Хоть не мы то начинали,
Старшие нас поминали,
Чтобы дело не стояло,
Путь далёкий начинало.
Чтобы Светом прояснить
Как и что почём здесь в мире,
Ни к чему обзор в пунктире,
Чтобы дело углубить:
Коль в Сто Пятьдесят там станет –
Турбулентностью притянет…
V ̅ MMDCCXCIV / 7 794
Нижний Веды то порог.
Всё — в Сто Восемьдесят — стало,
Знает всё Великий Бог
В мире что и как бывало,
По обычаю считали.
В Двести Двадцать планку взяли.
Верхний Веды что предел –
Зверем я к нему летел.
Но — Сто Пятьдесят — в начале,
Чтобы счёт ровней вести,
Числами не подвести,
Хоть и плохо мы считали.
В деле том поможет счёт,
Это критик наш учтёт.
V ̅ MMDCCXCV / 7 795
Мы же — Вставки получили,
Что сначала не учли.
Не сказать чтобы забыли –
Позже в деле том прочли.
Полотно, что Фúкхом встало,
Много бейтов добавляло.
И — Сакрадеми нашлась,
Розой у главы срослась…
Эти бейты посчитаем,
Чтобы дело точно знать,
Турбулентности подать
В деле том мы упрощаем.
В Полтораста перейти –
В Двести Двадцать тем дойти.
V ̅ MMDCCXCVI / 7 796
Математики укор
Уж давно стоит в ушах,
Не был в деле уговор,
Для меня решал — Аллах…
И Его решеньем жил,
В мире зверем, пусть, прослыл.
Ничего. Переживу.
До Пророка доплыву,
Всё иншá Аллáх где снова…
И другого — не дано,
Просто было прочтено,
Где опять у нас основа
Волей Бога, что Велик,
Знал — кто в деле солнцелик…
V ̅ MMDCCXCVII / 7 797
Бейты там и там узнаем,
[Не написаны пока],
Их в итоге посчитаем,
Чтобы знать наверняка.
И, надеюсь, где-то тут –
Полтораста те всплывут.
А пока заполним Стан –
Впереди коль Индостан…
Тюрки раньше здесь бывали –
Всё крушили на пути:
Гунном — Гуптам чтоб уйти.
Позже как Ислам приняли –
Две империи чинили,
Шесть Веков на Инде жили…
V ̅ MMDCCXCVIII / 7 798
Газневиды, Тамерлан
Наступали мощью в мире –
Покоряли Индостан,
Точкой новою в пунктире.
От монголов там отбились,
Что Делийскими прибились
В мир Султанами где, брат, –
Был Делийский Султанат.
Тимурид — Моголом стал,
Что великим вновь считался,
Тем истории достался,
Заполняя весь провал.
Триста тоже правил лет,
Тем Султанам дав ответ.
V ̅ MMDCCXCIX / 7 799
На двоих — Шестьсот, в итоге.
Или более чуть-чуть.
Чтоб утихли демагоги,
Извращающие суть.
Так и так — не угодишь,
Где историй нувориш.
Потому и рассказали
Правду людям, чтобы знали.
А не этот суррогат,
Что — «историей» считают
И себя всё обеляют,
Где колонии обряд.
«Свет» себе они несли,
Жемчугами вклад внесли.
V ̅ MMDCCC / 7 800
В — банки. Что — у них стояли.
Да История права,
Ничего не забывали
В Небе, яркие слова.
Эмигранты прибывают,
Что наплывом наплывают –
Чтобы дедово вернуть,
Вот истории где жуть.
Ничего не могут с этим
Сделать, как и не крутились,
Что — истории забылись,
Что бывали в белом свете?
Зверь же — их не забывал,
Тем и тем про то сказал…
V ̅ MMDCCCI / 7 801
В обе мира стороны.
Иль четыре — как считать.
Что — пред Богом все равны.
Справедливостью узнать
Можно только это дело –
В мире всем что надоела.
Только власти, денег дай –
Вот такой, представьте, «рай».
Если кто-то хочет — сразу
Может он туда идти,
Мне с таким не по пути.
А Японии-Кавказу
Вновь самим решать придётся –
Где-зачем восходит Солнце…
V ̅ MMDCCCII / 7 802
Так что — Счёт: не обессудь.
Да и мне так легче стало
Удержать поводьев суть,
Коли дело прибывало
Не как Вал уже Девятый –
А для мрака в мир расплаты,
Что поделать, был всегда
Лишь чернорабочим, да…
И иного был лишён.
Маршал в штабе размышлял –
А солдат лишь выполнял,
Там и там есть свой Закон.
Бог что людям посылает
И в порядок разделяет…

The secret of the highlanders. Pride of the highlanders
Тайна горцев. Гордость горцев

V ̅ MMDCCCIII / 7 803
Тайна горцев. Гордость горцев.
Мир Ислама содрогнулся
Мощью веры многоборцев –
В Декатлона сталь воткнулся…
Что Гъазú-Мухáммад был,
Дело точно разъяснил:
Шамиля коль кто убьёт –
Сам в Медину и несёт
На Бакъúгъ похоронить…
Первый дело знал Имам,
Именем чьим начинаем,
Уваженьем заливаем,
Что завещано всем нам.
Хамзат-Бéк Вторым там стал,
Шейх Шамиль всё завершал…

Reflections before a difficult road
Размышления перед нелёгкой дорогой

V ̅ MMDCCCIV / 7 804
Мой vacation затянулся,
Что ли? — Не хочу писать…
В лень до боли окунулся,
Мне ли эга лень не знать.
Но — Имам такая Тема,
Где для мрака — вся проблема.
Вся из всех для всех во всём,
Будь я трижды водоём…
Видно, эго потому
Стонет ленью и страдает,
Никуда не деться — знает,
Водоёму моему
Трижды Водоносом быть,
Волей Бога в мир пробить…
V ̅ MMDCCCV / 7 805
В деле есть ещё прорехи –
Фúкх и Сóд чтоб подлатать,
Что не жёлудь иль орехи,
В много Тысяч строк считать.
В Фúкхе будет Полотно,
Неучтённое оно:
В Станы с Бейтом не попало,
Счёт особый полагало.
Сорок Тысяч строк там будет –
Знать, Сто Десять здесь в наличье,
Счёта соблюдать приличье,
Математика разбудит.
Семь Десятков — впереди,
Чтобы Веду обойти.
V ̅ MMDCCCVI / 7 806
Иль — Сто Десять — половина,
Чтобы дело облегчать
В деле этом, коль мужчина,
Далеко ещё шагать…
С Двести Двадцати — в Манáс,
«Абсолюткою» как раз.
Столько же ещё осталось
Нам идти — какая малость…
В Тридцать Месяцев и Три –
Мы в Сто Десять нашагали,
Счёт у дела здесь узнали
И его, [глаза протри…]
Надо вдвое умножать,
Чтоб к Манáсу зашагать…
V ̅ MMDCCCVII / 7 807
Темы сильно утомляли,
В коих был совсем не спец,
И про то уже сказали,
Мечется сомнений герц.
Рифмой тоже мельтешили,
Чтобы критики завыли
Радостью, что зверь — дурак:
Успокоиться никак,
Видно, им не удавалось.
И мустáшрикъа «забывши»,
Коего в Наджúбе «чтивши»
Мы чуть ране. Доставалось?
Мне-то что — ведь Бог-Судья,
От Него моя ладья.
V ̅ MMDCCCVIII / 7 808
В Океан что устремилась
Из пустыни мрака духа,
Ничего не изменилось
Здесь, враждебного кто слуха.
Мне-то что — опять плыву,
Раздирая полову,
Чтобы Розами цвести,
Чтобы миру обрести
Свет-Сакрадеми — что Мэгги…
И прекрасный персонаж
Разгоняет сердца раж,
Чтобы пелось Саншайн-Регги…
Чтобы люди не устали,
Ас-Сафú чтоб дочитали.
V ̅ MMDCCCIX / 7 809
Что ж, амбицией восстал?
Так — со стороны казалось.
Очень сильно зверь устал,
Много позади осталось:
Главы трудные в Пути,
Коих мне не обойти.
Поглядишь — и страх берёт,
Слава Богу, Книга в год
Строки эти заполняла…
Можно далее нам плыть,
Страх с усталостью забыть,
Ритмом духа подгоняла,
Наполняя паруса,
Океана Бирюза…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.

Проникновение Ислама на Кавказ
Penetration of Islam in the Caucasus
Turkic people from the North, Persians and Romans from the South: centuries-old political picture — vector sum in the Caucasus before the arrival of the Arabs
Arabs erase Persia from the world map and pinch Byzantium between Saifa and Shatyia until the era of Harun Rashid and after it
Caliphate and Kaganat: Arabs and Turks — the battle for the Caucasus
300 years of war — the complete destruction of the Kaganat
Babul-Abuab (Door of Doors) — the Dagestan city of Derbent, built by Thu-l-Qarnayan more than 5,000 years ago
22nd year after the Hijra: Suraqa peacefully takes the Bab from Shahrubaraz
Abdurrahman — Caliph’s ‘Amil in the Caucasus and a decade of wars against Khazaria until his death in AH 32
Wars for Derbent
Arab Khazar Wars — 1st Century after the Hijra
Arab Khazar Wars — 2nd Century after the Hijra
Arab Khazar Wars — 3d Century after the Hijra
Islam is entrenched in Dagestan and, as a result of wars and trade, penetrates far to the North right up to the Aces-Bulgars of Karachai in Kuban-river and the Aces-Bulgars of Tatarstan in Volga-river
Between centuries
The end of the 8th Century after the Hijra: the Empire of Turan of Iron Timur in the Caucasus is fighting with Genghisids
The 9th Century after the Hijra: the dominant of the Ottoman Turks and the 2nd wave of Islam in the Caucasus, which is finally fixed as the main religion of almost the entire indigenous population of the North Caucasus — from Karachai in the North to Derbent in Dagestan in the South
Sunni madhhabs: Hanafi and Shafi’i law schools
External and internal / Shari’a and Tariqa: Hanafi-Shafi’i — Naqshbandi-Qadiri-Shazili
AH 1225: a supernova outbreak — Khalid-shah returns the Naqshbandi Tariqat from India to Damascus and receives the exclusive right (idhn khass) to the 3d rabita for the last 500 years from the AH 8th Century
Naqshbandi in the Caucasus
World Geography: Tariqat Naqshbandi from the Prophet through the Arabs Caliphs ‘Ali and Abu Bakr, through the sheikhs of the Arabs and Persians of the former Persia, through the sheikhs of Samarkand-Bukhara of Asia, through the sheikhs of the Mughal Empire of India, through the sheikhs of the Ottoman Empire, the sheikhs of this Spiritual Path to the Caucasus
Тюрки с Севера, персы и ромеи с Юга: многовековая политическая картина — векторная сумма на Кавказе до прихода арабов

V ̅ MMDCCCX / 7 810
Где — политики печать —
Векторами измеряли,
Чтобы легче нам шагать,
Те примеры люди знали.
Снова тройка в деле будет,
Что Кавказа мир остудит —
Эти трое и делили
Земли эти. Говорили
Про арабов мы примерно
То же самое почти,
Это тоже ты учти,
И сравненье правомерно:
Перс-ромеец-хабашит —
Тройка эта там вершит*.
V ̅ MMDCCCXI / 7 811
Тюрки — с Севера давили.
И по-разному их звали:
Где-то скифами их чтили,
Киммерийцами считали
Иль сарматами как раз —
И на юг от них Кавказ.
Почему они не персы,
[Не «арийских» станов «мерсы»],
Мы в Аўтáдах утверждаем* —
Эдда сильно помогла,
Прояснила все дела,
Скандинавским сказом знаем —
Тюрком будет весь народ,
Что на Севере живёт…
V ̅ MMDCCCXII / 7 812
Был алан там, гунн, авар,
Печенег с куманом тоже,
[Половцев Руси отвар
Иль кипчак — то имя всё же].
И булгар, что ас, был там —
Говорили это Вам.
Доминату что вершили,
Коих так легко «забыли».
Что — понятно, «не прижились»,
Всё «не тех они кровей»,
Чтоб «признал» их корифей,
Вот их роли и «забылись».
Мы — напомним, в этот раз,
Где на юг от них Кавказ.
V ̅ MMDCCCXIII / 7 813
А на Юге от Кавказа —
Перс с ромейцем бился смело,
Двух империй в деле фаза,
Что политикой умело
Многое тогда решали.
Если нет — то воевали.
Волнами катили земли,
Картами объёмно внемли.
«Отжимали» друг у друга —
Что сейчас Азербайджан,
И Армении там стан,
Грузия того же круга.
Или — тюрки доходили,
Данью вслед войне склонили.

Арабы стирают Персию с карты мира и зажимают Византию между Сáифа и Шáтыя вплоть до эпохи Харуна Рашида и после неё

V ̅ MMDCCCXIV / 7 814
Да порядки — изменились:
Всё араб там сокрушал.
Персии тогда лишились,
Халифата что навал,
Ясно дело, не стерпела –
Воля Бога так хотела,
За Пророка отомстили,
Вам про это говорили.
Византийцев сотрясали:
Летом — в Сáифа война,
Шáтыя — зимой сильна,
Жить спокойно не давали.
Двести с лишним Лет там шёл
Бой, историк как привёл.
V ̅ MMDCCCXV / 7 815
И — потом покоя нету.
Тюрки в деле подсобили,
Вспоможением ответу,
Чтобы люди не забыли:
За Ромею воевали,
Что хазарами прозвали.
Ас-булгар — с Дуная бьёт
И на помощь к ним придёт.
Не одних ромей заслуга,
От араба что отбились –
Тюрки в деле пригодились,
Не «арийского» хоть круга.
Чтоб «историк» не забыл –
Я опять здесь повторил…

Халифат и Каганат: арабы и тюрки — битва за Кавказ

V ̅ MMDCCCXVI / 7 816
Здесь — хазары лютовали…
Равных в деле нету им.
Хоть и гуннов в мире знали,
Прямо это говорим.
Вслед тюркютов Каганата –
Здесь Хазария, ребята,
Непомерно что сильна,
Вот такие времена.
Чтоб в их земли углубиться –
Речь такая не идёт,
И Шахрубараз не ждёт
Той войны, чтоб проясниться:
За Дербент что отвечал,
Мощь хазаров в мире знал.
V ̅ MMDCCCXVII / 7 817
Как хазары вырезали,
[Взять хотя б Тифлис не раз] –
Летописи древних знали,
Знал что под луной Кавказ.
До Дуная всех склонили,
Данью вечной обложили.
Тут — араб. Их не боится –
В степи чтобы углубиться…
И Шахрубараз — не верит.
Но пойдёт Абдурахман
В Сотни Две фарсахов стан,
Ибну что Касúр проверит:
Много раз войной ходил,
Что Абдурахманом был…

300 лет войн — полное уничтожение Каганата

V ̅ MMDCCCXVIII / 7 818
В — пике мощи — две державы,
Чтобы слаще воевать,
Силой в этом мире правы,
Справедливость признавать…
Халифат — воюет в мире
Точкой многою в пунктире:
Есть Севилья и Мултан,
Запад и Восток где дан –
Пакистан и Пиренеи…
Лишь араб воюет так,
С Богом что шагает в знак,
Мастера такой затеи.
Но — на Север не прошли,
Этот мы нюанс учли.
V ̅ MMDCCCXIX / 7 819
До Китая дошагали,
Взяв китайский град Кашгар.
И Кабул они уж взяли –
Тюрки выдержат удар.
Что — булгары в основном,
Говорили мы о том.
[Не аланы и хазаре,
Иранистами в разгаре].
Долго бил араб, нещадно
И — разрушил Каганат,
Так случилось в мире, брат,
Чтобы было неповадно.
Святослав потом добил,
Вам про это говорил.

Бáб уль-Абуáб (Дверь Дверей) — дагестанский город Дербент, построенный Зулкъарнáем более 5 000 лет назад

V ̅ MMDCCCXX / 7 820
Положение — завидно:
Стратегический объект,
Картами где сразу видно,
Чтоб усилился respect.
Через горы — не пройти,
Перевальные пути,
Хоть купцы и так ходили,
Шёлковым путём пробили.
Только армия с конями –
По горам тем не пройдёт,
Карачая конь взойдёт
На Эльбрус, и знаем с Вами.
Остальные — не пройдут.
Тем Дербент доселе чтут.
V ̅ MMDCCCXXI / 7 821
Дверь Дверей — не зря назвали,
Здесь арабу вновь видней,
В мире столько воевали,
Утомили уж коней,
Что — не хуже карачайских,
Далеки хоть все от райских.
Будто, райских я видал,
Так про дело то сказал…
Всё с Дербента начиналось –
Коль на Север уж идти,
Нет короче там пути,
Картой ясно прояснялось:
Если Каспием — до Волги,
Где Дербентом путь недолгий.
V ̅ MMDCCCXXII / 7 822
Если в Крым — и Закавказье
В этом деле подойдёт,
Соблюдать многообразье,
Не одной тропой идёт
Люд подлунный в этом мире,
Точкой чтобы знать в пунктире.
Так и так пути там есть –
Но Дербенту в деле честь.
И не зря ведь Зулкъарнáй
Город этот заложил,
Целиком что покорил
Мир земной, и это знай.
Града слава тем гремит,
Может быть, младой пиит…
V ̅ MMDCCCXXIII / 7 823
И с тех пор тот Град — особый,
Так и сяк, как не крути,
Чтобы это знали снобы,
Чтобы впредь не обойти.
Битва за него была,
Что понятные дела,
И не раз, не два, не три
В Град арабам тем войти.
Что обычным делом стало,
Мы про это говорили,
Кодекс той войны раскрыли,
Где Пророком в мир Забрало:
Бог ему так повелел,
Той войны устав поспел.

22-й Год Хиджры: Сурáкъа миром берёт Баб у Шахрубараза

V ̅ MMDCCCXXIV / 7 824
Мощь державы — нарастает,
Халифатом что зовётся.
Всякий в мире это знает,
И считаться всем придётся.
Пару лет тому назад –
В Византию грянут, брат,
В ту империю вторгаясь,
Каждый год там углубляясь
До Босфора так дойдут.
А пока — на Север тоже
Углубиться будет гоже,
И Дербент в пути найдут.
Миром город им отдали,
Книги так про то сказали.

Абдурахман — Гъáмиль Халифа на Кавказе и десятилетие войн против Хазарии до его смерти в 32-м Году Хиджры

V ̅ MMDCCCXXV / 7 825
Вслед Сурáкъа умирает.
Гъáмилем — Абдурахман,
Что Умар и утверждает,
Разгоняя караван.
И с хазарами он бьётся
Первым в деле, так придётся.
И успешно воевал,
Раньше Вам про то сказал,
Пусть, Наджúбом предыдущим,
Здесь всё вкратце говорим,
Литераций херувим
Ни к чему ныне живущим.
Всё мазками проясняем,
Дело снова упрощаем.
V ̅ MMDCCCXXVI / 7 826
А по версии второй –
Дольше жил Абдурахман,
Где Мугъáуии порой
Взят историками стан.
Так и так — одно начало,
Риуаятами блистало.
Не сказать арабы чтобы
Той истории как снобы –
Дело, что ли, не ценили?
Так от мира отреклись,
Войнами до Рая ввысь,
Что и летопись забыли?
Бог вершил Свои дела,
Книга нас не подвела…
V ̅ MMDCCCXXVII / 7 827
Как бы ни было — война,
И её мы осветили,
Чуть повыше сторона,
Что Наджúбом выше вбили.
В Двести он вошёл Фарсáхов,
В изумленье мира ахов,
Минимум идёт в Шестьсот
Километров там поход.
Или — может, Тыща Двести,
Есть подход фарсах считать,
По-иному умножать,
Что ужасные, «прям», вести –
Сколько ж вглубь он мог войти,
С Беленджера коль идти?..
V ̅ MMDCCCXXVIII / 7 828
Бог с ним, сколько б ни прошёл.
Так в Хазарию — не ходят.
Вот такой араб орёл,
В мире лишь таких находят.
Был поход такой не раз,
Книга говорит, Кавказ,
Вглубь Хазарии — ну, что ж,
Был войной араб хорош.
Тюрки позже, всё ж, очнулись –
И на равных там война,
Бьётся тюрков сторона,
Что войною приглянулись
Миру. Мир про это знал,
Гуннов часто вспоминал…

Войны за Дербент

V ̅ MMDCCCXXIX / 7 829
Шейх Чиркейский* говорит,
Дело Бáба проясняет,
Чтобы знал младой пиит
И другой не забывает…
Дагестан — перед Аллахом –
Мраку станет в мире крахом:
В Ночь Мигърáдж глядел Пророк –
Разглядеть страну он смог,
«Райскою землёй» назвал
Джабраúл Дербента край,
Что — аль-Бáб, не забывай,
И награду обещал
Для шахидов во сто крат –
Тем пойдут на газават…
V ̅ MMDCCCXXX / 7 830
Книга ясно говорила.
Вот такие пироги,
Где аль-Бáба в мире сила,
Иль Дербентом помоги.
Вот арабы и хотели
Здесь погибнуть — преуспели,
Воздаянье получить
Во сто крат чтоб лучше быть…
Храбрецы с сердцами львов
Долго очень добирались,
В Четверть Века задержались
Иль чуть меньше. Был таков
План Аллаха, знать, в миру.
Что ж — продолжили Игру…
V ̅ MMDCCCXXXI / 7 831
И в эпоху Халифата,
Где Умар правитель наш,
На Кавказ придут, ребята,
Взять себе под карандаш.
Как начало дела было –
Аль-Бидáя говорила,
В Год что был Двадцать Второй
Хúджры счётом под луной.
Ну а дальше — шейх Саид,
Что святой и дагестанец,
Накъшбандúи в мир посланец,
Дело это прояснит.
В Год Сороковой Хиджры –
Или позже той поры…
V ̅ MMDCCCXXXII / 7 832
За Дербент опять война.
Полк один всего арабов –
Вот такая сторона
Техники в бою прорабов.
Там — Два Фронта притащили –
В Триста Тысяч, говорили
Книги, воинов хазар
Притащил в войны разгар.
Здесь — Четыре Тыщи было.
Вот такой приоритет,
В мире где авторитет
И неверия могила.
Двадцать Тысяч — в Первый День
Погибает, тюркам в тень.
V ̅ MMDCCCXXXIII / 7 833
Тридцать Тысяч — в День Второй.
Математики основы
Не поймут всего, порой,
Числами придут оковы,
Коих в деле избежали –
Так арабы побеждали…
Войско в страхе разбежалось,
Спесь хазаров не осталась,
Отступил и сам каган.
Так арабы побеждают
И шахидами теряют
Многих, в Рая Караван…
В Год что Шестьдесят Четвёртый –
Вновь войне полно работы.
V ̅ MMDCCCXXXIV / 7 834
Мýслим Град опять берёт,
Хитростью на этот раз,
Вновь присягу принесёт
Там аль-Баб, чтоб знал Кавказ.
Вера в сердце не окрепла –
Оттого войны той пекло.
В Сотый Год — опять война,
Где аль-Бáба сторона.
И хазар опять разбили,
И бежал правитель их,
Вот такой нелестный стих
Пантюркисты не ценили.
Зверь же — Правду говорил,
Кто бы где каким не был.

Арабо-хазарские войны — 1-й Век Хиджры

V ̅ MMDCCCXXXV / 7 835
Мы про это говорили
В том Наджúбе, был что ране*,
Чтобы люди не забыли,
Чтобы знали мусульмане.
И тюрколог чтобы знал,
Как араб здесь воевал –
Как Хазарию крушил.
В мире не находят сил,
Чтобы тюрков обуздать –
Где булгары воевали,
Áсов род у них мы знали,
Коль Аўтады почитать.
В Сто Семнадцать Год Хиджры
Мы дошли, до той поры…

Арабо-хазарские войны — 2-й Век Хиджры

V ̅ MMDCCCXXXVI / 7 836
Как — Ал-Лáн — Ал-Ланом стал
Это тоже говорили,
Был там Áссии портал,
Станы выше уделили*.
В Сто Семнадцатый там Год
Вновь араб джихад ведёт…
Веру люди принимают –
Так ибну Касúра знают.
И о том уже сказали
Мы в Наджúбе предыдущем,
Не сказать чтоб отстающим,
Коими нас все считали.
Так Ислам и закреплялся,
Чтоб мустáшрикъ удивлялся…
V ̅ MMDCCCXXXVII / 7 837
И до этого был бой,
В Сто Пятнадцатый что Год
Хúджры, счётом под луной,
Вновь араб с войной придёт.
Вновь в Дербент они вступают,
Крови меньше проливают –
Что ж, сопротивленья нет,
Меньше станет в мире бед.
Потихоньку привыкает
К вере новой весь Кавказ,
Пусть, не в день и не за раз,
Хоть и войнами брыкает.
Хúджры Год уже Двухсотый
Набирает обороты…
V ̅ MMDCCCXXXVIII / 7 838
Абу Мýслим на Кавказ
Через Индию добрался,
Вот такой войны там сказ –
И слонами укреплялся.
В Третий Год, где Век иной
В Дагестан пойдут войной.
Всю равнину захватили,
Горы тоже наши были –
Укрепился Шариат…
Хоть война не прекращалась,
Всё Хазария сражалась,
Скоро что исчезнет, брат:
И на карте — не найдёшь,
Как бы ни был ты хорош.
V ̅ MMDCCCXXXIX / 7 839
Всё за спесь расплатой будет
И за гордость тех «божков»,
Бог такого не забудет,
С гордецом всегда суров:
В унижение воткнёт.
Лишь такой ответ. Что — тот…
Вот хазары «доигрались»,
В униженьи растворялись.
Словно — мир таких не знал,
Вот такое удивленье,
Не черничное варенье,
Где для гордости причал.
Что ж, таких совсем не жаль,
Станет сталью сердца сталь.

Арабо-хазарские войны — 3-й Век Хиджры

V ̅ MMDCCCXL / 7 840
В Прошлый Век один рассказ
Мы из вида упустили,
Сокрушал хазар Кавказ –
И в Армению ходили,
Где арабам доставалось –
Много пленными там сталось
И убитыми, считай,
И хазар не забывай.
Что не носом воду пьют,
Не они хотя воюют,
Всё булгарами гарцуют,
Говорили это тут.
В Год — Сто Восемьдесят Третий,
Хúджрой коли счёт планете.
V ̅ MMDCCCXLI / 7 841
Помощь позже подоспела,
И хазар назад прогнали,
Что войне — обычно дело,
Пацифисты коль не знали.
В Год Сто Сорок что Седьмой –
Из Хорезма будет бой,
Вновь в Армению вторженье,
Миру всё на удивленье,
И Тифлис они возьмут,
Силы там мы собирали,
Боя дальше ожидали –
Хорезмийцы же уйдут.
Что ж, тем лучше. Был набег
То простой, что ль, человек?..
V ̅ MMDCCCXLII / 7 842
Две империи — слабеют…
Прямо надо Вам сказать.
Это в мире разумеют,
Славы властной где печать.
Никуда и им не деться,
Надо биться и вертеться.
В Третий Век войны меж ними
Не видать перекладными,
Раньше бурной как была.
Их — со всех сторон кусают,
Смуты мира дело знают,
Вот таки у них дела.
Дело было на излёте
В энтропиевой работе.
V ̅ MMDCCCXLIII / 7 843
Был — Бугъá, что воевал
За арабов, как не странно.
Видимо, Ислам принял,
Чтобы не сказать пространно.
«Бык» то слово означало,
Тюркских языков немало
Могут это подтвердить,
Значит — тюрком ему быть.
Он — Абу Мусá ат-Тýрки
Аль-Бидáя говорит,
Это дело подтвердит
Не ведром стальным к мисюрке.
Что ж, коннект у них пошёл…
Тюрком Халифат обрёл.
V ̅ MMDCCCXLIV / 7 844
В Двести Двадцать Пятый Год
Первый раз его мы видим,
В Аль-Бидáя счёт придёт,
Счётом числа не обидим.
Называют — аль-Кабúр,
Пишет так ибнý Касúр.
«Старший» или же «большой»
По-арабски, что другой
Был язык, не тюрков, всё же…
Полководцем утвердился
И арабам пригодился,
И про то расскажем тоже*.
Стал удачно воевать
И восстанья подавлять.
V ̅ MMDCCCXLV / 7 845
Так разбил Банý Салúм,
Что с Мединой воевали,
Путник ими нелюбим,
И дороги обобрали.
В Двести что Тридцатый Год
Племя это разобьёт.
Пару Лет — идёт в Ямáма,
Это тоже скажем прямо.
Вновь причина там такая –
Племя смуту разжигало,
Грабило и убивало
С горкой, что повыше края.
Этих тоже он разбил,
Что историк оценил.
V ̅ MMDCCCXLVI / 7 846
В Двести Тридцать Год Четвёртый
В плане был Азербайджан,
Где восстания заботы
Разгоняет ураган.
Там всё тоже подавил,
Знать, незаменимым слыл.
Позже — он Тифлис сожжёт,
Много там людей убьёт,
Что в полсотни тысяч стало…
За наместника так мстили,
Что в Армении убили,
Потому так жертв немало:
Был Юсýф тогда убит –
За него Бугъá и мстит…
V ̅ MMDCCCXLVII / 7 847
В — Двести Тридцать Год Восьмой.
Всю округу там сметает,
Не жалеет их войной,
Страх в сердца людей вселяет.
До хазар он не добрался,
Хоть своих и не боялся.
Мало кто в Кавказа эти
Степи шёл войной на свете.
Чтоб зайти — и не вернуться,
Как за скифами гонялись,
[Тюрками у нас считались].
Да арабу увернуться
Чтоб от смерти всё не всласть –
Духа вечного там власть.

Ислам закрепляется в Дагестане и в результате войн и торговли проникает далеко на Север вплоть до асов-булгар Карачая на Кубани и асов-булгар Татарии на Волге

V ̅ MMDCCCXLVIII / 7 848
Ну и что? Война — войной.
Лишь бы вера процветала.
Той шагал араб страной
В мире мрака, бил немало.
Чтоб Ислам в миру донесть –
Только этим станет Честь.
Не страну чтоб обустроить
Иль налогом что пристроить,
Чтоб «доить» или «сосать»,
Как колониям привычно,
Дело стало то обычно,
Чтобы про него писать.
Эти — смерти лишь желали,
Лик Аллаха увидали…
V ̅ MMDCCCXLIX / 7 849
Средства в деле хороши
Этом, посчитай, любые,
Коли делал от души,
А не — сыром, как иные…
Шаг за шагом, день за днём –
Шёл Ислам своим путём.
Если где-то укрепился –
То назад не оступился.
Удивительный perfect…
Совершенство, знай, такое,
Не подходит там любое,
Потому и наш respect
Той религии Аллаха,
Где для мрака вечна плаха…
V ̅ MMDCCCL / 7 850
Потихоньку закреплялись,
В Мекке — так же дело было,
В Хúджру тем переселялись,
Стало это сердцу мило.
В Индонезию купец
Дин завёз, вот молодец.
Вся страна там — приняла,
Вот такие в мир дела.
Тот купец хоть торговал –
Не обманет, все в восторге,
Жадина у мрака в «морге»,
Ложью в мире что стяжал.
Чистым сердцем — мига хватит,
Свет такому на расхвате…

Междувековье

V ̅ MMDCCCLI / 7 851
Аббасиды, Омейяды
Ветку ту — не удержали…
Хоть и были бы мы рады –
Мира всё деньгу стяжали.
Потому — и не Халифы,
Лексикой во слове рифы.
А — Мулюк, что в мир «цари»,
Что не в дух богатыри.
Все — абáтыра — надменны*,
Шейх Кафтáру как сказал,
Просто дело описал,
Не константой «переменны».
Миром — что переменил,
Устоять не хватит сил…
V ̅ MMDCCCLII / 7 852
В мире — нету их богаче,
Роскошью бьют через край,
Не в богатой с мира сдаче –
Безграничным златом свай.
Триллионы кочевали,
Коли долларом считали,
[Чтобы читатель посчитал,
Если числа уважал],
И — Десятками там счёт…
Вот богатство и — сломило,
В мире златом всем могила,
Запросто народ идёт.
Те ж — стаканом воду пили,
Смерть вот так легко почтили…
V ̅ MMDCCCLIII / 7 853
Те — кто Праведным нам был
И Халифом назывался,
Чтоб читатель не забыл.
Счастлив кто — на них равнялся.
Нету в мире — ничего,
Даже — менее того.
Хоть дурманит и пьянит,
Знай хотя б, младой пиит…
… За Кавказ идёт борьба,
Как всегда и в век любой,
Не проходят стороной,
Пусть, цари, пусть, голытьба.
Долго будут в мире биться,
Чтоб могилой укрепиться.
V ̅ MMDCCCLIV / 7 854
Здесь Ислам уже прижился –
Хоть не сразу, не везде.
План Аллаха воплотился,
В наставление тебе,
Да и мне, хоть зверь косматый,
Нипочём, пусть, вал девятый,
Коли Боже упростил,
Дело Сваями забил…
Предыстория — важна,
Чтоб Имама нам понять,
Понимания печать
В деле том опять нужна.
Увертюрой начинала
В мир симфония немало…

Конец 8-го Века Хиджры: империя Туран Железного Тимура на Кавказе воюет с чингизидами

V ̅ MMDCCCLV / 7 855
Он — Ислам распространял.
Вот за это — не любили.
Мир почти завоевал,
Римом в мире что почтили.
Он — один. Они — гурьбой,
А в «гектарах» счёт иной.
Что — почти один и тот.
Потому «молчит» народ.
Никуда ему не деться,
Слишком был авторитет
Там большой во гром побед,
Чтобы просто отвертеться.
Тут «ещё» Ислам «опять»,
Чтоб мустáшрикъа смущать…

9-й Век Хиджры: доминанта тюрков-османов и 2-я волна Ислама на Кавказе, который окончательно закрепляется как основная религия почти всего коренного населения Северного Кавказа — от Карачая на Севере до Дербента в Дагестане на Юге

V ̅ MMDCCCLVI / 7 856
Эти — тоже преуспели.
И араба подменили.
Пол-Европы одолели,
Чтобы книги не забыли.
И «опять» «везде» Ислам,
Не мешает что лишь нам.
И арабам не по нраву,
В ксенофобии дубраву.
Мрак расизмом подцепил,
Нацией в разлад пришёлся,
Чтоб Ислам не разошёлся,
Только — Свет не оценил.
Бога любящих везде –
Много, так скажу тебе…

Суннитские мазхабы: школы юриспруденции Ханафи и Шафигъи

V ̅ MMDCCCLVII / 7 857
Где араб — там Шафигъú,
Коли воин дошагал.
Если турки — Ханафú.
Всё нещадно упрощал
Я опять для пользы дела,
Если Небо так хотело.
Было всё примерно так
На Кавказе, что с пятак,
Если картой мировой
В суть у дела углубиться,
Зверь желает упроститься
В этой битве непростой.
Чтоб скелетом начинать,
Мышцы вслед другим воздать.

Внешнее и внутреннее / Шариат и Тарикъат: Ханафи-Шафигъи — Накъшбанди-Къадири-Шазили

V ̅ MMDCCCLVIII / 7 858
Схематично и обзорно
Мы рассказ опять ведём,
Не сказать чтоб иллюзорно,
Хоть и малый водоём.
Проясненья с дополненьем –
В мире редким исключеньем,
Делал всё я, как могу,
Пусть, на этом берегу.
Тема — сложная стоит,
Что сейчас народ отвергнет
И себя в пучину ввергнет,
Ну и жизнь там… C’est La Vie?..
Мы же — прямо говорили,
Тарикъáтом расчертили…
V ̅ MMDCCCLIX / 7 859
Хоть и часто говорим
В разных Главах это мы,
Суть по делу процедим,
Снова отцедить вольны.
Небо крутит карандаш,
Не приходит баш на баш.
Снова тюрков поговорка,
Не проходит отговорка…
Этот мир — дуалистичен,
Больше — нечего сказать,
Умному легко понять,
Разум лишь реалистичен…
Если нет его — увы,
Не поможет C’est La Vie.
V ̅ MMDCCCLX / 7 860
Или — гордость в страсть заела,
Завистью сметает вдруг.
Ну, кому какое дело,
Коли в Ад идёт не друг?
Со Святым кто враждовал –
Прямо Бог всем обещал*
Воевать с таким нещадно,
Чтоб другому неповадно.
С Богом биться, что ль, решили,
Отвергая Тарикъáт?
В мире нонче суррогат,
Коим всё и заменили –
«Современный» что «ислам»,
Говорили это Вам.
V ̅ MMDCCCLXI / 7 861
Мы — с дедами остаёмся,
Тарикъáтом что и жили,
За Пророком вслед пробьёмся,
Пусть, нас в мире не ценили.
Что, Али или Хусейна
«Заценили» воды Рейна?
Дескать, «мýслимы» убьют
Этих и других? Не тут.
Род Пророк свой завещал.
Мусульмане помнят это?
Или вдалеке от Света?
В Хýме* ясно всем сказал.
И убьют Пророка внука –
Адом вечности наука.
V ̅ MMDCCCLXII / 7 862
Накъшбандúи тоже шейх,
Кстати, был Хусейн-внук.
Содрогнулся мрака рейх,
До сих пор идёт тот звук…
В Первой Сúльсиле — был Третий,
Знаю взрослые и дети,
Вслед Пророку и Али,
Чтобы люди знать могли…
… Дух и тело — вместе жили,
Дух в том деле был главней –
Тарикъáт и корифей.
Тело тоже не забыли –
Шариатом шёл расклад,
Где Квартет мазхáбов, брат.
V ̅ MMDCCCLXIII / 7 863
Два из них — есть на Кавказе:
Ханафú и Шафигъú.
Тарикъáтами по фазе
[Коих много, C’est La Vie]
Трио выше то прижилось,
Как об этом говорилось.
[Сейфуллá-шейх находил
Тарикъáтов, в меру сил –
Двадцать Шесть*, как мы слыхали…]
Упрощением расклада
Зверь шагает всё, ребята,
С Неба разнарядку дали.
Чтоб дела я упрощал
И скелет пока сбивал.

1 225-й Год Хиджры: вспышка сверхновой — Халид-Шах возвращает Накъшбандийский Тарикъáт из Индии в Дамаск и получает исключительное право (изн хасс) на рабиту 3-м за последние 500 лет с 8-го Века Хиджры

V ̅ MMDCCCLXIV / 7 864
В Третьей Сúльсиле — Тридцатый,
Так привычней всем считать.
Мраку все раздал заплаты,
Чтоб тому не забывать.
Шах-Накъшбáнд нам был такой,
Что — особенный герой.
Разрешенье то имел,
Был колчаном Бога Стрел.
Был ещё Имам Раббáни,
Вслед шейх Хáлид появился,
Третьим там он утвердился,
В избранности караване.
Так сверхновая взошла,
Шамиля легко нашла.
V ̅ MMDCCCLXV / 7 865
Исмаил Курдумерú –
Приближённейший мурúд,
Что святой был сам, учти,
Знай дела, младой пиит.
Шейха Хáлида дела
На Кавказе привела
Исмаила ветка, знаю,
И легко всех посчитаю:
Хас-Мухáммад получил,
Следом Мухаммáд Ярагский
Получил подарок царский,
Шейх Джамалуддин раскрыл
Нам Имама Шамиля,
Чтобы помнила земля…
V ̅ MMDCCCLXVI / 7 866
Снова дело упрощаю,
Чтобы проще разговор,
Ничего не забываю,
Как был с Богом уговор.
Чтобы люди это знали –
И святых всех почитали,
Бога милость там пребудет,
С именем святого будет.
Тридцать Пятым стал Шамиль
В списке Третьем, как сказали,
Сúльсилею в мире звали,
Что — Особый Бога Стиль.
И святой там был особый,
Сверхособенной что пробы…
V ̅ MMDCCCLXVII / 7 867
Накъшбандúя — редкий дар,
И не всем она даётся,
Мраку всех больней удар,
И боец такой найдётся
Здесь Имамом Шамилём –
Что редчайший космодром…
И задачи там стояли,
Никому что не давали.
Потому и почитаем,
Потому попал в Бакъúгъ,
Где реальности таўкъúгъ*…
Хоть и ничего не знаем.
Рыбка что прибрежна знает
Океан каким бывает?..

Накъшбанди на Кавказе

V ̅ MMDCCCLXVIII / 7 868
Был Имам Шамиль — из них.
Разрешенья получил
Трижды, славой в мире Стих,
Накъшбандийским шейхом был.
Исмаил Курдумери
Изн дал ему — бери.
Шейх Ярагский Мухаммад
Тоже úзну дал там, брат.
Славный шейх Джамалуддин
Третьим в этом списке будет,
С ними святость вся пребудет,
Списком славным из Мужчин.
Разрешенья Три имел
Шейх Шамиль и — преуспел…

Мировая География: Тарикъáт Накъшбанди от Пророка через арабов Халифов Али и Абу Бакра, через шейхов арабов и персов бывшей Персии, через шейхов Самарканда-Бухары Азии, через шейхов Индии империи Моголов, через шейхов Шáма империи Османов — шейхами этого Духовного Пути на Кавказе вплоть до сегодняшних дней 15-го Века Хиджры

V ̅ MMDCCCLXIX / 7 869
География у мира –
Тарикъáтом, знай, сильна.
Чтобы это знал придира,
Чтобы помнила страна…
Как и что когда бывало –
Всё истории начало,
Книга тоже всё учтёт
И поправочку внесёт.
Чтобы мы — не забывали,
Если лень нас одолела
Или грустью станет дело,
Чтобы дело это знали.
Проясняется картина
Для мужчин, коли мужчина.
V ̅ MMDCCCLXX / 7 870
Главный там Конгресс мужчин,
Что — Мужами — в мир зовётся,
В мир лихой что из Годин,
Накъшбандúя здесь берётся
За Основу всех основ,
Бога счёт рабам таков.
Мать Путей и их начало,
Что особое Забрало.
Самый Путь короткий к Богу,
И короче — не сыскать,
Такова его Печать,
Коли вызвался в дорогу.
Потому и расписали,
Географию признали.
V ̅ MMDCCCLXXI / 7 871
Всё — для общих представлений,
Чтобы прояснить картину,
Усиленьем впечатлений,
Коли духа господину
Надо эго ущемлять,
В Битве Духа убивать,
Double M мы называли,
Сóдом термин закрепляли.
Эго — главный враг наш был,
Остального зверь не видит,
Эго только и обидит,
Не жалеет в деле сил.
Остальных врагов добьёт
В деле остальной народ.
V ̅ MMDCCCLXXII / 7 872
Сúльсиля была известна –
Всё в Султанах рассказали
В мире нашем повсеместно,
Никого не забывали.
Если рифмою не жил –
Указатель посетил.
Прозой там опять найдётся,
Именами в мир пробьётся.
Три Цепочки в деле было.
От Али — там Две идёт,
Человек легко поймёт,
Если разумом вся сила.
Третья — Абу Бакром стала,
Книга дело проясняла.
V ̅ MMDCCCLXXIII / 7 873
Имена те надо знать
Нам, хотя б, для баракáта,
А не «сказками» считать –
В День Суда найдёт расплата
Всякого без исключенья.
Коли наварил варенья –
То варенье находило,
Справедливость посетила.
Те Великие Мужи –
Бога в мире, знай, Опоры.
И приятны разговоры,
Потому и расскажи.
Ждёт особый нас Наджúб,
Даст Аллах, и ждёт Гъарúб…

1 180-й Год Хиджры — последняя Отсечка Времени
AH 1180 — last cutoff of time
What year is the solar calendar? — 1778 year. Why is As-Safi based on this date? ..
The Last Cutoff of Time — Before What? ..
After the departure of our Prophet to God, the affairs of this world again went downhill — as was originally conceived by Allah
Entropy in the world
The purpose of this God-damned world for testing people with its regime of absolute self-destruction to the End of the World
Countdown in the last Three Centuries before the arrival of Imam Mahdi, a descendant of the Prophet, and the return from heaven of the living Prophet Jesus — to destroy Dajjal-Antichrist
Change in the vector sum in the Caucasus — the emergence of the Russian Empire, a powerful superpower towards the End of the World
Ruriks and Romanovs: more than a thousand years of history and the beginning of the expansion and conquest of the new geopolitical dominant of the world
The battle of Russians and Ottoman Turks for complete hegemony throughout the Caucasus
Why is Ulyanov-Lenin in his telegram to the Caucasus dated April 20, 1920, at the height of the civil war, being the head of the USSR and the assignee of Russia, “once again asks to act carefully and be sure to show maximum goodwill towards Muslims, especially when entering Dagestan … About the case report more accurately and more often» ?
Why do Muslims throughout the Caucasus need to stay with Russia?
But: the history of the war of Imam Shamil with Russia — you need to know, and not be afraid — so that there are no speculation
Какой это год солнечного летоисчисления? — 1778 год. Почему Ас-Сафú опирается на эту дату?..

V ̅ MMDCCCLXXIV / 7 874
Вслед за ним — не та эпоха…
Время повернулось вспять,
Понял чтоб большой и кроха –
Дня Суда нам ожидать:
Мир, вконец, перевернулся…
Следом в Год что обернулся –
Лучше впредь сидеть в пещере,
Проще скажем на примере.
Удалиться всем от мира
И детей уж не иметь,
Не попасть под их чтоб плеть
Ядовитостью мундира,
Детки вслед что надевают…
Всё реально подтверждают.
V ̅ MMDCCCLXXV / 7 875
Следующий Год коль взять,
Вслед за этим что бывает,
Солнцем дело посчитать,
Календарь где помогает –
Тысяча Семьсот там Лет,
Семьдесят и Восемь в свет…
С той поры — пора другая,
Солнцем иль луной до края…
Так — в Хадúсе говорилось,
Шейх Саид что приводил,
Вам о нём я говорил,
И Пророчество то сбылось.
Просто погляди вокруг –
Всё поймёшь легко, мой друг…

Последняя Отсечка Времени — перед чем?..

V ̅ MMDCCCLXXVI / 7 876
Шёл — Седьмой Десяток Лет –
Как Имам наш появился,
Той Отсечке Счёта вслед,
Мир подлунный изменился…
И — обратный то отсчёт
К Дню Суда, чтоб знал народ.
Энтропия лютовала,
Мир подлунный сокрушала
Беспорядками, войной,
Препирательством со старшим,
С чем уже не сваришь каши
В этом мире под луной.
Технология шагает,
Очень скоро мир узнает.
V ̅ MMDCCCLXXVII / 7 877
Изменяется расклад,
Порох с пушками стреляют,
На земле начнётся ад,
Люди хоть пока не знают.
Дети с матерью воюют,
Где отцы не забалуют.
Всё летит в тартарары
В завершение игры.
Мир, со дня что сотворён,
В жизнь такого не видал,
Мрака в мире был завал,
Что нечестия закон
Бьётся в нас и сокрушает,
Лишь глупец не понимает…

После ухода нашего Пророка к Богу дела этого мира снова пошли под гору — как и было изначально задумано Аллахом

V ̅ MMDCCCLXXVIII / 7 878
Энтропию он сдержал,
Что Особенный Пророк,
Как Аллах и предписал,
Сделал нам — что только смог.
Жизнь ему хоть обещали
Вечную, как нам сказали,
[Шейх Шамуúли говорил,
Коль Къаляид посетил],
Выбрал — вечный мир Тахá…
Энтропии не пеняя,
Ничего не забывая,
Ведь другая здесь соха,
Пашет что и сеет вновь –
Всё Аллаха в мир Любовь…

Энтропия в мире, брат…

V ̅ MMDCCCLXXIX / 7 879
Энтропия — разрушает,
У неё свои права.
Это каждый физик знает,
Треском станет голова.
Ведь её — не удержать,
Будет только разрушать.
И Отсечкой этой, брат,
Видно, много говорят…
Сильно изменился мир
Даже с той, сказать, поры –
Стало всем не до Игры,
Многими забыт Кумир,
Что — Пророком был всегда,
Вот такая чехарда.
V ̅ MMDCCCLXXX / 7 880
Мир такой — какой он есть.
Нет другого в этом мире.
Не иллюзиями честь,
Не картошкою в мундире.
Надо чётко понимать,
Мраком нечего шагать.
Суть вещей — не изменить,
И течением нам плыть,
Энтропии не меняя,
Хоть она и разрушает,
Никого не умиляет,
Роль от Бога ей такая –
Чтобы люди не цеплялись
В этот мир и представлялись…

Назначение этого, проклятого Богом, мира для испытания людей с его режимом абсолютного самоуничтожения к Концу Света

V ̅ MMDCCCLXXXI / 7 881
А — не мусоркой дворцы
В этом мире распевали,
Пусть, сыны, пускай, отцы,
Дела чтоб не искажали.
Что, вцепились в этом мир?
Жить хотят в нём все до дыр?
Сколько раз аскет писал,
Суть что дела понимал?
Много. Счётом даже сбился,
Так что, нечего сказать,
Роли эти исполнять
Всем придётся. Воплотился
План Аллаха всем как раз,
Мирозданьем входит в паз.
V ̅ MMDCCCLXXXII / 7 882
Что-то типа полигона,
Что даётся в Раз Один,
Чтоб не каркала ворона,
Дескать, множеством годин.
Жили — умирали следом,
Говорили и об этом.
Жизнь — одна, и смерть — одна,
Вот такая сторона.
Что за полигон цепляться?
Испытаний череда
Кончилась и — навсегда,
К Богу стоит возвращаться.
Лучше — до. Чем — после смерти.
Ход второй избрали черти.

Обратный отсчёт времени в последние Три Века перед появлением Имама Махдú, потомка Пророка, и возвращением с небес живого Пророка Иисуса — чтобы уничтожить Дадджáла-Антихриста

V ̅ MMDCCCLXXXIII / 7 883
Долго мир сей разгоняли
И — в Обратности Картину,
Хоть про это люди знали
Много очень и в годину.
Тем не менее, «когда-то»
Будет с «кем-то» всё, ребята?
С — нами. С нами кто живёт.
В Четверть Тысяч Лет отсчёт
С той поры летит землёю,
И — страшенны времена,
Хоть любая там страна
В этом мире под луною.
Так Система изменилась,
Ходом быстро обратилась.
V ̅ MMDCCCLXXXIV / 7 884
Все устои мира — пали,
Телевизор не смотри,
Там от лжи давно устали,
Жизнь такая? C’est La Vie?..
Жизнь иль люди? Вот вопрос,
Будь я трижды Водонос.
Люди сильно изменились,
Золотишком барахлились.
Вот и время им под стать,
Сами что себе везут,
Остановимся мы тут,
Что на время всем пенять?
На себя всегда пеняйте,
Правду жизни чётко знайте.
V ̅ MMDCCCLXXXV / 7 885
Судный День — не за горами.
Иисуса подождём,
Вместе что с Махдú и нами –
И Антихриста убьём.
Что — пехоту собирает,
На лицо их зверь узнает:
Одинаковые лица,
Пусть — провинция, столица.
А пока — их времена,
Энтропией открестились,
В мраке вечном позабылись,
Ведь сей мир — для них страна.
Позже, Иисус придёт –
Карту мира чти, народ.
V ̅ MMDCCCLXXXVI / 7 886
Ожиданьем изнывая,
Рáбитой фундамент льём,
Бога зúкром поминая,
Тих мой малый водоём.
Океаны в мире есть,
Что особенная честь,
Реки есть и есть озёра,
Избежали все позора.
Лужа малая была,
Место в мире своё знала,
Никуда не затекала,
В одиночестве жила.
Может, правильный подход.
Иисус когда придёт?..

Изменение векторной суммы на Кавказе — появление Российской империи, мощнейшей сверхдержавы к Концу Света

V ̅ MMDCCCLXXXVII / 7 887
Векторами всё считались,
Что политики лишь гнёт,
В этом деле обознались?
Нет, История идёт.
Путь у ней всегда был свой
В этом мире под луной,
Что империи сметала,
Вслед недолго горевала.
И на сей, в мильонный раз,
Дело круто изменила,
Появилась Суперсила,
Что сгибает весь Кавказ –
Тюрков начисто сменяет
И Россиею сияет.

Рюрики и Романовы: более тысячи лет истории и начало расширения и завоеваний новой геополитической доминанты мира

V ̅ MMDCCCLXXXVIII / 7 888
Рюрики — варяги были
Или викинги, считай,
Мы про то уж говорили,
Ты Аўтáды полистай.
И — прижились на Руси,
Имя дали то — носи –
«Русы»-викинги, ну, что ж,
Ход Истории хорош.
Что разнообразьем снова
Летописи подперчила,
Вот така у ней вся сила,
И таки у ней основы.
Есть у них самоназванье,
Что — славяне — нам в признанье.
V ̅ MMDCCCLXXXIX / 7 889
Семь Веков так пировали
И в Москву перебрались,
И Романовым отдали
Эстафету — так держись.
Те держали Триста Лет,
Где империи завет,
Что тихонько поднималась,
В мире этом укреплялась.
В мире хоть и не считались
С ней в начале у пути,
Чтоб ошибкой той дойти
Не туда — де обознались.
И — экспансия пошла,
До Японии дошла.

Битва русских и тюрков-османов за полную гегемонию на всём Кавказе

V ̅ MMDCCCXC / 7 890
А на Юге — был осман,
Тюрков тех так в мире кличут,
Столкновений караван
Здесь сполна найдёт добычу…
За Кавказ столкнулись снова,
Гегемонии основа
Чтобы только и была,
Где единственность цвела.
Ясно дело, воевали.
Так и сяк там дело было,
И заполнилась могила.
Крым у тюрков отобрали.
На Кавказе ж — бой нещадный,
Для судьбы уж не превратный…
V ̅ MMDCCCXCI / 7 891
К этой части разговора
Мы Имамом подойдём,
Не скрести избу без сора,
Будь я малый водоём.
Раз История бывала –
Есть событий там немало.
Ту войну — мы проиграли,
Ведь кавказцами считали
Мы себя, таков расклад.
Четверть Века воевал
Сам Имам — Аллах и дал
Сил ему. Неверным — Ад.
Курейшитов не жалели,
Чем же эти преуспели?

Почему Ульянов-Ленин в своей телеграмме на Кавказ от 20 апреля 1920 года, в разгар гражданской войны, будучи главой СССР и правопреемником России, «ещё раз просит действовать осторожно и обязательно проявлять максимум доброжелательности к мусульманам, особенно при вхождении в Дагестан… О ходе дела сообщать точнее и чаще»?..

V ̅ MMDCCCXCII / 7 892
Только этого — хватает.
Чтобы — просто объяснить.
Для чего война бывает.
Чтобы это — не забыть.
И шайтан, что Ленин, помнит*,
Демонически восполнит
Тот пробел — ещё боится,
Незнакомые хоть лица.
И — особо в Дагестане…
Каково? Как ни крути,
Дагестан у них в чести,
Чтобы знали мусульмане.
Для того Шамиль сражался –
Чтоб неверный нас боялся…

Почему мусульманам всего Кавказа надо оставаться с Россией? Слова Саида-афанди: «С чем бы ни выступили смутьяны, нам не найти более щедрой руки, чем у России»

V ̅ MMDCCCXCIII / 7 893
Свято место — пустовало?
Про такое не слыхал.
Для глупцов, [а их немало],
Шейх Саид не зря сказал*.
Коль Россия уходила –
Всё равно заменит сила,
Будет что намного хуже,
И затянет дело ýже.
Просто, чётко и всерьёз.
Нече в сказки нам играться,
Басенками углубляться,
Будь я трижды Водонос.
В мире ты кругом смотри –
Ни к чему нам C’est La Vie…

Но — историю войны Имама Шамиля с Россией надо знать, а не бояться, чтобы не было домыслов

V ̅ MMDCCCXCIV / 7 894
Ход войны тот знать — должны.
Чтобы — домыслов не сеять.
Все Кавказа мы сыны,
Правдой стоит мир навеять.
Сами чтоб её мы знали,
А не «сказками» витали.
Пусть и — зло. Зато — одно.
В чёрно-белое кино.
А с незнаньем — многократно
Будут это умножать,
Миллионами печать,
Искажая всё превратно.
Потому — и расскажу,
И на Правду погляжу…

Мировой резонанс 25-летней войны Имама
World resonance of the Imam’s 25 year war
Freedom-loving Europe, tired of the oppression of monarchies and fragmentation, incredibly revered the Caucasian hero Shamil
The unfulfilled hopes of Europe, collapsed with the dictates of Napoleon
The Arab world and the remnants of its commitment to Islam are very respectful of Imam Shamil
Ottoman Turks bowed before the Imam of the Caucasus
Muslims all over the world remember and honor Sheikh Shamil
The Romanov dynasty was subsequently loyal to the participants in that brutal bloody war
The hatred of Soviet atheism for any mention of Imam Shamil
Photo by Imam Shamil with my sons at my father-in-law, Qadi of Stavropol Territory, at the very height of the era of stagnation in the USSR
The end of the power of the CPSU general secretaries and the beginning of transformations in the world superpower at the end of the 20th century
Свободолюбивая Европа, уставшая от гнёта монархий и раздробленности, неимоверно почитала кавказского героя Шамиля

V ̅ MMDCCCXCV / 7 895
Всё, что с царством воевало,
Вызывает интерес,
В мире хоть таких немало,
И не нужен был регресс –
В мире Шамиля любили,
Это прямо говорили.
Ведь сильней России — нету,
Обойди хоть всю планету.
Значит, будет исполин,
Кто так долго там сражался,
В Четверть Века удержался –
Был Особым средь Мужчин.
Вот Европа — и любила,
Прямо это говорила.

Несбывшиеся надежды Европы, рухнувшие с диктатом Наполеона

V ̅ MMDCCCXCVI / 7 896
А француз тот — подкачал,
Демократом что считался,
Императором вдруг стал,
Снова мир де обознался?
Русские его — разбили,
Мир подлунный удивили,
Чтобы впредь могли считаться
С той империей. Бодаться
Будет трудно. Немец знает,
Через век опять разбит,
Чтобы знал младой пиит,
Мир сегодня «забывает».
В год — французов. За квартет –
Немец был разбит на нет.

Арабский мир и остатки его приверженности Исламу очень почтительно относятся к Имаму Шамилю

V ̅ MMDCCCXCVII / 7 897
Шейх Шамиль — хватило слова,
Чтоб арабов сотрясать,
Почитания основа,
Где Пророчества Печать.
Что ж, за это и любимы,
Что арабами хранимы.
Хоть у них всё трудно очень
Стало вдруг с годами, впрочем.
Что ж, дождёмся — Иисус
Панацеей станет делу
И положит переделу
Мира точку, чтоб в искус
Больше мир не забивался,
Светом в мраке пробивался…

Тюрки-османы тоже склонились перед Имамом Кавказа

V ̅ MMDCCCXCVIII / 7 898
И осман его признал,
Что в Газели говорили,
Как Имам рубашку снял*,
Снова слёзы накатили…
Что за воин-человек… –
Нескончаем в Боге век,
Где Довольством Бога жило
Всё, в Медине коль могила…
О Аллах, как стать похожим
Хоть песчинкой на Пустыню?..
Не арбузом где на дыню,
Твердолобо-толстокожим…
Как запал тот получить –
Чтоб Имама полюбить?..

Мусульмане всего мира помнят и чтят шейха Шамиля

V ̅ MMDCCCXCIX / 7 899
В мире могут всех не знать –
Кто-какой-зачем-с-Кавказа.
Но Имама им признать
Всё легко, где Бога Фаза.
С почитаньем произносят
Имя, гордо превозносят.
Нам у них бы поучиться,
Хоть знакомы были лица.
Хоть на Родине хватает
Почитателей Имама,
Это скажем смело, прямо –
Весь народ не забывает.
Весь, что с Богом в сердце был –
Нет, Имама не забыл…

Династия Романовых впоследствии была лояльна участникам той жестокой кровопролитной войны

V ̅ MMCM / 7 900
Их понять, конечно, можно –
Снова им война зачем?
И шагают осторожно,
Хоть Имам отправлен в плен.
Что — почётный, между прочим,
Ничего там не пророчим.
Спичкой там война начнётся –
Коль Имама сердце бьётся,
Значит, шансы мира есть.
Потому и остальных
Царский трон — не трогал, стих…
Тем Романовым и честь.
Бесконечно воевать
И людей всех убивать?

Ненависть советского атеизма к любому упоминанию об Имаме Шамиле

V ̅ MMCMI / 7 901
Что ж, язычник тот добрался
До Москвы — и в Кремль сел,
Коммунистом назывался,
В мраке мраком преуспел.
«Бога — нет» они твердили,
Ада пламень растопили,
Где сейчас и пребывают,
Всех, кто следом, поджидают.
Ненавидели Имама? –
Значит, — не сказать о том…
Будь я трижды водоём,
Водоносом Панорама.
Примечанье* почитай
И абзацы подмечай.

Фото Имама Шамиля с сыновьями у моего тестя, кадия Ставропольского края, в самый разгар эпохи застоя в СССР

V ̅ MMCMII / 7 902
Дед* же — фото сохранил…
Шамиля они любили.
Внук той Правдой полюбил,
Люди в мире не забыли.
На Кавказе он — Герой
Самый Главный нам с тобой,
По приказу от Пророка,
Дуновеньем Божья рока,
Был в Медине погребён…
Бог — Своих не забывает,
По-другому — не бывает.
У Него — такой Закон:
Кто Его не предавал –
Долю полной получал…
V ̅ MMCMIII / 7 903
Как — и дед тот получил,
Умер что в Маулýта день,
Очень многих удивил,
Тенью сбил земли плетень.
Пятница ещё бывала,
Только этого немало.
На Джумý азáн кричали –
Этой вестью добивали
Всех, неверием кто «жив».
И видал таких уж много,
Коротка им в Ад дорога,
Коли в мире ложью лжив.
Что, Имам им не по нраву?
В Ад пошли за тем по праву.

Конец власти генсеков и начало преобразований в мировой сверхдержаве в конце 20 века

V ̅ MMCMIV / 7 904
Та держава — развалилась,
С Богом «в поле разошлась».
Сабля там не пригодилась –
Рассыпанием сошлась.
«Бога — нет» они кричали,
Криком степи сотрясали.
Вот — страны такой уж нет…
Что задумался, аскет?
А сильнее — нет державы,
Так и сяк, как ни крути,
Хоть в обратную верти,
То — Небесной Службы нравы:
Подлецов в огне запечь,
Кратким спичем эта речь.

Где был Карачай на той войне Имама?
Where was Karachay in that war of the Imam?
Thermopylaids of the Caucasus: the conquest of Karachai by Russia in 1828 after the battle of Hasauka and the defeat of the Karachai militia from the forces of Emmanuel
Jamaluddin, the son of Imam, taken as a hostage by a child, after his return by adults from Russian captivity, was in Karachai and was buried in the Malokarachaevsky district, where the murids came to visit his grave even during the years of the totalitarian regime of the USSR
Фермопилы Кавказа: завоевание Карачая Россией в 1828 году после сражения при Хасаўка и поражения карачаевского ополчения от войск Эммануэля

V ̅ MMCMV / 7 905
Под присягою уж были,
Кърымшамхáл то подписал.
Силой снова проломили,
Много хоть солдат терял
В Фермопилах, где Кавказ,
Царский генерал в тот раз.
Люди — всё-таки — пошли,
Контрибуцию нашли:
Двадцать Тысяч златом платят
За джигитов у Имама,
Проясняла Панорама,
Светом дело коль в ухвате.
В стороне, на вид, стоит
Карачай. Войной кипит?..

Джамалуддин, сын Имама, отданный ребёнком в заложники, после его возвращения взрослым из российского плена находился в Карачае и был похоронен в Малокарачаевском районе, куда муриды приезжали посетить его могилу даже в годы тоталитарного режима СССР

V ̅ MMCMVI / 7 906
Отношение Имама
К Карачаю чтобы знать…
Это скажем тоже прямо,
Чтобы Правдой обрезать…
Если здесь его хранили –
Значит, верными все были,
Кто тем делом занимался
И от мира отдалялся.
Раз, «богат аул Джемат»*,
«Делом громким» на Кавказе,
Единением по фазе,
Дело там непросто, брат.
Рядом — руки целовали,
Позже скопом предавали…

Нечисти — нужен поводырь до Ада
Evil spirits need a guide to Hell
Attacks on Imam Shamil, Sufism and more
Нападки на Имама Шамиля, суфизм и прочее

V ̅ MMCMVII / 7 907
Мир — порядком установлен.
Чтоб всей нечисти шагать
В Ад — вожак был обусловлен.
Это надо понимать.
Чтоб — своих он всех собрал,
Коих Ад и поджидал…
И пути другого нету,
Пусть, философу-аскету.
Свет — всем людям предлагали…
Эти ж — мраком в мрак шагают,
Словно шавки в море лают,
Всё на свете оболгали.
Что такого мне жалеть?
Божьей Ярости им Плеть…

Россия на Кавказе
Russia in the Caucasus
Russia: the rise and rise of an empire
Caucasus — the door to the Iranian and Arabic-speaking worlds of the East
1814: the world recognized the Russian state as a geopolitically dominant force after the defeat of Napoleon’s army and the capture of Paris by the Russian capital of France
At the time of the beginning of the war against Imam Shamil in 1834, the Russian Empire was at the zenith of military-political power in the world
Россия: зарождение и расцвет империи

V ̅ MMCMVIII / 7 908
Век — Семнадцатый. Начало.
Здесь — Романовы у власти.
Рюрики ушли с причала
И забрали свои снасти.
Семь веков они хоть были –
Люди их почти забыли,
И Романовых уж строй
В этом мире под луной.
И — империя Россия
При Романовых, поди,
Веком, ждущим впереди,
Вот така перипетия…
Войны будут там и ход,
Чтоб земли узнал народ.
V ̅ MMCMIX / 7 909
Бог придаст здесь усиленья
И дела у них пойдут,
В мире мало умиленья,
Коли завистью живут.
До сих пор её не любят,
Вряд ли где-то приголубят,
Про — Россию говорю,
В красный цвет календарю.
Что ж, таков земли порядок –
Завистью «силён» народ,
Только он один лишь «тот»,
Остальные — среди «грядок».
Да оружьем показали –
Что не зря державой стали…
V ̅ MMCMX / 7 910
Духом русский был силён
И Европу сокрушал,
Воевать привыкший он,
Если кто того не знал.
Да с царями не фартило,
Оттого Европы сила.
Да и тюрок тот, поди,
Тем держался на Руси –
Пусть, монгол и Чингисхан,
Печенег, куманин в деле,
Будут óбры на пределе
Иль Хазарии каган:
Единенья коли нет –
Стал сильнее целый свет…
V ̅ MMCMXI / 7 911
Личность — двигает дела,
И страну она держала,
Так история плыла,
И примеров там немало.
Цезарь — Рим свой укреплял,
Нарицательным уж стал,
Такова его харизма,
Пусть, лишённый пацифизма.
Чингисхан иль кто ещё –
Всё примерно там такое,
Где харизмы до убоя,
Разлетелось вороньё:
«Растопырку» снова ждали? –
Лидером в кулак из стали…
V ̅ MMCMXII / 7 912
Этим веком — разгонялись:
Там и тут по «мелочам»,
Пред империей как стались,
Путь нелёгкий будет там…
Будет швед ещё силён,
Турков мощный бастион,
И французы налегают,
Немцев силу в мире знают.
Тем не менее — пробились,
Взяв кусок свой пирога,
Мощна армии рука,
Армией своей развились…
До сих пор такой уклад –
Славен воин иль солдат…
V ̅ MMCMXIII / 7 913
В год что Семьдесят Шестой –
Против турков там война,
Век Семнадцатый со мной,
Где России сторона.
Лет с пяток повоевали –
Мир, в итоге, заключали,
Что Бахчисарайским знают,
Книгой правду раскрывают.
И с Китаем договор,
В год что Восемьдесят Шесть,
Нерчинским там имя в честь:
Так с Востоком уговор
Начинают в первый раз,
Упрощеньем будет сказ.
V ̅ MMCMXIV / 7 914
Да со шведом неудача
Ждёт пока ещё в войне,
Где не нашим в деле сдача,
Что не в нашей стороне.
Град Азов пока берётся,
Время для него найдётся,
Будет мирный договор,
Градом Константина в спор:
В Тысячу он Семисотый
Год тогда был заключён,
Тем в историю включён,
Чтобы позабыть заботы.
Восемнадцатый уж Век
Ждёт нас дальше, человек…
V ̅ MMCMXV / 7 915
Северной войной — начало,
Двадцать год Один что шла.
Полегло людей немало,
Слава шведа обошла…
Вслед — Ништадский договор,
Выметет избы весь сор.
Год там — Двадцать Первый будет,
Шведа что навек остудит.
Следом — в Персию поход,
Получили где Гилян,
С ним Дербент, Баку, Ширван,
Миром знает то народ,
Петербургским что назвали,
Книги это дело знали.
V ̅ MMCMXVI / 7 916
Императора получит
Северной войне вослед
Вся страна, и тем наскучит
Всем завистникам, чтоб свет
Белый дело признавал
И империей назвал.
Семилетняя война,
Пруссии где сторона,
В Пятьдесят Шестом году –
Хоть итог там неудачен
И победой озадачен,
В неудачи череду.
Следом Крым завоевали,
В Восемьдесят Третьем взяли.
V ̅ MMCMXVII / 7 917
Грузия вошла в состав,
Что Восточною считалась,
Турков избежав устав,
И губернией прозвалась,
Век там был уже иной –
Девятнадцатый со мной.
Там империя шагает,
Дело армией сбивает.
Слава будет впереди,
Хоть её не ожидали,
Скептики не угадали,
До неё ещё идти…
Скоро до неё дойдём,
Пусть, я малый водоём.

Кавказ — дверь в ирано- и арабоязычный миры Востока

V ̅ MMCMXVIII / 7 918
В год Четвёртый — вновь война,
С Персией она бывала,
В девять лет там сторона,
Миром ход свой завершала,
Гюлистанским что зовётся,
В год Тринадцатый придётся.
Там на юг уж наступленье,
Не черничное варенье,
Всё — имперские дела,
Как в империях привычно,
Много им земель обычно,
И до персов довела.
Запад, юг, восток при деле,
Где — российские метели.

1814 год: признание миром Российского государства в качестве геополитически доминирующей силы после разгрома армии Наполеона и взятия русскими войсками столицы Франции Парижа

V ̅ MMCMXIX / 7 919
И — до славы добрались.
Хоть в начале тяжко было
Всей стране добраться ввысь,
Многих там лежит могила.
Надвигалась там война –
Всем Отечеством она,
И Отечественной стала,
Что поведает немало.
Гений шёл Наполеон,
Что войне давно уж свой,
И Европе не чужой,
Только здесь ошибся он –
Зря в Россию боем шёл,
Здесь конец француз нашёл.
V ̅ MMCMXX / 7 920
И Финляндия в России,
Бессарабия уж здесь,
Будет в той перипетии
И Азербайджан, что весь.
Тем империя шагала,
Много что завоевала,
Что привычные знаменья
Из имперского варенья.
Так устроен был весь мир,
Сила где всегда давила,
Правилом определила,
В мире был всегда кумир,
Доминантой что прослыл –
Самым сильным в мире был.
V ̅ MMCMXXI / 7 921
Ход страна всё набирала,
Вес и мощь во всём миру,
Чтобы миром целым знала
Всю Россию, что в игру
Той победой закрепилась
И расцветом озарилась –
Был разбит там гегемон,
Что француз Наполеон,
Что Европу сокрушил.
С ним бороться не могли,
Много сил хотя впрягли –
Русскому лишь хватит сил.
Всё войной той доказал –
Доминантой в мире стал.

На момент начала войны против Имама Шамиля в 1834г. Российская империя находилась в зените военно-политического могущества в мире

V ̅ MMCMXXII / 7 922
Объяснения хватило,
Мощь России всю понять,
Какова войны в ней сила,
Чтобы страны покорять.
И Кавказ, что был под боком,
Ясно дело, ненароком
В ту историю попал –
Всё войны той ожидал.
И — нежданно затянулась…
Больше полувека* шла,
Шамиля метёт метла,
Что на Небе приглянулась.
Тем Героем он зовётся,
Почитать его придётся…

Размышления
Reflections
The past
There are a lot of judgments about the era of Sheikh Shamil and about himself. What is As-Safi based on? ..
Muhammad Tahir al-Karakhi — secretary of Sheikh Shamil, Mufti Imamat and his book “Bariqatu s-suyufil jabaliyya fi ba’dil ghazawati sh-Shamiliyya”, written under the dictation of the Imam himself and translated by the author into Arabic
About the name of the Imam — Shámil, Shamíl, Shamuil
The words of the great sheikh Sayfulla-Qadi that, if not for the two Imams of Ghazi-Muhammad and Shamil — Dagestan would not even have felt the smell of Shari’a and Tariqa — are more than sufficient in determining the role of these giants in history
Dagestan — as a pillar of Islam in the Caucasus
Sheikh Shamil: for all of Russia, the entire Caucasus, the entire Islamic world and the world as a whole
“If the one who knows about Me forgets Me — I will put on him the one who does not know Me”
The true reason for the defeat and conquest of the Caucasus by tsarist Russia, and later the country of Soviet atheism, is the Muslims abandoning their religion
An example of Sheikh Ghazi-Muhammad’s exceptional commitment to the cause for which he sacrificed his life without hesitation
The Prophet Muhammad and his Four Righteous-Rashidun Caliphs appeared in the Dagestan village of Gimri to Ghazi-Muhammad, Hamza-bek and Shamil to conclude an agreement with them and appoint Sheikh Ghazi-Muhammad Imam — an amazing story known to the whole world to this day. Clarifications of the Naqshbandi Sheikh Muhammad al-Yaraghy on this subject
Былое

V ̅ MMCMXXIII / 7 923
Лес рубить там — для начала.
Строить крепости — потом.
Так Россия отвечала
Горцам, вспомнив о былом.
Ничего им не прощать,
Битвой строго пресекать.
То есть — в дом чужой пришли,
Силой «правду» обрели.
Да народ здесь был привычен
Силой силушку встречать,
Без единства та печать,
И исход такой обычен:
Поражением всё станет,
Книга снова не обманет.
V ̅ MMCMXXIV / 7 924
Так Ермолов продвигал
Мощью-силой все дела.
Лет с десяток правил бал,
Да его метла смела –
Дескать, декабристом был,
Низложенья час пробил
Накануне битвы нашей,
Что для мира станет кашей –
В Двадцать там Седьмой что год,
Солнцем где берёт начало.
Наше поднято забрало,
Сам Имам тут в бой ведёт,
Шейх что Гъазú-Мухаммáд –
Очень крут он в деле, брат…

Суждений об эпохе Шейха Шамиля и о нём самом — очень много. На что опирается Ас-Сафú?..

V ̅ MMCMXXV / 7 925
Культурологи опять
«Свет» какой-то обещают,
Хоть колонией там стать,
Коего не отрицают*.
Всё «туземцам свет несут» –
Что таким ответить тут?..
Чингисхана вспомнить сможем,
«Светом» вряд ли там поможем.
Всё хотел завоеватель
Чистым всем предстать в миру,
Помечанием в Игру,
Вот такой там знаменатель.
Да про то уж говорили,
В Томе предыдущем были.
V ̅ MMCMXXVI / 7 926
Весь поклёп врагов Имама
Стал известен уж давно,
И про то сказал всем прямо
В чёрно-белое кино.
Что враги там говорили –
Всем в учебники залили.
Что же скажет сам Имам –
Это предлагаем Вам.
Скажем так — для паритета,
Чтобы обе точки знать,
Справедливым то считать
Обязуется планета.
Тот и тот сказал своё –
Каждый выбрал в забытьё.

Мухаммад Тахир аль-Карахи — секретарь шейха Шамиля, муфтий Имамата и его книга «Барикъату с-суюфиль джабалийя фи багъдиль гъазауáти ш-Шамилийя», написанная под диктовку самого Имама и переведённая автором на арабский язык

V ̅ MMCMXXVII / 7 927
На аварском говорил
Сам Имам — а тот писал.
Позже всё переводил
На арабский, мир чтоб знал:
Как английский был язык
Нам — арабский, что ж, привык.
Всё — от первого лица,
Потому сильна Пайцза,
Шамилём что выдавалась,
Чтобы делу свет пролить,
Не одним врагом там быть,
Книга коего издалась.
Эту ж книгу* издадут
Сквозь столетья — в мире чтут…

Об имени Имама — Шáмиль, Шамúль, Шамъуúль

V ̅ MMCMXXVIII / 7 928
«Шáмилем» — арабы чтили,
В книгах как-то раз видал,
Это дело не забыли,
То язык им позволял –
Значит «полный, совершенный»,
Морфологии бесценный.
Коль «Шамúль» — там силы больше,
Объяснением подольше:
Гъáлим есть — и есть гъалúм,
Усиленья у второго
Больше там, что нам основа,
Этим всё и проясним.
Но «Шамъуúль» — Пророка звали,
Самуилом в мире знали.
V ̅ MMCMXXIX / 7 929
Так что, наш Имам — Шамъуúль.
Это правильная тема.
Не пуская больше пыль,
Встала снова тут дилемма:
К «Шамилю» давно привыкли,
Этим все глаголы сникли.
Потому и оставляем
Имя то — и упрощаем.
Хоть алúмы говорят
Имя правильным что было,
Где Шамъуúля в мире сила,
Мы попроще скажем, брат.
Всё же, правду прояснили,
Чтобы люди — не забыли…

Слова великого шейха Сейфуллы-Къади о том, что, если бы не два Имама Гъази-Мухаммад и Шамиль, — Дагестан даже не почувствовал бы запаха Шариата и Тарикъата — более чем достаточны в определении роли этих исполинов в истории

V ̅ MMCMXXX / 7 930
Что ещё тут вслед сказать?..
Ничего уже не скажешь…
Можно долго лишь кивать,
Тем киванием обяжешь…
Сейфулла, что шейх, всё знал –
Просто дело описал*:
Что без них — ответа нету,
Обойди хоть всю планету…
Эти двое в Дагестан
Нашу веру утвердили,
Потому их так почтили,
Потому трепещет Стан…
Исполины в деле есть –
Потому Имамам честь…

Дагестан — как опора Ислама на Кавказе

V ̅ MMCMXXXI / 7 931
В Дагестан — пришли Асхáбы,
Чтобы веру донести,
Что Великие Арабы,
Вслед и нам её блюсти,
Что — Исламом называлась,
Очень долго пробивалась.
У Аллаха — Свой Уклад,
Снаряжает Он парад
Из рабов Его святых,
Чтобы веру утверждали
И страданием страдали,
К Богу нет путей иных.
Всех Пророков посмотри,
Не такого там найди…
V ̅ MMCMXXXII / 7 932
Потому — и воевали,
Не жалея в битвах сил,
Этой верой побеждали,
Сам Аллах для них решил
Как на свете всё бывает –
Светом мрак весь побеждает,
И иного там уж нет,
Знай и ты, младой аскет.
Не к тому чтоб поучать –
А по сути проясняя,
Путь тяжёлый упрощая,
Далёко, даст Бог, шагать
Зверю страшному придётся –
Сам Имам Шамиль смеётся…
V ̅ MMCMXXXIII / 7 933
Так что — движут Дагестаном
На Кавказе все дела
Веры стройным караваном,
Так религия цвела,
Центры что всегда имела,
Где — святыми будет дело.
Взять хотя бы Самарканд,
Бухару — восточный гранд.
Где святые обитали,
Продвигая Тарикъат –
Только там вся сила, брат,
Мы иного не признали.
Если Тарикъата нет –
Слабым будет белый свет.
V ̅ MMCMXXXIV / 7 934
И — гяур то понимает,
Ясно дело, в ясный день.
Суррогат нам предлагает,
Наводя на веру тень,
Дескать, со святым — нельзя.
Говорить устал, друзья,
Про Аяты из Корана,
Где от Бога дело прямо
Прояснением пришло –
Юзаккúхим позабыли?
С Садикъúнами чтоб были
Говорится, не дошло?
Адом дело выпрямляло,
Что кривым навек бывало.
V ̅ MMCMXXXV / 7 935
Шариат и Тарикъат –
Тело с духом, говорится.
Очень просто дело, брат,
Чтобы делу прояснится.
В Дагестане это было,
Вот неверия могила.
Те Имамы воевали,
Шариат всё «насаждали»?
Лучше — пить и убивать,
Всё по пьяни без предела?
До сих пор такое дело,
Тех Имамов вспоминать…
Вот за то они и бились,
В Свете Правдой укрепились.
V ̅ MMCMXXXVI / 7 936
Центром знанья на Кавказе
Дагестан для ас пришёл,
Прояснением по фазе –
Сокол где, а где орёл.
Никого не обижая,
Просто дело проясняя –
И арабы их почтут,
Множество примеров тут
Дагестанского калибра,
Книги их арабы знают,
Много пользы извлекают,
Задрожала чтобы фибра
У души от умиленья
С дагестанского варенья…

Шейх Шамиль: для всей России, всего Кавказа, всего исламского мира и мира в целом

V ̅ MMCMXXXVII / 7 937
Шейхов всех из Дагестана
Могут — знать или не знать.
Но — Имама — скажем прямо,
Там Особенна Печать…
В мире места не найдёшь,
Что ценою выше в грош,
Шамиля там чтоб — не знали.
Мы, как видели, сказали.
Даже — столько лет спустя…
Цезарей так всех не знают,
В императоров моргают
И не вспомнят, в мир кряхтя…
Потому Имам так ценен,
Зверь ему остался верен.
V ̅ MMCMXXXVIII / 7 938
В мире этом нигилизма
Люди много не знают.
Не увянет тем харизма,
Силы Неба помогают.
Сталинград людей спроси –
Много ль помнят на Руси
В год какой, какие силы
В бой там армия водила?
Раньше — Курск иль Сталинград?
Молодым — свои заботы,
Интернетом для работы
Упустили много, брат.
Но историю ту знают
Многие, не забывают.
V ̅ MMCMXXXIX / 7 939
Их, пускай, — не большинство.
С математикой такое,
С физиками меньшинство,
Хоть их знание другое.
Но спецов — всегда хватало,
Коих в деле том немало.
Той всё памятью живёт,
Где учёным будет свод,
Что всё знанье укрепил –
Остальным, пускай, не очень
Всё оно, за между прочим,
Знанье то он сохранил.
Поминание привычно
И с учёным закадычно.
V ̅ MMCMXL / 7 940
Шамиля — народ простой
В мире этом признавал,
До того крутой святой,
Сделал Бог — чтоб узнавал
Мир подлунный Шамиля,
Бога вся наша земля,
Он Один её Хозяин,
От Востока всех окраин
И до Запада, вот так.
Уважение внушил,
Мир подлунный чтобы чтил,
Понял даже я-дурак.
Остальные же опять
Будут волей выбирать.

«Если знающий обо Мне забудет Меня — Я поставлю над ним того, кто Меня не знает»

V ̅ MMCMXLI / 7 941
Есть такой Хадúс-Къудсú:
Бог сказал — но не в Коране.
Ты учёного спроси,
Коли был он в Панораме,
От Пророка что идёт,
Светом Бога в нас цветёт.
Златом мира подкупили –
Говорю, коли забыли.
От Имама отвернулись
И за золотом пошли,
От России что нашли –
С атеизмом вслед столкнулись:
Убивал и разрушал,
Бога в мире не признал.
V ̅ MMCMXLII / 7 942
Сделал всё Имам — что смог…
Люди с золотом ушли.
Видит всё Всевышний Бог,
Те ошибки чтоб учли
Вслед таким кто проживал
И Кавказ наш населял.
Так арабы злату вслед
Зашагали в море бед,
Халифат тем распадался –
Стал араб забавой мира,
Не поёт его уж лира,
Коль с Исламом распрощался:
Если силу Бог не даст –
Кто поможет? Мир — предаст…

Истинная причина поражения и завоевания Кавказа царской Россией, а позже страной советского атеизма — оставление мусульманами их религии

V ̅ MMCMXLIII / 7 943
На Кавказе — видим тоже.
Люди выбрали опять
Всё мирское, Вечный Боже,
Помоги мне избежать
Тех силков у мира в цвете –
Пусть, зимой, пускай, и в лете.
В мире всё — без изменений,
Золотишком для волнений.
Мир так вечный позабыли –
Русский воин не при чём,
Был я малый водоём,
Говорю, как научили
Сердца мысли в ночь лихую,
Зверем шёл напропалую…

Пример исключительной приверженности Шейха Гъази-Мухаммада делу, ради которого он не раздумывая пожертвовал своей жизнью

V ̅ MMCMXLIV / 7 944
Мухаджúром был один –
В имамат переселился,
Был он жителем равнин,
И к муридам там прибился.
Сам Мухаммад Ярагъú,
[У святых дела свои],
Знающего приближал,
Что алимом в мир блистал –
Мог дела так поручить
Он свои там мухаджúру.
Выбор был сомненьем в лиру,
Чтобы вновь всё прояснить:
К русским гость опять ушёл,
Был убит. Знать, не орёл.
V ̅ MMCMXLV / 7 945
Истирджáгъом дело стало,
Первый что Имам сказал –
Проясняет то немало,
Коли вера правит бал:
Чтоб — Шамиль его убил,
В сторону коль отступил
Он на шаг… Такое дело,
Объяснил нам всё умело,
Что гарантий — не бывает…
[Хоть они бывают, брат,
Книги прямо говорят,
Бог Великий охраняет
Хúфзом в мире всех святых,
Проясненья нужен стих].

Пророк Мухаммад и его четыре Праведных Халифа явились в дагестанское селение Гимри к Гъази-Мухаммаду, Хамзат-беку и Шамилю, чтобы заключить с ними договор и назначить шейха Гъази-Мухаммада Имамом — удивительная история, известная всему миру по сей день. Разъяснения накъшбандийского шейха Мухаммада аль-Ярагъи по этому поводу

V ̅ MMCMXLVI / 7 946
Бог Великий приказал –
В Дагестан Пророк явился,
И Халифов тоже взял,
Тем квартетом устремился
Чтоб религию поднять,
Шариат чтоб возрождать.
То явленье — несомненно,
Током в герц непеременно.
На Кавказе верят люди.
Если кто тут ухмыльнулся
И в сомненье окунулся –
Усомнился в этом чуде:
Чудом полнится весь свет,
Где «святынь» его обет.
V ̅ MMCMXLVII / 7 947
Раз, Пророк им приказал –
Ходу им обратно нету,
Тех троих Аллах избрал,
Слава их гремит по свету…
Созданы Аллахом были,
Это чтобы не забыли, –
С этой целью. Нет другой.
Вот такой в миру святой…
Шейх пришёл их Мухаммáд,
Что Ярáгским в мире знают,
Дверь пред шейхом открывают
И — захлопнут, говорят.
В этот миг — Пророк там был,
Шейх Мухаммад разъяснил*…

1 242-й Год Хиджры
Year 1242 after the Hijra of the Prophet
The beginning of the Ghazawats of a part of the highlanders of Dagestan against the Russian Empire led by the 1st Imam — Ghazi-Muhammad
The Risala-message of Sheikh Ghazi-Muhammad, known among scholars as the “Explanatory Composition on the Apostasy of the Elders of Dagestan”
Начало гъазауáтов части горцев Дагестана против Российской империи под предводительством 1-го Имама — Гъази-Мухаммада

V ̅ MMCMXLVIII / 7 948
К — покаянью всех призвал,
Кто с религией в расходе,
Чтобы это каждый знал,
Кто живёт в честном народе.
За адатами кто шёл –
Тот не сокол, не орёл.
Кто же против в том пойдёт –
Саблю верную найдёт.
Ханы — против сразу стали,
И имамы — всё лукавят,
Что мечетями там правят,
Судьи — тоже не отстали:
Всё судить людей хотят
И преграды мастерят.
V ̅ MMCMXLIX / 7 949
Хуже всех — что враг внутри,
Иль шпионом называй,
Вор обычный, селяви,
Что с семьёй своей в раздрай.
Но основы — заложил,
Что Гъазú-Мухаммад был,
Процветанью Шариата,
Это надо знать, ребята.
Много бед он перенёс,
Трудности с ним неразлучно,
В мире всем святым нескучно,
Будь я трижды водонос…
Верный есть и лицемер –
Поученья где пример.
V ̅ MMCML / 7 950
Тех и тех всё разделяя –
К Гудермесу подошёл,
Ходом на Восток петляя,
И Дербент в пути нашёл.
До селения добрался,
Где родным очаг считался –
Чтобы в битвы лечь костьми,
Жертву ту, Аллах, прими…
До поры той — долог сказ,
Хоть здесь кратко и сказали,
За святыми вслед скакали,
Чтобы знал родной Кавказ…
В каждом деле есть начало –
Рисалáтом дело стало…
V ̅ MMCMLI / 7 951
Доказательством блистает
Признающему адат –
Что от веры отступает,
Очень просто дело, брат.
Араканский был Саид,
Что алимом знаменит,
Так посланье то назвал,
Первый что Имам писал…
Современником Имама
Был учёный той поры,
Пояснением Игры,
Чтоб яснее панорама:
Не свои всё хвалят тут –
И учёные придут.

Рисалат-послание шейха Гъази-Мухаммада, известное среди учёных под названием «Разъясняющее сочинение об отступничестве старшин Дагестана»

V ̅ MMCMLII / 7 952
Шейх Мухáммад начинает,
Что Гъазú ещё зовётся,
Это дело точно знает –
Слушать всем его придётся…
Бог Сам силу раздавал,
Щедро меры насыпал
Этим шейхам дагестанским –
Трём из книги. Провансальским
Тоже, может, что досталось –
Если вера есть внутри,
Вот такое C’est La Vie,
Ничего не умалялось
Правилами в той игре,
Где земля пока в поре…
V ̅ MMCMLIII / 7 953
Первым мы зовём Имамом,
Чтобы легче речь вести.
Шейх Гъазú-Мухáммад… Прямо.
Терниями на Пути.
Он Рисáлат написал,
Просто дело разъяснял,
Люди хоть в миру погрязли,
Вот такие будут ясли…
Он в стихах об этом пишет,
Что Карáха шейх* привёл,
В небе сокол, не орёл,
Что святою Правдой дышит.
Люди там — адат избрали,
Шариат же — отвергали…
V ̅ MMCMLIV / 7 954
Им Имам — про то сказал.
Что прислугой сатаны
Будет — кто адат избрал,
Люди ясно знать должны.
Шариата — корень твёрдый,
Это в искренность породы.
У адата, знает свет,
Что помощника-то — нет…
К гибели обычай вёл,
Что адатом люди знают,
Что счастливые признают,
Тем и возлетит орёл.
И равны они — не будут,
Люди это не забудут.
V ̅ MMCMLV / 7 955
Если праведность в адате –
Коего не может быть –
Будет День Суда в расплате,
До него всем нам дожить.
Там Аллах и разъяснит,
Адом станет знаменит,
Кто адат так почитал,
Шариат же отвергал.
Бог прислал Закон зачем?
Чтобы люди свой чинили
И Устав Его забыли?..
В продолженье горьких тем
Дьяволом испита чаша,
Дай Аллах, чтобы — не наша…
V ̅ MMCMLVI / 7 956
Бог — Пророков посылал,
Чтоб Закон установить,
Верный верой — это знал,
Всё же, можем повторить.
Как всё люди извратили,
Путь Аллаха как забыли?..
Белым — чёрное назвали,
Ложью той «преуспевали»…
Благородностью — нечестье
Стали люди почитать…
Потому не может спать
Тот Имам во мракобесье…
Если бы дожил Пророк –
Меч войны его зарок…
V ̅ MMCMLVII / 7 957
Многое ещё сказал
Шейх Гъази-Мухаммад нам.
Мрак он в Боге разрушал,
Накопившийся уж там,
Дагестаном что зовётся –
И дождись лучей от Солнца,
Коим Свет Пророка был,
Что историк не забыл.
Если Бога не хотят –
То в пути уж угнетатель,
Чтобы общий знаменатель
Им мученьем возвратят.
Как яснее пояснить?..
Людям в Боге нужно жить…
V ̅ MMCMLVIII / 7 958
Чтоб с пути в миру не сбиться –
Вслед Пророку нам идти,
Такова была страница
Книги каждой на пути.
За Пророком вслед шагали –
Так избегнете печали.
И пути другого — нет,
Хоть верх дном весь белый свет.
Нет ноу-хау другого, дети,
Взрослым тоже говорю
В красный цвет Календарю,
Чтобы знали в целом свете.
Первый всё Имам сказал,
Сердце многим оживлял.
V ̅ MMCMLIX / 7 959
Тем зарядом от Пророка,
Что он нам и получил,
Волей вечной счастья рока,
Чтоб мустáшрикъ не забыл.
И — враждебность исчезала,
Что уже, подчас, немало…
Люди этим встрепенулись
И от спячки зла очнулись.
Шариат уж многим слаще,
Вот уж дьявол плачет вволю,
Проклиная Божью долю,
Светом бьют его всё чаще.
Три Имама надвигались,
Дагестаном укреплялись…

1 243-й Год Хиджры
Year 1243 after the Hijra of the Prophet
Imam Ghazi-Muhammad goes to Chirkey, urging all its inhabitants to accept the Shari’a
Имам Гъази-Мухаммад идёт на град Чиркей, призывая всех его жителей принять Шариат

V ̅ MMCMLX / 7 960
В град Чиркея он идёт,
К Шариату призывает.
Многих речь та сильно бьёт,
И народ там размышляет.
Через месяц — принимают,
Шариатом укрепляют
Дагестана цитадель,
Что не сосенка иль ель.
Шейх Саид — оттуда родом…
Так, случайно ль совпаденье,
Не в черничное варенье,
Перед всем честным народом?
Сейфулла-Къади сказал,
Запах Вам упоминал…
V ̅ MMCMLXI / 7 961
Кратким было описанье
В книге этой, то учти,
Приложили мы старанье,
Чтобы трудность обойти.
Что — томлением бывала,
Видел в жизни то немало,
Проще дело изъясняли,
Тем и речи сокращали.
Мы идёт таким путём,
Где — от скуки, где — от лени,
Хоть не спящие тюлени,
Разгребая бурелом,
Чтобы речь была — другая,
Вся понятна и без края…
V ̅ MMCMLXII / 7 962
Чтобы люди — не чурались,
Дескать, мы всего не знаем.
В сердце тем не запирались,
Чтоб дошли до Света краем,
Самым малым что у знанья,
Пусть, лопатка хоть баранья.
Лишь бы — человек дошёл,
Вкратце знанье приобрёл.
Избегая фолиантов,
Фолианты мы кроили,
В этом многих убедили,
Не имея в том талантов.
Чтобы — гордый приуныл,
Замолчал и поостыл…
V ̅ MMCMLXIII / 7 963
Каждый шаг у той войны
Мы описывать не станем,
Хоть достойные сыны
Были все — и тем восстанем
В памяти былой опять,
Чтобы Свет не забывать…
Он один — к Аллаху прямо
Поведёт рукой Имама…
Потому и разыгрались
Той баталии дела,
Так дороженька вела,
И по ней мы добирались
В Ас-Сафú в Наджиб любой –
За пределом, под луной.

1 244-й Год Хиджры
Year 1244 after the Hijra of the Prophet
Imam Ghazi-Muhammad visits the Tarki ruler Mahdi-Shamhal II, demanding that the Shari’a be established in his wilayat
Strengthening the distribution of the Naqshbandi Tariqat by Sheikh Muhammad al-Yaragy and the descendant of our Prophet Sheikh Jamaluddin al-Kazikumukhy
The new message of Imam Ghazi-Muhammad in all directions and districts
Имам Гъази-Мухаммад посещает Тарковского правителя Махди-шамхала II, требуя установить Шариат в его уиляяте

V ̅ MMCMLXIV / 7 964
До шамхала он добрался
Шариат установить.
Тот — заверенно поклялся,
Дескать, так тому и быть.
Ничего не сделал он,
Видно, благости лишён.
Хоть напуган был без меры,
В книге той пришли примеры.
Значит, время не пришло.
Всё одно — мы постарались,
К цели долго пробирались
В чёрно-белое кино.
Бог решит — тот день придёт,
Знай об этом, весь народ…

Усиление распространения Накъшбандийского Тарикъата шейхом Мухаммадом Ярагским и потомком нашего Пророка шейхом Джамалуддином Казикумухским

V ̅ MMCMLXV / 7 965
Шейхи эти — дело знали.
Накъшбандии Тарикъат…
В мире этом все признали –
Самый Путь короткий, брат,
Чтобы Бога нам познать
И Познавшим Бога стать…
В Дагестан его дорога
Задержалась хоть немного
Но плодом обильна стала –
Много будет здесь святых,
Коими заполнен стих,
Их пора уже настала.
Среди них — Имамы все
Бриллиантами в росе…
V ̅ MMCMLXVI / 7 966
К Накъшбандии привыкает
Дагестана уж народ,
Что — мурúдом — книга знает
Иль мюридом назовёт.
Мы — за первое держались,
У арабов так прозвались.
А в России — мюридизм,
Недоволен им марксизм
С ленинизмом, коммунизмом,
Атеизма где опора,
Хватит в День Суда позора
Для таких. В миру капризном
Накъшбандию продвигали
Эти шейхи, то сказали.

Новое послание Имама Гъази-Мухаммада во все стороны и округа

V ̅ MMCMLXVII / 7 967
С Именем Аллаха дело
Начинает, с Басмалы.
Просим помощи мы смело,
Бог достоин лишь хвалы.
Миру он повелевает,
Дагестаном что признает,
Чтобы — Богу подчинился,
В Шариате утвердился.
В Свет чтоб — не сопротивлялся,
Сила противленье сломит,
Знающий опять припомнит,
Как бы кто не исхитрялся.
Мира каждому желает,
Кто покорность избирает.
V ̅ MMCMLXVIII / 7 968
Есть покорность — перед Богом,
Что покорностью считалась.
Не упрись в неё ты рогом,
Чтобы жизнь не обострялась
Всенесчастием опять,
Чтоб примером вслед не стать.
Кто порочен в мире был –
Чтобы дело не забыл:
Жизнь и душу уж отдали
Те муриды все Аллаху,
Как и подобало праху,
Этим всё и побеждали.
Если кто того не знал –
Зверь опять напоминал…
V ̅ MMCMLXIX / 7 969
Хитрости кто хочет — пусть
Мерой полной всё наполнит,
Тем познает в мире грусть,
Бог обычай Свой исполнит.
А весной они — придут,
Верные всё обретут.
Кто противился — ну, что же,
Наказать таких им гоже.
Из селений всех изгонят –
Силы много ведь у нас,
Скоро весь узнал Кавказ,
Силой Бога в мире склонят.
Ясно шейх всё объяснил,
Хоть я речи сократил.
V ̅ MMCMLXX / 7 970
Чтоб — все Фáтиху учили.
И Аттахийят там с ним.
Это тоже не забыли,
Прямо дело говорим.
Чтоб основы веры — знали,
А не песенки слагали.
Вот такой суров устав –
Разнесётся весть стремглав…
Наказанье обещал
Шейх Гъази-Мухаммад прямо,
Такова уж власть Имама,
Ясно дело прояснял.
Не сурово, не жестоко?..
Воля Неба здесь. Глубоко…

1 245-й Год Хиджры
Year 1245 after the Hijra of the Prophet
Imam Ghazi-Muhammad gathers troops
The first battle in Hunzah — the birthplace of the worst enemies and the most loyal murids of the Imams
Due to the insidiousness of khana Bahu-bike, the actual ruler of the accident, on the night of Qurban Bayram of the month of Thu-l-Hijja, Russian troops oppose the Imam
The adoption by Sheikh Ghazi-Muhammad of the decision to build the Agach fortress near the village of Kazanishche
Имам Гъази-Мухаммад собирает войска

V ̅ MMCMLXXI / 7 971
Втрое люди поделились –
Подчинился шариату
Первый, тем определились,
Не пошли они в растрату.
А вторые — будут против,
Утвердились в этой ноте,
Свет Аллаха погасить,
Чтоб адатом дальше жить.
То есть — стал адат дороже,
Чем Божественный Закон,
Восвояси пантеон,
Потому Имам стал строже.
Третьи люди — колебались.
Тройней снова люди стались.
V ̅ MMCMLXXII / 7 972
В Каранáй и Эрпелú
Шейх Гъази-Мухаммад входит,
Чтобы люди знать могли –
Шариат свой путь находит.
Знать и кадия послал
В заключенье — чтобы знал
Дагестана весь народ –
Что Имам тот будут тот…
В Аракáны отправляясь,
Наш Имам вновь преуспел –
Шариатом всё воспел,
От адатов удаляясь.
К русским убежал Саид,
Араканским что гремит.
V ̅ MMCMLXXIII / 7 973
Был учёным он известным.
И ещё — преподаватель.
И сказать пришло уместным
Вновь под общий знаменатель –
Всё вино там выливают,
(И такими, знай, бывают),
В доме что его нашли –
С тем муриды и пришли…
В Унцукуль лежит дорога,
Шейх Гъази-Мухаммад строг,
Да смягчил он свой порог,
Мягкости там, пусть, немного.
Всех к себе расположил,
Шариат тем утвердил.
V ̅ MMCMLXXIV / 7 974
Чудо шейха приоткрылось,
Что в народе — карамат,
В будущем что подтвердилось,
Прямо книги говорят.
«Вслед за мной — придёт Второй,
Что с тяжёлою рукой.
А за ним — и Третий вслед,
Всё узнает белый свет…»
Про — Хамзата и Имама,
Шамилём что знал народ,
Речь свою Имам ведёт…
Вот такая Панорама…
Унцукульцы — заслужили,
Долго раны бередили.
V ̅ MMCMLXXV / 7 975
И к гумбетцам он пошёл,
Так Имам свой ход набрал,
Шариат народ обрёл.
Кадия он наказал,
Мехельтинцев что судил,
Всё Имам определил.
А в Гагатле — даже бились,
Ничего тем не добились:
Есть потери с двух сторон,
Но поверженными были,
Шариат там утвердили,
Так Имам набрал разгон…
Бог Сам силу придаёт,
Потому труба поёт…
V ̅ MMCMLXXVI / 7 976
В общем — все не ожидали,
Шейх Гъази-Мухаммад встал…
Кратко дело описали,
Чтоб читатель не скучал.
А названия селений,
Избежать чтоб лишних прений –
В Указателе смотри,
Все районы там внутри.
Ход у дела облегчая,
Всех туда мы отсылаем,
Сами тоже плохо знаем,
Пусть пряма у нас прямая…
В Дагестане я не жил,
Потому и не хитрил…

Первое сражение в Хунзахе — родине злейших врагов и самых преданных муридов Имамов

V ̅ MMCMLXXVII / 7 977
А Хунзáх — всё та «столица»,
Лютый враг где обитает.
Есть знакомые здесь лица –
Ахбердú все сына знают,
Что Мухаммад, верный он,
Шамиля здесь бастион…
Женщина там управляла,
Что Баху-бике, и знала
В той войне изрядный толк –
Там муридов разбивают
И в Хунзах их не пускают,
И запел адата волк.
В первый день у Рамазана
Битва кончилась там рьяно…
V ̅ MMCMLXXVIII / 7 978
За удачей — неудача…
И Пророки жили так.
У Небес бывала сдача,
Что своя, пойми, простак…
Лицемеры проявились –
Радостью такой светились.
Слабый духом отошёл,
Сокол только и орёл
В деле этом оставались…
Бог же — «весточку» прислал,
Земли эти потрясал,
Все землетрясеньем стались…
И чума потом пришла
В следующий год, дела…

Из-за коварства ханши Баху-бике, фактической правительницы Аварии, в ночь Къурбан-байрама месяца Зуль-Хидджа русские войска выступают против Имама

V ̅ MMCMLXXIX / 7 979
От селенья удались,
Выкопали там жильё
И мечетью укрепились,
Горечи своё питьё…
Ханша снова подстрекала
Русских к бою, что ж, немало…
Розен там тумен привёл,
До Имама битвой шёл.
И Гимри пред ним склонятся,
Аманатов выдают,
Против силы нету тут,
Перемирьем укрепятся.
Сам Имам там против был,
Что историк не забыл.
V ̅ MMCMLXXX / 7 980
Но Имама — не отдали.
Пусть командующий тот,
Розеном что в мире знали,
Мечет там, а где-то рвёт.
Хоть тарковский там шамхал
В этом деле помогал,
Русский как историк пишет,
Строки подтверждая выше.
Неожиданный расклад,
Значит, Бог его хранил
И Имама не забыл,
Было так, наверно, брат.
Сила не всегда решала,
Значила хотя немало.
V ̅ MMCMLXXXI / 7 981
Нужен делу был Имам…
Потому Аллах оставил.
Это прямо скажем Вам,
Пусть, как зверь я речи правил.
Ход истории был свой
В этом мире под луной.
Потому — не получили,
Этот раунд упустили.
Что ж, великие дела
Шейха позже поджидали,
Пусть, враги не ожидали,
Не ждала и гор молва.
Всё Аллах всегда решал,
Верный верой это знал…
V ̅ MMCMLXXXII / 7 982
Испытанье было нужно –
Бело с чёрным разделить,
Чтобы вслед не ромб окружно
В треугольники чертить…
Чтобы все определились,
Лицемеры проявились,
Верой сильный чтобы знал –
Где есть брат, что правит бал.
Правила игры — всё те же,
Если цирком жизнь считать,
Проще чтоб определять
Правила игры в манеже…
Будет много там ещё
Действия, всё горячо…

Принятие шейхом Гъази-Мухаммадом решения о строительстве крепости Агáч неподалёку от селения Казанище

V ̅ MMCMLXXXIII / 7 983
Эта битва побудила
Крепость строить ту Агач,
У войны своя в том сила,
Смехом победить чтоб плач.
В Чумгесгене было дело,
Что урочищем поспело.
Казанúще рядом тут
И сегодня что почтут*…
Крепость — то приют войны,
В деле так всегда бывало,
Что история прознала,
Знают то войны сыны.
Чтоб от ворога отбиться –
Крепостью нам в мир укрыться.

1 246-й Год Хиджры
Year 1246 after the Hijra of the Prophet
Hamza’s fall offensive in Jar-Talá
The construction of the Agach fortress began this spring and the first battle there
Sheikh Ghazi-Muhammad defeats the Russians in Atlybuyun, near Makhachkala, and takes away the treasures of shamkhal and nobility in the village of Paraul
Battle of Tarki
Осеннее наступление Хамзата в Джар-Талá

V ̅ MMCMLXXXIV / 7 984
Джар-Тала — в Азербайджане,
Там — две тысячи дворов,
Чтобы знали мусульмане,
Ход войны всегда суров.
Город где Закаталы –
Полетят туда орлы,
Коих возглавлял Хамзат,
Что Имам Второй наш, брат.
Русский будет там разбит –
Джарцы дело одолели,
И муриды там поспели,
И Хамзат стал знаменит.
Пушку русских там забрали,
Хоть и крепости не взяли.
V ̅ MMCMLXXXV / 7 985
С Шихшабаном он пойдёт
В крепость, чтобы получить
Грамоту*, хыяна ждёт –
Что предательством не чтить.
Их двоих арестовали
И в Тифлис сопровождали.
Позже вышел он оттуда,
Двух сынов отдав в залог,
В аманаты, видит Бог,
На войне своё ведь чудо.
Вскоре сын его ушёл
К Богу и покой обрёл…
V ̅ MMCMLXXXVI / 7 986
Аманатами жила та война,
Сказать тут к месту,
Беспощадная она,
И не к жениху невесту.
Сыновей так забирали
И к покорности склоняли –
Там заложник, и убьют…
Жалости не будет тут.
Так стреножили уж многих
Или сделать то пытались,
Силы этим умножались,
Все известные треноги.
Потому Хамзат сидел
Дома, знанием корпел.
V ̅ MMCMLXXXVII / 7 987
Умер сын в плену — к Имаму
Тем Хамзат и подоспел,
Проясняя панораму,
Горем кто в миру седел…
К Богу лишь они стремились,
Этим в мире воплотились,
Нет другого там пути
И себя им не найти…
Только Бога и Пророка
Признают, а мир ушёл,
Сокол потому… Орёл
Тоже нужен. Хоть глубоко
Не дадут опять копнуть,
Прояснил у дела суть…

Начало строительство крепости Агáч весной этого года и первое сражение там

V ̅ MMCMLXXXVIII / 7 988
Полтораста будет их,
Крепость строить что хотят,
Всё муридов в битве стих,
Замысел что воплотят.
Ахмад-хан, шамхал придут,
Сулейман-пашой что чтут –
Да муриды их разбили,
В бегство сходу обратили,
Что позорнейшим там стало,
В Дагестане слышал каждый
Раз один, быть может, дважды.
Русских там пора настала –
Тыщи две там в бой коней
Двинут, и пехота с ней.
V ̅ MMCMLXXXIX / 7 989
Пишет русский так источник,
Бекович-Черкасский там,
Генерал и князь, в песочник
Это дело не отдам.
Розен дело прояснил –
Неудачен бой тот был,
Генерал что адъютант,
На войне имел талант.
У Арюутерека было
Дело битвой, это знай,
Дагестанец, карачай,
Чтобы память не забыла.
Из Унцукуля там воин
Битву был вести достоин.
V ̅ MMCMXC / 7 990
Звать его — Али-Султан.
Русских в бегство обратили,
Вот такой здесь караван,
Очень многих там убили.
Мы — двоих лишь потеряли,
Одного раненьем взяли.
И в Кафыркумух ушёл
С битвы русский, там обрёл.
А Имам — в Атлыбуюн,
Рядом что с Махачкалой,
Вот таков Имам-герой,
И не властью хлада рун.
Таубе генерал идёт
Там с полком и бой найдёт.

Шейх Гъази-Мухаммад разбивает русских в Атлыбуюне, недалеко от Махачкалы, и забирает сокровища шамхала и знати в селении Параýл

V ̅ MMCMXCI / 7 991
Бог — победу подарил,
Шейх Гъази-Мухаммад в деле,
Вновь мурид там победил,
Силы русских на пределе.
Пораженье там — жестоко,
Горькой горечью глубоко.
В раз второй они собрались –
Но от страха не сражались.
Так, шамхальцы, мехтулинцы
Встали в ряд солдат Имама,
Закачалась эта рама,
Где адата в мир гостинцы.
И к Таркам все отступают,
Битвы новой ожидают.
V ̅ MMCMXCII / 7 992
В Параул идёт Имам,
Злато знати там бывало,
Коего им не отдам –
Коли Небо нам давало.
Злато там шамхал хранил,
Что в Тарках себя ценил.
Злато всё оттуда взяли
И в Агач уж отправляли.
Что — войны трофей обычный,
Иль Гъанúмою зовут,
От арабов это чтут,
Чей закон для нас привычный,
Шариатом что зовётся,
Подчиниться там придётся.

Битва за Таркú

V ̅ MMCMXCIII / 7 993
Град такой, он так зовётся.
Дагестана знать живёт
Здесь, шамхалу всё придётся,
Чтит шамхала весь народ,
Что адатом прибивался,
С Шариатом не признался.
Но и здесь есть измененья
Из клубничного варенья.
Часть шамхальцев — уж с Имамом,
Неожиданны дела,
Правда снова здесь взяла,
Что в определеньи самом.
За Тарки кипит уж бой
В этом мире под луной.
V ̅ MMCMXCIV / 7 994
Знал Имам — не одолеть,
Крепость эту не возьмём,
Хоть проникли в эту клеть,
Будь я трижды водоём.
Погреб пороха взорвался,
Местом что в Тарки верстался,
Много наших погибает –
Тыща Двести, так растает.
Восемьдесят из Чиркея,
Шейх Караха пишет это,
И гремит по белу свету,
Хоть не задалась затея.
В гущу русских раза три
Прыгал наш Имам, узри.

1 247-й Год Хиджры
Year 1247 after the Hijra of the Prophet
Birth of Jamaluddin — the son of Imam Shamil
8,000 stanzas
A L F IX
‘Uthman. 27th Legion (stanzas 8,035–8,343)
This is a special story. Legion of the Twenty-Seventh …
The siege of Endirey and his fortress
Russians take Ahdash-auh and burn it
The retreat of the Russian troops under the onslaught of the mountaineers to Endirey and the gun they lost in the retreat
Imam Ghazi-Muhammad besieges Derbent
Sheikh Ghazi-Muhammad takes Kizlyar
Offensive of the Chief of Staff of the Caucasian Corps Pankratiev on Chirkey
The offensive of Imam Ghazi-Muhammad on the Burav fortress — modern Vladikavkaz
Sheikh Ghazi-Muhammad advances in Chechnya and reaches Gudermes
Рождение Джамалуддина — сына Имама Шамиля

V ̅ MMCMXCV / 7 995
Вслед Тарковскому сраженья
Радость эта приключилась,
Сын Имама в снаряженье
Той войны, дитя родилось…
Двадцать дней всего прошло
С битвы той, до нас дошло –
Первый сын есть у Имама
Шамиля, тем Панорама.
В аманаты попадёт
Маленьким ребёнком позже,
Тем судьба раскинет вожжи,
Жизнь в плену всю проведёт.
Позже будет возвращён,
У войны ведь свой закон…
V ̅ MMCMXCVI / 7 996
Говорили — отравили
Русские пред возвращеньем,
Этим нас не удивили,
Хоть черничным всё вареньем.
Он не долго дома был,
Вам про то уж говорил.
В Карачае есть могила,
Где Имама в мире сила…
В пик распада Имамата
Здесь его хранил Имам,
Что достаточно уж нам,
Многое понять, ребята…
Раз, надежда здесь живёт –
Дагестан уже не тот…
V ̅ MMCMXCVII / 7 997
Никого не обижая,
Проще дело прояснить,
Чтоб несла перекладная,
Чтоб Истории всей нить
Размышленьем наполнялась –
Правды в мире не стеснялась.
Возвышенье есть — паденье,
Не истории глумленье.
Все империи так жили,
Есть у мира свой устой
В этом мире под луной,
Ничего не изменили
С сотворенья до сих пор –
Тот же в мире уговор…
V ̅ MMCMXCVIII / 7 998
Нет паденья, возвышенья –
Испытанье есть у дел.
В мире этом — нет варенья,
Есть конец и передел.
Чтобы с миром обнимались
Меньше мы и приближались
К истинному положенью,
В мире этом всепрозренью.
Всё мешает тут и там –
Был порядок дела тут,
Мир подлунный не почтут,
В радость нам, назло врагам.
К делу этому привыкли,
Лицемеры только сникли…
V ̅ MMCMXCIX / 7 999
Потому без хэппи-энда
Голливудского, учти,
И не в тренде чудо-бренда
Движут Бога здесь Пути…
Глубже чуть лишь загляни –
Словом добрым помяни
Бога и Пророка с Ним,
Что Аллахом так любим.
С ними, в них — победа наша…
Не дворцами, что в миру,
Затруднением в игру,
Заварилась чтобы каша.
Есть Мухаммад-господин –
Светоч мира он один…

Восьмой Альф
(8 000 Станов)

V ̅ MMM / 8 000
Точки нет — без двоеточья…
Удивительны слова…
В центре Силы Средоточья
Будет кто — его права.
Ничего не упуская
Кто, Стрелою вылетая,
Поразит мишень любую,
Ведь летит напропалую
Он в Довольстве Одного
Бога лишь, где нет иного
В сердце уж «божка» любого,
Даже более того…
Вот к таким стремиться надо,
Для кого Пророк — награда…

A L F IX
А л ь ф Д е в я т ы й

V ̅ MMMI / 8 001
Дело Стáном продолжалось…
Хоть пугают те слова,
И идти нам оставалось
Сколько же — молчит молва…
Ну и — слава Богу… Всё же,
Знать бывает и дороже
Для себя, не знать вестей –
В нашем деле веселей.
Всё попроще, поспокойней,
Хоть незнанием живём,
Верой, Светом тем дойдём,
Станет воин лишь отборней –
Сотню, тысячу дадут,
Миллионами почтут…
V ̅ MMMII / 8 002
Вот такая незадача –
В цело всё объединить,
Очень здесь редка удача,
Энтропию победить…
Все Пророки этим жили,
И святых мы не забыли,
С энтропией бой ведут –
Многие в бою падут…
Нет пути в миру другого –
Надо биться и сражаться,
Не на милость нафсу сдаться,
Будет в помощь Бога Слово,
Что Кораном называлось,
Нам понять его осталось.
V ̅ MMMIII / 8 003
Шариата все основы,
Что Имамы насаждали,
Из — Корана. Нет другого,
Битву ту хоть проиграли.
В Халифате — то же стало,
Этого уже немало,
Чтобы тему прояснить,
Не унынием пробить…
Есть задача в мире этом –
Выковать из духа Сталь,
Нафса потому не жаль,
Хоть жалеют белым светом.
Дескать, эта жизнь — прекрасна.
Сказка нафса та опасна…
V ̅ MMMIV / 8 004
Чтоб — дурачить вновь людей.
Этот мир — в подмогу эгу,
И не нужно уж чертей,
Ни к чему жара ведь снегу.
Много раз то говорили,
Может, речи утомили.
Человек-«инсан» — забыл,
Вам про это говорил.
Мы — забывчивый народ,
Нужно нам увещеванье,
Бога в деле поминанье,
Зикр этим ход берёт:
Ля иляха илля Ллах –
Бог Один всего в мирах…
V ̅ MMMV / 8 005
Вот за это утвержденье –
Битвы все земли текут,
Не моё это сужденье,
А философы соврут,
Что опять всё отрицали,
Всё «водоразделом» знали.
Эгу в мире поклонялись –
В этом хоть и не признались…
Áбгъаду иляхи* — он,
«Ненавистный что божок,
Больше всех», такой урок,
Тем хадис тот и силён:
Страсти эга в деле были,
Что «богами» люди чтили.
V ̅ MMMVI / 8 006
Мы до Áльфа уж добрались,
Что Девятым стал в Пути,
Легионами считались,
Чтоб проехать и пройти.
Чтобы классик заценил,
Критик тоже не забыл.
Чтоб сойти за «своего»,
Хоть не нужно мне того.
Что дойдём мы до Усмана
Как бы мог тогда мечтать?..
Станом трудно всё считать,
Быстроходность Каравана
Даже зверя здесь смутила –
Такова Аллаха Сила…
V ̅ MMMVII / 8 007
И — Четыре Сотни строк –
От Усмана отделяют,
Так любил его Пророк,
Все святые это знают.
Баракáтом обретём –
Ведь с Умáром мы идём,
Всё его здесь Легион,
На исходе был хоть он…
Чтоб печали разгружались,
Чтоб читатель не устал,
Я минутку паузы взял,
Чтобы критики смеялись.
Мне-то что? Не я здесь блин –
Бог вселенной Господин.
V ̅ MMMVIII / 8 008
Чтоб посылочку, ребяты,
Распечатать, отдохнуть –
Был здесь ход витиеватый,
Чтобы рифмы помянуть.
Слов ведь в русском языке
Не прибавилось руке,
Чтобы новый стиль начать,
Всех «во солнце» удивлять,
Всё Шекспира поминая…
Но — Частями чтоб писалось,
Что там с «гениями» сталось,
Никого не обижая?
Я не знаю. Гений коль
Где-то есть — его там соль.
V ̅ MMMIX / 8 009
Стан свободный для порядка
Только дело укрепил,
Вот такая разнарядка,
Если дело кто забыл.
После отдыха опять
Можно будет воевать,
Войны эти не забыть,
Чтобы мудростью учить.
Хоть — дидактики основы
Не моя была стезя,
Не за пешку иль ферзя
Бились, был прекраснословый
Ведь Хафúз — кумир былой
В мире вечном над луной…
V ̅ MMMX / 8 010
Да… Хафúз. Подумать страшно.
Вслед ему чтобы писать?..
Зверю будет бесшабашно
Можно в дело поступать –
Коли Бог Сам посылает,
Сам весь ход определяет,
Человек не смог, поди,
Ас-Сафú бы обойти.
Мне ли знать? Писалось к слову,
Чтобы речи упростить.
Не врагам чтоб угодить,
И не сладить уж покрову,
Что скрывал меня в миру –
Продолжением в сыру…
V ̅ MMMXI / 8 011
Дело делалось изрядно,
Критик, пусть, не оценил.
Да другому неповадно,
Чтобы критик не забыл.
Мне-то что? Ведь я — писака,
Не какой-то задавака,
Чтоб людей за нос водить,
Чьим-то «гением» блудить.
Надо пальчики размять,
На компе оно привычней,
Да и зверю закадычней,
Чтоб словами сотрясать.
Пусть, понятны никому
В большинство — хоть сам пойму…
V ̅ MMMXII / 8 012
Интересно мне читать,
Что написано уж было,
Удивлением чтоб стать –
Не моя рука водила?
Незнакомо. Не моё.
Вот такое забытьё.
Ясно дело, ведь не я
Автор здесь, рука моя.
Что-то стал, что ль, забывать?
Боже сохрани Великий…
Будет рядом солнцеликий,
Чтобы зверя поправлять.
Это надо было в деле –
Раз, дела все на пределе…
V ̅ MMMXIII / 8 013
Изложение у тем
Лёгким не всегда бывало,
Избежал хоть всех проблем,
Коих в деле том немало.
Надо рифмой учудить,
Смысла в том не упустить,
Чтоб шедевр каждой строчкой
Между полдником и ночкой.
Ясно дело, не сложилось
Перлом редкостным сражать,
Каждый день строкой на Ъ,
Ничего, не утомилось
Зверя сердце здесь, поди –
Тернии всегда в Пути…
V ̅ MMMXIV / 8 014
Ничего и потихоньку,
Легионы всё идут,
Продвигая полегоньку,
Мудрость многие найдут.
От святых она бывала,
Книга это рассказала,
Что в Пророках всё черпают,
Что — единственные знают.
Знанья — только через них,
Хоть потом открыть могли,
Корнем листья обрели,
Потому свободен стих.
Гордость дьявола удел –
Вслед несчастный лишь летел.
V ̅ MMMXV / 8 015
Что ж, Умар — Халиф был знатный,
Халифат при нём расцвёл,
И не знал он ход попятный,
Сокол был он и орёл…
До Туниса дошагал,
Индостан почти достал,
Вот такая там страна,
Где Умара сторона…
Все основы заложил,
Чтоб страна та процветала,
Энтропия хоть мешала,
Ничего не упустил,
Чтобы легче нам шагать,
Легионами считать…
V ̅ MMMXVI / 8 016
Сам Брюс Ли играл в пинг-понг
Так нунчаками и складно,
Что забыл ударить в гонг
Там судья, и всем отрадно.
И стихи так кто слагал –
Значит, Мастером уж стал.
Я пока так не могу,
Всё на этом берегу…
Мысли надо отключить,
Чтобы делу не мешали,
Волны мутью не склоняли,
Чтобы мячик победить –
От нунчаков чтоб летел
Сам собой, как сам хотел…
V ̅ MMMXVII / 8 017
Без усилия, наитьем?
Видно, пик у Мастерства
В мире лени, чаепитьем
Не достигнуть Волшебства…
Надо следовать, достичь –
В Боге Истину постичь.
Дао-путь зовут Востоком
В мире этом ненароком.
Тарикъатом — я зову,
Прямо вещи называю,
Шквалом критики пылаю,
Разгребая полову,
Чтобы розу увидать –
Где Пророчества Печать…
V ̅ MMMXVIII / 8 018
Шейх Шамиль — шёл Тарикъатом,
Что не тайна, не секрет,
Современности не братом,
Что отверг опять аскет,
Завистью что так пылал –
Тарикъаты не признал.
Значит — эгу он молился,
Раз, с Великим не ужился.
Раз, не хочет он смиренья,
Так смирения взалкав
От других, такой тут «нрав».
Что, достоин осужденья?
Мне-то что его судить?
Бог решит, тому и быть.
V ̅ MMMXIX / 8 019
Эго? Битва разтакая?
Кто сказал? Откуда сказ?
Понесла перекладная,
Не Япония-Кавказ.
Если против кто-то был –
В День Суда чтоб не забыл.
Даст Аллах, я не забуду,
Подивлюсь тогда я «чуду»,
Нигилист что отрицал –
Пусть Аллаху объяснит,
Почему тафсир «молчит»,
Почему он «не сказал».
Те тафсиры я читаю,
Молчунов не упрекаю…
V ̅ MMMXX / 8 020
Ищет кто — всегда находит?
Если Бог ему всё дал.
Ничего не происходит
И пустой опять финал?
Ничего такого нету –
Обойти ты всю планету?
Есть. Другие находили,
Ничего не утаили.
Потому и смелый сказ
Здесь в Наджúбе окрылился.
Чтобы — людям не забылся,
И Япония-Кавказ
Чтобы тоже поминали
Бога зúкром, всё сказали.
V ̅ MMMXXI / 8 021
Почему-то все молчат?
Нет, не все. Хоть — большинство.
Мира дело это, брат,
Побеждало меньшинство.
Ведь счастливых — мало было,
Сердце тоже не забыло.
И богатых мало очень,
Что понятней, между прочим.
Потому за меньшинством
Процветанье дела будет,
Что толпу всегда остудит
Мирозданья естеством.
Сразу много и всего –
Мышеловка. И чего?..
V ̅ MMMXXII / 8 022
Эго — жадным, знай, бывало,
Ничего не примет в счёт,
Всё его там чертыхало,
Всё фортуна там нейдёт.
Потому-то сказ обычен
И давно уж всем привычен,
Нет там в деле новизны,
До прямой всё кривизны…
Раскачать и донести?
Донести — глагол не мой
В этом мире под луной,
Лучше мне рабом грести
На галере равновесья,
Избежавши мракобесья…
V ̅ MMMXXIII / 8 023
Складен больно этот сказ?
То — не сказ, и не начало.
Присказка там в самый раз,
Коли поднято Забрало,
Что, увы, не опускалось –
Нарицательным уж сталось…
Ничего, переживу,
Розой вырву полову…
Чтоб глаголами привычней
Существительное смять,
Где Востока вновь печать,
Западу же — необычней,
С сути дела что пойдёт
Существительным в поход.
V ̅ MMMXXIV / 8 024
Так ментальность раскрывалась,
Проявленьем естества,
Мудростью что называлась,
Хоть мала её паства…
Что ж, и малого довольно,
Задышалось мне уж вольно,
Чтоб местоименьем бить,
Якорями не прослыть…
Дагестана вольный дух
Снова слышится в пределе,
Знать, на Небе так хотели
И у зверя чуткий слух.
Хоть там козырь — обонянье,
От меня ему в признанье.
V ̅ MMMXXV / 8 025
Не печально уж ничуть,
Хоть веселья избегали,
Чтобы сохранить всю суть –
Утопили все печали…
Всё банально получилось?
Иль бананами раскрылось?
Надо силы мне набрать
За Имамами шагать…
Много лет там битва длится,
Что уж мир, поди, устал –
Встал Имам на пьедестал,
Там знакомые мне лица…
И Россия вся устала,
Тем Европу всё смущала…
V ̅ MMMXXVI / 8 026
Был Имам у нас — кремень…
Сталь особенного сорта,
Не потянет то темень,
И за ним своих когорта.
Что — для дела вот такого
В Миллион, считай, основа…
Много там ведь быть не может,
Сам Аллах Своим поможет…
Остальные же — за борт,
Сами этот путь избрали,
Всё вопили и стонали,
В общем, был другим там сорт.
Тоже мне, «мичурин» в деле,
Стрелы критиков летели…
V ̅ MMMXXVII / 8 027
Станы всё летят к Усману,
Чтобы дело завершить,
Украшая Панораму,
Чтобы в Боге делу быть…
Хоть порядком я устал –
С корабля пойду на бал.
Хоть подводна субмарина,
Что привычная картина.
За годиной старой в год
Новый плавно затекая,
Хоть не этого я края,
Да и сортом был не тот…
Тем не менее, добрался,
Всё к Усману приближался…
V ̅ MMMXXVIII / 8 028
Вот такая здесь картина,
Что в названья не вместилась,
Непонятный образина,
Что в итоге получилось?
До итогов, что давно
В чёрно-белое кино,
Нам идти ещё далече,
Хоть обед пока, не вечер…
Всё надежда в сердце билась –
Что дойду в один из дней,
Богу всё всегда видней,
Птица в клетке утомилась…
Золотая клеть была –
Златом, видно, и спасла…
V ̅ MMMXXIX / 8 029
До чего дышать тут вольно…
Непонятно, зверь устал?
Топал вдали добровольно,
Тут чего он сразу встал?
Чтоб Усмана здесь почтить –
Данью вечной обложить
Все селения в округе,
Не забыли чтоб о Друге…
Коим — лишь Аллах бывает,
Хоть Путей к Нему не счесть,
Радостная миру весть,
Мир чего не забывает…
Значит, помнит? Дай-то Бог,
Сладок яблочный пирог…
V ̅ MMMXXX / 8 030
Книгу кто читал с Начала –
Этот термин уяснил,
Было поднято Забрало,
Зверем помнит, не забыл…
Хоть идти ещё далече –
Был один всегда, а вече
Севером на Юг стремилось,
В этом Стане уместилось…
Ведь не всё простым стеченьем
Цифры с буквой обличать,
Чтобы легче различать
Не Гольфстримом, а теченьем
Света в сердце на века –
Знать, легка твоя рука…
V ̅ MMMXXXI / 8 031
И каноэ в Миссисипи
Заплывало далеко,
Позабыв уже о гриппе,
Мне дышалось вновь легко…
Чтобы дело продвигать –
Бога здесь найти Печать…
Пусть, неясно самому,
И дилемму ту приму.
Больше, меньше иль другого –
Неспроста и невдомёк,
Был обычный паренёк,
И откуда мощь у слова?
Бог ведь Мощности давал,
Вам про то давно сказал…
V ̅ MMMXXXII / 8 032
Чтоб запутать иль отвлечь?
Я — разведка, не пехота.
Хоть Емелей любит печь,
Хоть тяжка его забота…
Чтобы всё здесь передать,
Ничего не пропускать…
Как ещё тут в мир уйти
Всерелаксами Пути?..
Как за словом чтоб в карман
Мне не лезть для экономий
И ненужных церемоний
Всё ж — догнать мой Караван…
Знак вопроса опуская –
Будет точка и прямая…
V ̅ MMMXXXIII / 8 033
Ничего — почти дошёл…
Неужели, Боже правый…
Ведь не сокол, не орёл,
Не берёзою в дубравы…
Долго очень речка билась –
В Океан у Бога влилась…
Слава Богу, Бог Велик,
Раб был Божий — солнцелик…
Чтобы, речи упрощая,
Пыли всем в глаза пустить?
Хочет Бог?.. тому — и быть.
Ничего не забывая,
Чтобы дьявол утомился –
Памятью тут разразился…
V ̅ MMMXXXIV / 8 034
Всё — в Пророке. И — до Бога…
А иного — не признал,
Такова моя дорога,
Виден мне родной Причал…
За Пророком вслед шагая,
Накъшбандию воспевая,
Что до Бога краткий Путь,
Мне б старания хоть чуть…
Всё надеждой в море лени
Субмарина та плыла,
Были в мир вот так дела,
Не плечами для сажени.
Бог же — Милостив, простил,
Хоть того не заслужил…

Усман
27-й Легион (строфы 8 035–8 343)

V ̅ MMMXXXV / 8 035
То — особенный рассказ.
Легион Двадцать Седьмой…
Зи-н-Нурéйном здесь приказ
Вступит в Бога новый бой…
И его нам не понять,
Ангел будет отступать
Перед ним и постыдится –
Как к такому подступиться…
И к чему нам имена
Непонятные Востока?
Видит кто-то недалёко,
Да такие времена…
Имена Аллах даёт –
Лодка так и поплывёт…
V ̅ MMMXXXVI / 8 036
Не порядки нарушая,
Коими владеет Бог,
Мир дождями орошая,
Чтоб крестьянин в радость смог
Улыбнуться в дождь осенний
Или летний, иль весенний,
Хоть весна опять отстала
На чуть-чуть и догоняла…
Да, Усман — Халиф Великий
И велик там разговор,
Лишь от глупого укор,
Что сомненьем в тугость дикий.
Диких в деле я видал –
В Боге диких был Причал…
V ̅ MMMXXXVII / 8 037
Нам разминка помогала
Завершать опять дела,
Ничего не упускала,
Очень многое смогла…
Отдохнувший от теорий
Туфелек и инфузорий,
Подуставший от затей,
Хоть драконом в небе змей –
В Дагестан мы возвратимся,
Где войной шагал Имам,
Шейх Гъази-Мухаммад нам
Много дал, и разразимся
Мы такбúром в его честь –
Что Аллáху áкбар… Весть…
V ̅ MMMXXXVVIII / 8 038
Всё сурово в этом мире…
Горечи вкусил Имам,
Чтобы линией в пунктире
Нашим точкам, скажем Вам,
Не тонуть, не утонуть –
Вот его деяний суть.
Сердце людям пробудил,
Чтоб крестьянин не забыл
Вечный мир в погоне вечной
За мирским… Таков уж ход,
Что со дня на день течёт
В этой жизни быстротечной.
Жизнь хоть долгою считалась –
Миг один и вся промчалась…
V ̅ MMMXXXVIX / 8 039
Раз, с Усманом мы в Пути,
Значит, можно и пробиться,
Чтобы мимо не пройти
И адáбом укрепиться,
Коим был Усман силён
Почитания столпом…
Зи-н-Нурéйн — Два Света взял,
Вам про то уже сказал.
Потому такой особый,
Есть завистники, не скрою,
Только что от них Герою?
Потому утихли снобы.
Ведь Усману — ровни нет,
Знает это белый свет…
V ̅ MMMXL / 8 040
Хоть — Алú любил я больше,
До него, иншá Аллáх,
Тоже мы дойдём, подольше
Помогал чтоб Бог, о прах…
С Дагестана начиная,
Продолжением у Края,
Будем топать в дальний Путь.
С эгом Битвы не забудь.
Ради них — в тот путь затеял
Выйти зверь, пещеру бросив,
Хоть врагов несметно против
Выйдет… Что ж, всю грусть навеял
Тот рассказ про нафс опять –
Есть Имам чтоб побеждать…
V ̅ MMMXLI / 8 041
За Имамом Шамилём
Можно смело в Путь идти,
Потому за ним идём
Терниями чтоб цвести…
Ничего, пройдут вразнос,
Будь я трижды Водонос,
Тернии страданьем вечным,
Помогал Аллах беспечным,
Коли разумом я слаб…
Что ж, кинжал здесь есть и бурка,
Средь прекрасных — Сивка-бурка
Буду я, Аллаха раб.
К образам из внешне мира
Не привык пока задира…

Осада града Эндирей и его крепости

V ̅ MMMXLII / 8 042
Ашильтинский Абдуллах
Эту крепость осаждает,
Что Внезапная в словах,
Эндирея град узнает,
Рядом с крепостью стоит,
Знай и ты, младой пиит.
Шейх Гъази-Мухаммад тут
Скоро будет, в битве крут…
Долго длится та осада,
В семь недель пошёл уж счёт,
Да подмога им идёт,
Крепость вести этой рада.
Здесь Имам наш отступил,
Ополченье распустил.
V ̅ MMMXLIII / 8 043
Лишь с немногими остался,
Здесь дошёл Эммануэль,
Долгой битвой бой там стался,
Генерала ж помнит эль –
Карачай ведь он склонял
И присягу дому* взял.
И к Чумли он отступает,
Войско снова собирает.
Меж Аýхом-Эндиреем
Эта местность находилась,
Слышать так нам приходилось,
Утверждением посмеем
Дело дальше утверждать,
Чтоб Имамам побеждать…

Русские берут Ахдаш-аух и сжигают его

V ̅ MMMXLIV / 8 044
Тот аул урýсы взяли.
И дотла его сожгли.
Брата два про то узнали –
Русские позор нашли:
Брата два всех изгоняют,
Книги ясно излагают,
Вот такая там отвага,
Не на дне в краю оврага…
За пределами селенья
В битве правой уж погибли,
Гурий край он достигли,
От печали утоленья
Выпив полный здесь бокал,
Зверь по книге излагал.

Отступление русских войск под натиском горцев до Эндирея и потерянная ими в отступлении пушка

V ̅ MMMXLV / 8 045
Русский воин возвращался,
А Имам уж поджидал –
Битвой ярости вонзался,
Изгонял и убивал.
Пушку их забрал в Чиркей
Той войны наш корифей.
Эндирей переселил,
Враг который осадил.
Пятьдесят туменов златом
Из общественной казны
Платит он, чтобы сыны
Эндирея жили рядом.
Враг ушёл в Кафыркумух,
По земле пошёл тот слух.

Осада Имамом Гъази-Мухаммадом Дербента

V ̅ MMMXLVI / 8 046
И Дербент он осаждает,
Что особый разговор,
Шейх Гъази-Мухаммад знает,
С Богом был ведь уговор…
Там пятнадцать дней стояли,
Хоть тот град тогда не взяли.
Шейх Мухаммад Ярагъú
Тут пришёл, ну, что ж, моги –
В Эрпелú его поселит,
А потом уже в Чиркей,
Прыти в этом не жалей,
Перед шейхом мир весь стелет.
От Дербента отступил,
Там Каханов подходил.
V ̅ MMMXLVII / 8 047
То есть — перегруппировка?
Или просто отступленье?
На войне своя сноровка
И своё там притяженье.
Чтобы шейха уберечь,
Святый сан его стеречь,
Да и силы подходили,
Вот муриды отступили.
Можно так и так сказать –
Мы же просто излагали,
От изыскать отвыкали.
Чёрным белое мешать
Зверь не хочет и не стал,
Бог то дело запрещал…

Шейх Гъази-Мухаммад берёт Кизляр

V ̅ MMMXLVIII / 8 048
В Гéльбах русские идут.
А Имам идёт в Кизляр –
Все вороны мира тут,
Чтобы слышать только «кар»?
Крепость птицы отвлекали –
И муриды крепость взяли.
Только наш Имам ушёл –
Птиц не слышно. Что, орёл?
Как то дело объяснишь?
Ты ж «всё знаешь», умный самый –
Ни к чему всё это, мамы?
Ну, чего опять молчишь?
Птицы горцам помогают,
Даже книги это знают.

Наступление начальника штаба Кавказского корпуса Панкратьева на Чиркей

V ̅ MMMXLIX / 8 049
А Панкратьев взял Чиркей,
То же воинска удача,
Силы, мощи не жалей,
Как же на войне иначе…
Пушку русским возвратили,
Ранее что захватили.
А Афáнди* в Игалú
Переправить мы смогли
Чуть пораньше, все вернулись
В прежние свои селенья,
Что исход переселенья,
Ведь Чиркеем разминулись.
Пушки град Чиркей снесли –
Дюжиной что принесли.
V ̅ MMML / 8 050
В общем, битва раскалялась –
Где-то нам, а где-то нет.
Генералами вгрызалась
В Дагестан — такой ответ…
Постепенно подчинять –
На корню завоевать…
Потому Имамы бились,
С тем захватчиком сразились –
Чтоб колонией не стать.
Тут мустáшрикъ поперхнулся,
Сразу было отмахнулся –
Примечанья есть читать:
В СССР был тот словарь,
Помянуть что было встарь*…

Наступление Имама Гъази-Мухаммада на крепость Бурав — современный Владикавказ

V ̅ MMMLI / 8 051
До неё почти дошёл,
Тут ядро к нам прилетело,
И взрывной волной нашёл –
Было там такое дело,
С лошади Имам слетел,
Видно, Бог того хотел.
И назад он повернул,
На Бурав хоть был посул.
Всяко на войне бывает –
Град Бурав нам не поддался
И во власти он остался
Русских, книга это знает.
Вслед за книгой мы идём,
Зверь хоть малый водоём.
V ̅ MMMLII / 8 052
Чтоб Историю мы знали
Не Политикой «опять»,
Чтобы всё не оболгали,
Кто — привычным станет врать…
«Лгать» и «врать» не разделяя –
Всё не Правды было Края.
Покультурнее чуть-чуть
То иль это — мне не суть.
Что — туда, пускай — оттуда,
Правда в деле лишь важна,
Силе — Правдой сторона,
Хоть сейчас она — за чудо…
Чтоб пред Богом зверь стоял
И за Правду Бог прощал…

Шейх Гъази-Мухаммад наступает в Чечне и доходит до Гудермеса

V ̅ MMMLIII / 8 053
Что ж… Чиркей тем обязался –
Чтоб Имама им изгнать,
Перемирьем расписался,
Это тоже будем знать.
Потому пошёл в Чечню –
Всё поднять чтоб на корню,
Шариат чтоб утвердить –
Войско к бою снарядить.
И Ярагский шейх был с ним.
Гудермес уже пред ними,
Донесло перекладными,
И о том поговорим.
Выйдет всадников пятьсот –
Кроме трёх он всех убьёт.
V ̅ MMMLIV / 8 054
Пушки две у них забрали
И отправили в Беной,
Это тоже книги знали,
Мы напомним стороной.
Позже русские пришли
И сражение нашли,
В том бою мы отступили,
Силы там не равны были.
Знал Имам — его убьют
Очень скоро, был готов,
До того он был суров,
Ничего не скажешь тут…
В Ирганае ров копал,
Путь строеньем преграждал…

1 248-й Год Хиджры
Year 1248 after the Hijra of the Prophet
The second battle for the fortress of Agach
3rd day of the month Jumadal-Ukhra — the martyrdom of Imam Ghazi-Muhammad
Hassiyats of Sheikh Ghazi-Muhammad
The heroic salvation of Shamil in that battle
At the beginning of the month, Ramadan Shamil goes to the village of Gimri
Birth in the month of Thu-l-Qi’da Ghazi-Muhammad — the son of Imam Shamil
The election of Hamza as the 2nd Imam after Sheikh Ghazi-Muhammad and one and a half years of his reign
Imam Hamza settles in the village of Riguni, before that having killed all the hypocrites who lived there
Imam Hamza and Shamil go to Untsukul
Второе сражение за крепость Агач

V ̅ MMMLV / 8 055
Был пока он в Гудермесе –
Русские Агач берут,
Не одни они в замесе –
Жители равнины тут,
Что в бою им помогали,
С неприятелем шагали.
В крепости — Шамиль, Хамзат,
С Игали Саид, мой брат.
Бой и вылазки там были,
Неприятель чтобы знал
И вольготно не шагал,
Многих в том бою убили.
Но отступим в этот раз,
От Аллаха нам приказ…
V ̅ MMMLVI / 8 056
То есть — всё там затруднилось,
Жмут теперь со всех сторон,
Битвой яростной раскрылось,
Враг оружием силён.
Значит — будем мы сражаться,
Вслед Имаму снаряжаться…
Верные опять остались –
Остальные разбежались.
Ничего, обычен сказ,
Тем ничуть не удивили,
И похуже в мире были,
Всё там будет в самый раз.
Жизнь в миру, одно — уйдёт…
Да забыл про то народ…

3-й день месяца Джумада-ль-ухра — мученическая гибель Имама Гъази-Мухаммада

V ̅ MMMLVII / 8 057
В Ирганае — не успели
Ту преграду возвести,
Тем в Гимри и полетели —
Смерть Имаму обрести.
Русский был там не один —
Усманлу, каджар был с ним,
Из Кайтага был Джамав,
[Сына хана был там нрав],
Из Чиркея есть Джамал,
[Что наибом позже был,
Позже снова изменил —
К русским снова убежал],
Араканский был Саид —
Рядом с русскими стоит.
V ̅ MMMLVIII / 8 058
Сон Имама* в ночь ту — сбылся**…
В понедельник битва будет,
Дела ход определился,
Вряд ли кто его забудет…
Меньше двух десятков там —
Что противостоят врагам…
Розен лично приступ вёл,
Русской что войны орёл.
Что ж, неверные столпились —
Башню эту окружили,
Всё штыками обложили***,
Пред Имамом расступились —
В Рай к Аллаху он пойдёт,
Жизни главный здесь поход****…
V ̅ MMMLIX / 8 059
Взяли на штыки Имама —
Так земли и не коснулся,
Выбрал путь земной он прямо —
Мир надлунный содрогнулся.
Соколом в гусей летел* —
В Рай к Аллаху он успел…
Такова уж жизнь Великих,
В Боге Светом солнцеликих…
Что ещё нам здесь сказать
В честь Имама, что Велик,
Перед Богом солнцелик,
Чтоб читателю узнать?
Всё не скажешь, только крохи,
Блеск и мощь былой эпохи…

Хасияты шейха Гъази-Мухаммада

V ̅ MMMLX / 8 060
Он — великий был святой,
Кáшфом сильным обладал,
Перед Богом был герой
Битвы с нафсом — побеждал…
Знал — что скоро он уйдёт,
Говорил про то народ.
Предсказания — все сбылись,
Что Имамом говорились…
Шамилю он вслед смотрел
Как-то раз, был очевидец,
Что Имам тот был провидец,
Мыслью время рассмотрел –
«Если б знал каким ты будешь –
Был каким?..» То не забудешь…
V ̅ MMMLXI / 8 061
Мощь Аллаха разглядел,
Шамиля что ожидала…
Зрителей, пусть, зал редел,
Всё ж — останется немало…
Видел два бревна во сне,
Что плывут на стороне.
Первым был бревном Имам –
Шейх Гъази-Мухаммад сам.
А вторым — Шамиль тут стался.
Речка — унесла бревно,
Первым было здесь оно.
Со вторым же берег знался –
Там бревно вдруг в кипарис
Превратилось, вот сюрприз…
V ̅ MMMLXII / 8 062
Символ благородства… Что же,
Кто бы в этом сомневался,
На Имама всё похоже,
Шамилём что в мире звался.
Голос там во сне сказал,
Чтоб народ земли узнал:
«Польза Шамиля — [предвечна],
Людям будет бесконечна…»
Четверть Века правил тут…
Этим польза начиналась,
Смыслом Первым укреплялась,
И Второго Смысла жгут
Проявляется отборной
Всех святых в краю той сборной…

V ̅ MMMLXIII / 8 063
В Дагестане до сих пор
Так религия сильна,
С Богом вечен уговор,
В вере та живёт страна
Среди гор страны Кавказской,
Не ушла хотя от царской
Власти — да Ислам блюдёт,
За Пророком всё идёт…
Сейфулла-Къади сказал
Те слова*, знать, посему…
Водоёму моему
По душе такой причал:
«Коль не эти Два Имама…»
Дагестан свернул? Нет — прямо…
V ̅ MMMLXIV / 8 064
Сон там видел человек,
Что в Медине, знай, молился,
Помнит вести эти век,
Златом сильный хоть забылся.
Мустафу во сне видал,
Раньше что один стоял —
А теперь стоит другой
Там ещё один такой
Человек — Гъазú-Мухáммад,
Ведь второго так зовут*…
Что ещё доскажешь тут?
Содрогнётся даже Джáннат,
Раем что всегда наш был,
Лингвой сильный не забыл.
V ̅ MMMLXV / 8 065
Внешность точно описал,
Свойства все — во сне что были.
В Дагестан письмо прислал,
Чтобы люди разъяснили —
Тот ли самый шейх-гъазú,
Знающего ты спроси.
Хаджияв из Ороты —
Первым в списке будешь ты…
Лет Двенадцать знал его,
Со времён учёбы самой,
Развернулось дело драмой,
Даже более того —
Описанье всё совпало,
Лицемеров убивало…
V ̅ MMMLXVI / 8 066
Хоть бы дрогнул там один…
От Пророка дрогнул, что ли,
Что вселенной господин,
Лицемер тогда на воле?
Нет — всё Ада ожидали,
Там усилят им печали
В бесконечные дела,
Коль дорожка их свела.
Потому святой обычен,
Ничего не удручает —
Ясно дело понимает,
Мира ход ему привычен.
Выбор у людей ведь есть —
Униженье или честь…
V ̅ MMMLXVII / 8 067
Гъáриф, шейх Ярагский здесь,
Тоже дело проясняет,
И получим эту весть,
Что не всякий в мире знает —
Так освоил он Коран,
(Воин, Первый наш Имам),
Что находит он решенье,
Пусть, любое направленье.
В тайны мира он проник —
Только Гъарш и Курс остались,
На него не обижались,
До того Имам Велик…
Шейх Мухаммад Яраги
Раздаёт всем пироги…
V ̅ MMMLXVIII / 8 068
Будущее видит он,
Все события у мира,
До того Имам силён,
Захлебнётся счастьем лира…
Бог Щедроты раздавал —
Дагестан не забывал…
Щедрой мерою сполна
Дагестанская страна
Эту долю получила —
Шейх Гъази-Мухаммад, с ним
Был Шамиль, Хамзат Вторым.
Трёх Имамов не забыла…
Потому цветёт Ислам —
Руку приложил Имам…
V ̅ MMMLXIX / 8 069
Караматы перечислить
Мы не сможем в деле все*,
Лицемерам с горя выпить,
Легче чтоб косить косе,
Коль Исá придёт с Небес —
Вот тогда поплачет бес,
Человек пускай, пусть джинн,
Женский пол иль средь мужчин.
Шейх Гъази-Мухаммад в Рай
К Богу, наконец, явился,
План Аллаха воплотился,
А земная жизнь — прощай…
Вечный мир один всегда —
В Мир оттуда лишь вода…
V ̅ MMMLXX / 8 070
В отвлечение от темы —
Стиха строй стал понимать
Десятиною проблемы
Или менее, в печать…
Тысяч Сто из строк сложили —
Понемногу прояснили,
Мельком что-то в Стан попал,
Хоть того не ожидал.
Есть у строя свой порядок,
Назначение и цель,
Кружит потому метель
Среди райский буйных грядок.
Богу дело всё оставь:
Что приходит — то не правь…

Героическое спасение Шамиля в той битве

V ̅ MMMLXXI / 8 071
Шамиля же — Бог хранил…
Чтобы — миссию исполнил.
Помнит, Боже, не забыл,
И рассказ о нём заполнил
Фолианты у историй
Без ненужных аллегорий…
Сколько тот рассказ читал
Или от кого слыхал –
Дрожь берёт и нет сомнений:
До чего Имам Велик,
До чего глубок арык,
Что — от Бога для волнений…
Чтоб — волна волну рождала,
Свой Исток не забывала…
V ̅ MMMLXXII / 8 072
«Очередь* теперь — моя…»
Шейх Шамиль так говорит,
Вслед Имаму в смерть идя,
Только Бог его хранит…
Первого убил солдата,
Вслед второго, так, ребята.
Третий — штык в него вонзил,
Там же третьего убил:
Чтоб убить — вонзает глубже
Этот штык, врага достать,
Такова Хункáра стать,
Третьего убил он тут же.
Люди стали разбегаться,
Чтоб со Смертью не встречаться…
V ̅ MMMLXXIII / 8 073
С места прыгнул так Имам –
Что враги вокруг столпились
И не верят даже нам,
Метром мерить умудрились.
Враг был занят там пока –
Избежал Шамиль штыка,
Перепрыгнув убежал,
От ранений хоть стонал:
Сорок Пять Ранений было
На Имаме, чтоб считать,
Силу духа осознать,
Как Великих тех носило
По земле, что под луной,
Где и мы прошли с тобой…
V ̅ MMMLXXIV / 8 074
Спасся также муэдзин,
За Имамом вслед бежит,
Звали парня Ибрахим,
Он «Аллах! Аллах!» кричит…
Саблю силы нет держать,
Ран глубокая печать,
Был силён хоть духом, телом,
Воином прослыл умелым…
Пули русские свистят
Вслед храбрейшим беглецам,
Бог хранил тебя, Имам…
Пули Волю Бога чтят,
Ничего в них не попало,
Сердце русских трепетало…
V ̅ MMMLXXV / 8 075
А вдвоём — есть шанс уйти,
В одиночку нету силы,
Бога таковы пути,
Не настал коль час могилы.
Всюду враг их окружал,
Хоть из ружей не попал,
Но преследовать — не станет,
Бог неверных там обманет.
Саблю Ибрахим несёт,
За скалой Имам ложится,
Смерть вокруг него кружится,
Бог Веленья не даёт.
Хочет спутник чтоб ушёл
Сам Имам, так предпочёл.
V ̅ MMMLXXVI / 8 076
Ибрахим остался с ним,
Чтоб вдвоём им умереть.
О другом поговорим –
Время есть, чтобы лететь –
Время было там молитвы,
Вслед кровопролитной битвы,
Чуть её не упустили,
Оба праведными были.
Рекягъáта два Имам
Только смог и отмолиться,
Чтобы кровью разразиться,
Но, хвалою Небесам,
Вслед того вдруг полегчало,
Помощь Бога прибывала…
V ̅ MMMLXXVII / 8 077
Ночь холодную вдвоём
На вершине той горы…
Будь я трижды водоём,
В продолжение Игры…
Всё в крови Имама будет,
Страшным холодом остудит…
Жар от раны той пошёл,
Тем Имам покой обрёл.
Кровь там тоже выходила –
Облегченье то давало,
Бога милостей немало
Свидит Бога в мире Сила…
До Унцукуля дойдут,
Там врача ему найдут…
V ̅ MMMLXXVIII / 8 078
Двадцать дней его лечили…
Доктор пластырь наложил,
Тело воском всё залили,
В общем, друже, услужил.
До последних дней Шагъбана
Тяготила боль Имама…
Хоть с трудом — пришёл в себя,
Те мученья Бог любя
Самым верным посылает,
Потому они довольны,
Духом в Вечности привольны,
А иначе — не бывает…
Оклемался сокол тот –
К шейху* сразу он пойдёт…

В начале месяца Рамадан Шамиль отправляется в селение Гимри

V ̅ MMMLXXIX / 8 079
Наставленье сделал людям —
Жалобу судье подали*,
Это тоже не забудем,
Как нам в книге разъясняли.
Тот прикажет — плетью бить,
Только кадию судить,
Дескать, можно. Скоро это
Дело станет ясно свету…
Кровь из раны уж течёт —
Ведь Имам им подчинился
И под плеть уж примостился,
Шариат чтоб чтил народ.
В пятницу же — разъяснит,
Чтобы знал младой пиит…
V ̅ MMMLXXX / 8 080
Пред людьми он речь сказал,
Чтобы в пятницу все знали,
Кадий дело разрешал,
Книги так нам рассказали.
Вот тогда он разъяснил —
Разрешенья не спросил,
Чтобы зло остановить
И без кадия судить
Потому, что можно это…
И добавил от себя,
Чтобы знала вся земля
От Кавказа и по свету:
«Что мы делаем — Ислам»,
Так ответил всем Имам…
V ̅ MMMLXXXI / 8 081
«И Ислам наш — не умрёт,
Хоть имамы умирают:
Даже сам Пророк уйдёт,
Первого Имама знают,
И Халифы умирали,
Праведностью что сминали,
Но — Аллах победу дал
Тем, кто Веру защищал
И Религию Аллаха…
И, клянусь, Аллах Велик,
[Здесь Хункáра слышен рык…
Что неверью вместо страха…]:
Дело это мне лишь в честь
До тех пор — где смерти весть.
V ̅ MMMLXXXII / 8 082
Вечной жизни кто хотел —
Пусть поможет Шариату,
Кто ж с войною к нам летел —
Ожидает пусть расплату
И готовится к войне…»
Всё в Имама стороне
Пред Аллахом и мирами,
Скоро то узнаем с Вами.
Тем — муриды потянулись…
Лицемеры же — «утухли»,
Лица их от слёз распухли,
С верой снова разминулись.
Что ж, есть выбор для людей —
Делай уж его скорей…
V ̅ MMMLXXXIII / 8 083
В Унцукýль Имам пойдёт.
Удареньями играя
Снова мы, в который год,
Дело рифмы облегчая —
И с арабами так было,
В Дагестане вновь фартило.
Друже наш, не обессудь,
Поразумнее чуть будь.
Ведь поэзия — не проза,
Нет там точки с запятой
Беллетристики строкой,
Потому так славна Роза,
Что стихами прославлялась
И Поэзией прозвалась…
V ̅ MMMLXXXIV / 8 084
Там сейчас семья Имама,
С ней провёл он Рамадан,
Месяц счастий Каравана,
Потому Аллахом дан.
На Гъаúд* — в Гимри пришёл.
Вновь я в лирику ушёл —
Если слово непонятно,
Что не очень-то приятно,
Звёздочки коль не видать —
Значит, Указатель нужен,
Статус тут его заслужен,
Чтобы там всё почитать.
Так в Султанах тоже было,
В Указатель всё сносило…
V ̅ MMMLXXXV / 8 085
В зáуие народ столпился —
В барабан что звонко били,
Радостный там смех пробился,
И муридов поносили…
Дескать, ждёт их всех позор,
[Будто с Богом уговор
Лицемеры те имели,
Речи те вести посмели].
Речи эти означали —
Будут петь и забавляться,
Над Исламом издеваться.
Шамиля ж — не ожидали:
Взял кинжал и разогнал,
В одиночку всё решал.
V ̅ MMMLXXXVI / 8 086
Кто-то — в воду там свалился,
Кто-то — давкою в двери.
Что, народ, повеселился?
Не такое C’est La Vie?..
Одного его хватило —
Такова Имама Сила…
Духом может сокрушать —
Чем такого удержать,
Коль Аллах всегда лишь с ним?..
Вот достойные примеры,
Чтоб отбросить полумеры
Биться с эгом без причин…
Как Имам хоть и не станем —
Всё ж, равнением помянем…
V ̅ MMMLXXXVII / 8 087
Стали жаловаться* вновь.
Старики пришли к Имаму,
Там удар не в глаз иль в бровь —
Проясняет Панораму…
Что ж Имаму предъявили
И куда слова клонили?
Смуты де он разжигал,
Где междоусобиц бал,
Должен хоть тушить он их…
Вот такое обвиненье,
Что нелёгкое сравненье,
Ниже Станом будет стих,
Как Имам всё разъясняет —
Чёрно с белым отделяет…
V ̅ MMMLXXXVIII / 8 088
Рядом с тем мерзавцем все
Кто стоял чтобы слыхали —
Погулять в траве косе —
Чтобы знаньем различали,
Голос там Имам повысил,
Полномочий не превысил:
«Так-то так там говорили,
Коль слова свои забыли.
Могут дальше делать то же —
Но и я сражаться буду,
Одиночкой хоть пребуду,
[Так Великому лишь гоже…]
Хочет кто — стал правоверным,
Если нет — тот путь к неверным».
V ̅ MMMLXXXIX / 8 089
Грубо всех там отчитал,
Жёстко знаки расставляя,
Имамата там причал,
Понесла перекладная…
Вся толпа там разбежалась,
Унижением прозналась.
На Гъаúд-намазе снова
Мощь гремит Имама слова:
«Если думают ослаб
Шариат, когда убили
Шейха Первого*, забыли
Что Шамиль Аллаха раб?!
Клятву Богом я даю —
Сделать всё в родном краю…
V ̅ MMMXC / 8 090
Меньше станет ни на палец
Бога Шариат в земле,
[Стонет лицемер-страдалец
В дагестанской стороне…]
В целый локоть больше он
Станет здесь, Аллах Силён.
Знаньем я его* сильнее,
Силой, племенем мощнее,
Потому — держись, народ,
Шариату что враждебен,
[Бог не слышит их молебен],
Всё решал, решает Тот,
Богом Коего признали».
Лицемеры задрожали…
V ̅ MMMXCI / 8 091
Здесь муридов голова
Приподнялась… Все узнали.
Плачет горько полова,
Ведь того не ожидали.
Так Шамиль всех разбудил,
Лицемеров покосил.
Что ж, Имаму не впервой
В этом мире под луной
Силой навести порядок,
Коли силу понимают,
За мирским одним шагают
Среди мира гнойных грядок.
Гной во сне* — идёт деньга,
Очень странная таньга…

Рождение в месяце Зуль-Къигъда Гъази-Мухаммада — сына Имама Шамиля

V ̅ MMMXCII / 8 092
Отрок в этот год родился,
Что — Гъази-Мухаммад, знать,
План Аллаха воплотился,
Вслед за Первым чтоб шагать.
И — шагал, наибом был,
Только хоть глаза открыл.
За отцом шагает вслед,
Шариата чтит обет
С Тарикъáтом, как водилось
В годы те в лихой стране,
В Дагестана стороне,
Ничего не изменилось.
И в Медине он лежит,
Где — отец, младой пиит…

Избрание Хамзата 2-м Имамом вслед за шейхом Гъази-Мухаммадом и полтора года его правления

V ̅ MMMXCIII / 8 093
Стал Хамзат для нас Имамом,
И по счёту он — Второй.
И в порыве веры рьяном
Будет биться под луной.
Шейх Гъази-Мухаммад им
Говорил — что со Вторым
Трудно очень сладить будет,
Третьего же — не забудет
Весь народ земли. Вот так.
Ясно дело он предвидел,
Никого тем не обидел,
В деле Бога лишь простак
Чудеса те отвергает,
За невеждами шагает.
V ̅ MMMXCIV / 8 094
Он обходит все селенья,
И товарищи все с ним,
Люди слышат наставленья –
Не поможет то глухим,
Сердцем что навек оглохли
И тоскою мира сдохли.
[Сколько ж в мире будет их?
Всетоской покрылся стих…]
Он приказы отдавал,
Устанавливал запреты –
Люди те давно отпеты
Смертью духа, вот завал.
Скоро дело то поймёт,
Сделает иначе ход.

Имам Хамзат поселяется в селении Ригуни, до этого перебив всех живших там лицемеров

V ̅ MMMXCV / 8 095
Вот и ход. Его не ждали.
Видно, знает свой народ,
Кто какой и где в начале
И в конце в который год…
Ставку там себе снабдил,
Как историк говорил,
Стал народ к нему стекаться,
Чтоб за Правду в мире драться.
Снова всё определилось –
Кто там с кем и кто какой,
В мире дело стороной,
Где ты был, и так водилось.
Снова в мире так пошло,
Шёл Второй Имам на зло…

Имам Хамзат и Шамиль идут в Унцукуль

V ̅ MMMXCVI / 8 096
Что ж, в Унцукуль нам идти.
Вышел сам Имам Хамзат,
И Шамиль уже в пути,
С дюжиной отважных, брат,
На селение напал,
Зáуию тогда он взял.
Те же — мир де обещают,
Вероломством там вещают,
Что Кебéд нам сообщил –
Вслед заложников там взяли,
Чуть не в битву уж вступали,
Как нам автор говорил.
Шестьдесят туменов тоже
Взять с Унцукуля нам гоже.
V ̅ MMMXCVII / 8 097
И — склонил к повиновенью.
Шейх Гъази-Мухаммад сам
Говорил про то, стеченью
Правды здесь и Небесам
Подтвердить слова придётся –
Так Хамзат там мощно бьётся…
«Выйдет против вас Второй,
[В этом деле что герой],
Всё существованье ваше
Тяжко вслед», — он говорил,
Что источник не забыл,
Чтоб вкуснее с маслом каша
Для истории была,
Вкусом верным всё брала…

1 249-й Год Хиджры
Year 1249 after the Hijra of the Prophet
Imam Hamza restores order in Muschuli, Orota, Hindalal region, Gherghebil, Koroda, Gogotl, Teletl
Residents of Karakh, Kulla, Batsada and Keleb themselves come with obedience to Imam Hamza
Strengthening the power of murids
The capture of Ruguj, the pacification of the ghydatlins and bagvalals
By order of the Imam, Shamil collects a militia among the hindalals and speaks on the Hunzah with the requirement to comply with the Shari’a and fulfill his instructions
Reconciliation with Bahu-bike with an obligation to promote compliance with Shari’a standards in her wilayat
The conversation of the elder Akhberdi and Shamil
The treachery of the hunzahites and the attempt to kill the Imam
The execution of Bahu-bike and the leaders of Hunzah is the end of the whole family of oppressive khans
Имам Хамзат наводит порядки в Мущули, Ороте, области хиндалальцев, Гергебиле, Короде, Гоготле, Телетле

V ̅ MMMXCVIII / 8 098
Муртазúки выступают,
Как Имам им приказал,
Что Имама охраняют —
В Сотни Две там строй стоял.
Постоянная там служба —
Муртазúками нам дружба,
С Десяти Дворов один
Должен быть в строю годин.
Ополченье иль основа
В этом деле, знай, другая,
Хоть военного всё края,
Не найти в бою иного.
Так и так Имам шагает,
К Богу Дагестан склоняет…
V ̅ MMMXCIX / 8 099
Муртазúков вёл Шамиль,
Мущулú чтоб подчинились,
Веры в мире яркий шпиль,
Все враги угомонились…
Игалинский там Саид
Был наиб, в словах забыт —
Ведь ему не подчинялись,
Тем под власть войны попались.
В Оротý они вошли —
Там хунзáхцами пугают,
Верными Имамам знают,
Имена их нам прочли,
Назовём для баракáта,
Чтобы знали всё ребята.
V ̅ MMMC / 8 100
Мухаммáд Хаджиясýл* —
Друг Имам Хамзата был.
Здесь сказать не преминул,
Чтоб читатель не забыл —
Я местами поменял
В имени, чтоб всякий знал*,
Облегченьем чтоб шагать,
Слово рифмой подкреплять.
Ахбердúль Мухáммад там —
Что известнейший наиб,
В целом мире знаменит,
Где верней найти, Имам?..
Хириясул Алибек,
Алимчýл Хусéйн в век…
V ̅ MMMCI / 8 101
И другие есть хунзахцы —
Что заклятые враги:
Те и те, мой друг, — аварцы,
Все запомнить лишь смоги.
Муртазики наступали,
С оротинцами шагали —
И хунзахцев разобьют,
Многие погибнут тут.
Здесь Хамзат к войскам прибыл,
К хиндалальцам направлялись
И осадой пробивались,
Что историк не забыл.
Унцукульский там Шабан,
Что дибир, нам в караван.
V ̅ MMMCII / 8 102
Шейх Хамзат его простил.
Дальше в Гергебиль шагают,
Что маршрутом известил,
Знать его в тюрьму сажают,
Что в Гоцатле находилась
И муридам пригодилась.
Кородинцы подчинились,
Хоть от всех отгородились*.
И в Гоготль им идти
Прям с Голотля стороны —
Битвой там войны сыны
Пробивают все пути:
С куядинцами сражались,
Что на помощь тут примчались.
V ̅ MMMCIII / 8 103
Ночь в Гоготле провели.
И — в Телетль направленье,
Старшину его смели,
Что Чупан, не в утешенье —
Вместе с знатью в плен пошёл
И в Гимри тюрьму нашёл.
Так что, шейх Хамзат шагает —
Шариатом утверждает…
Чтобы знал весь Дагестан,
Что — муриды доберутся,
Лицемеры все дождутся…
Дальше в путь летит наш Стан,
Много ведь Имама дел,
Описать чтоб всё успел…

Жители Караха, Куллы, Бацады и Келеба сами приходят с покорностью к Имаму Хамзату

V ̅ MMMCIV / 8 104
Но и миром принимали,
Сами бьют ему челом,
Чтобы люди это знали,
Разгребая бурелом.
Так карахцы и куллабцы,
Бацадинцы, тоже братцы,
И келебцы будут тут –
Сами что уже придут.
Так и так там движет дело –
Где-то битвой, где-то миром,
Кто-то вновь пришёл за сыром,
Говорим об этом смело.
В мире люди выбирают
И за выбором шагают.

Усиленье мощи муридов

V ̅ MMMCV / 8 105
Усиление грядёт,
Следующей битве вслед,
Знающий всё почтёт,
Тем избавится от бед.
Лицемеры сотрясались,
В норки там позабивались,
Как всегда у них бывает,
Кто читал все книги — знает…
Лишь бы деньги их — при них,
Нувориш деньгой разжился
И ничуть не изменился,
Про него писать мой стих
Что-то уж не очень хочет,
Пусть другой о них хлопочет.
V ̅ MMMCVI / 8 106
Выжидали и смотрели,
К победителю прибиться,
Денег лишь в миру хотели,
Там всё те же снова лица…
Ничего не изменилось –
Власть хоть денежкой раскрылась.
Власть любая, строй любой
В этом мире под луной –
Всё для них деньгами стало,
Нет иного там расклада
Жадинам, народу Ада,
И иначе не бывало.
Жадность в Ад всех затянула
Лицемерием разгула.

Взятие Ругуджа, усмирение гидатлинцев и багвалальцев

V ̅ MMMCVII / 8 107
Андалальцев всех разбили,
Толпами хотя собрались,
На горе Ругуджа были,
Хоть и долго укреплялись.
Из селений многих там
Убивал врагов Имам.
Султанав здесь Ругуджинский,
Силой хоть не исполинский,
В плен попал — Шамиль и взял
Андалальцев всех раúса,
[Мощь Хункáра-кипариса*…]
И в тюрьму вновь отправлял,
Что в Гимри давно была
И врагов всех стерегла.
V ̅ MMMCVIII / 8 108
И заложников берут
Из Ругуджа и селений,
На войне всё жёстко тут,
Где не до увеселений…
Из Согратля, гидатлицев –
Хоть не тех там ждут гостинцев.
А в Карах Шамиль пошёл,
За заложником посол.
К багвалальцам — сам Хамзат,
В общем, всех они склоняли,
К Шариату обязали,
Супротив нет силы, брат,
Хоть немал весь Дагестан,
Что Имамам Богом дан…

По приказу Имама Шамиль собирает ополчение среди хиндалальцев и выступает на Хунзах с требованием соблюдения Шариата и выполнения его предписаний

V ̅ MMMCIX / 8 109
Ополченье чтоб собрал
Хиндалальцев сколько сможет –
Шамилю Имам сказал,
Пусть Аллах ему поможет.
Чтоб в Хунзах потом идти,
К Шариату привести.
Сам Хамзат там поджидает,
Дней пятнадцать соблюдает
Ход военного событья,
Хоть войны там и не будет,
Пыл хунзахцев Бог остудит,
Да хватает здесь наитья,
Чтоб подвох у дела вновь
Заподозрить, будет кровь.

Примирение с Баху-бике с наложением обязательства содействовать выполнению норм Шариата в её уиляяте

V ̅ MMMCX / 8 110
Примиренье состоялось,
И заложника* берут,
Много там людей собралось,
Знать хунзахская вся тут.
Хан-Нуцал и Умма-хан
Возглавляют караван,
Что сыны Баху-бике,
Власть Аварии в руке
Клана этого была.
Двести с ними человек.
Благочестия «набег»?
С виду — ясные дела:
Руку все Имаму жали,
Верность в деле обещали**.

Разговор старца Ахберди и Шамиля

V ̅ MMMCXI / 8 111
Клятву дал Имам Шамиль,
Чтоб Мухаммад Карахи
Записал в высокий стиль,
Мы внесли в свои стихи –
Лишь двоих хотел убить
Там Имам Хамзат, чтоб быть
Благочестию на свете,
Не забыть дела чтоб эти –
Двух известных всем убийц.
Там — Буга из Цудахара
И Малачи* в деле пара,
Всем известных кровопийц.
Клятву в том давал Имам,
Что хватило миру, нам.
V ̅ MMMCXII / 8 112
Ахберди идёт с вестями*,
Что наиба был отец –
Что связались вновь с чертями,
Ждёт чертей под стать конец.
Вероломный снова ход
Из Хунзаха тот народ
Вновь задумал провести –
Вряд ли будет им везти…
В общем, как и ожидали.
В лучшее все верить будем,
Но и хитрость не забудем,
Хитрецам поддав печали.
Бог что Лучший был Хитрец,
Здесь увидят, наконец…

Вероломство хунзахцев и попытка убить Имама

V ̅ MMMCXIII / 8 113
Как верёвочке не виться —
Всё к истоку возвращалось,
Сутью чтобы устремиться,
Чтобы жизнь не обольщалась.
Создал был заранье план,
Так мечтал Хунзаха хан —
Чтоб Хамзата там убить,
Перемирьем усыпить*…
Мы ж — на автора сошлёмся,
Примечанья почитай,
Да, жестокий очень край,
От него мы отвернёмся,
Чтобы милостью шагать —
Иисуса ожидать…
V ̅ MMMCXIV / 8 114
Всё Шамиль распределяет*,
Где Хамзату лучше быть,
Всех наибов направляет,
Чтобы Богу им служить.
Так война проходит рьяно —
Избежать её дурмана
Не всегда ведь удаётся,
Тем в миру Имам найдётся,
Чтобы — Правде процветать,
Пусть, не всем она нужна
И не каждому важна.
Всё же — Бога там Печать…
Ничего не оставалось —
Месть холодной подавалась…

Казнь Баху-бике и главарей Хунзаха — конец всего рода ханов-угнетателей

V ̅ MMMCXV / 8 115
Ханский истреблён весь род,
Никого не остаётся*,
Отдохни от них, народ,
Позабыть про них придётся –
Власть Имамов наступала,
Шариатом в мир шагала…
Хоть нелёгок этот путь,
Милость Бога не забудь,
Что в мирах обоих есть…
Сам Аллах был вне миров,
Властелин миров таков,
Богу только будет Честь
И Пророку, и святым.
Салауаты говорим.

1 250-й Год Хиджры — Шамиль становится Имамом
AH 1250 — Shamil becomes Imam
Imam Hamza through Salty, and Shamil through Kuppa advance to Tsudahar
Murids retreat from Salty, having suffered a partial defeat
Imam Hamza chose to be treacherously killed …
Sheikh Shamil: 3rd Imam after the great predecessors — Ghazi-Muhammad and Hamza
Sheikh Shamil speaks on the Hunzah, the Russians at this time take Gimri, the Imam returns and puts them to flight
Another betrayal of untsukulites
Lieutenant General of the russian army Kluki von Klugenau calls for qadi from Gimri
Имам Хамзат через Салты, а Шамиль через Куппа выдвигаются к Цудахару

V ̅ MMMCXVI / 8 116
Так, задумка та имелась –
С двух сторон нанесть удар,
Да змея уже пригрелась,
Чтобы распалить пожар.
В Гергебиле ждал Шамиль,
Счётом пары-тройки миль,
Унцукульцев, араканцев –
Ополченцев, новобранцев.
Те же — медлили три дня.
Вслед до Куппа он дошёл,
Горный весть принёс орёл –
Из огня да в полымя:
Отступил Хамзат назад,
Неожиданно всё, брат.

Муриды отступают от Салты, понеся частичное поражение

V ̅ MMMCXVII / 8 117
Мухаммад-кади был там,
Акушинцев что начальник,
И Аслан-кади шёл к нам,
Цудахарский в бой паяльник:
И в Хаджалмахи Имама
Встретят боем, скажем прямо.
Отступил тогда Имам*…
Шариат не нужен вам?
Лишь деньгами мира сыты,
Честь и совесть всю презрев?
Встретят скоро Бога гнев,
Их дела не позабыты…
Повернул Шамиль тем вспять**,
Чтобы року дать шагать.

Имам Хамзат предпочёл быть вероломно убитым…

V ̅ MMMCXVIII / 8 118
Был в Хунзахе он убит* –
Прямо в пятничный намаз.
Стал убийца знаменит,
В Примечания как раз.
Жизнь земная завершалась,
Что Хамзату — удавалась:
Смог он дело утвердить,
Вслед Имаму возродить,
Дагестан хоть был в сомненьях.
Так Имама мы лишились,
Третьим в мире укрепились –
Вся Религия в гоненьях
Возрастает в стороне,
Мира что в любой стране…

Шейх Шамиль: 3-й Имам вслед за великими предшественниками — Гъази-Мухаммадом и Хамзатом

V ̅ MMMCXIX / 8 119
Мощь Небесная — проснулась…
Все неверные — дождались…
Всё чернилами макнулось
В Къáлам, Волей записались…
Сокол в небе, не удод –
Сам Аллах направит Сóд,
Чтоб Имаму услужить,
В День Суда с ним рядом быть…
Что, не любят в Дагестане
Или где-то, или кто?
Не такое «спортлото»
Ожидали в мир миряне*:
Наконец, Х у н к á р пришёл,
В Имамате власть обрёл…
V ̅ MMMCXX / 8 120
Он — «Кольчуга Шариата»,
Если кто того не знал.
Мрак — попал… Попал, ребята.
Сразу дело распознал:
Знает — «Дúргъату ш-Шарúгъа»
Не допустит здесь блицкрига…
В Четверть Века будет бой
В этом мире под луной,
Что — надлунный содрогнётся…
Такова уж власть Имама
От Аллаха, скажем прямо,
Что надлунный мир прогнётся
Всепочтением к Хункáру,
Как и подобает дару…
V ̅ MMMCXXI / 8 121
А Хункáр — «Имам Великий»
На аварском языке,
Что ж, таков он солнцеликий,
Саблей Мощи был в Руке*…
От Умара, что ли, взял?.. —
Как Алú всё сокрушал…
Так, от мощи всей Имама
Стала краше Панорама,
Что Аллах Один творил,
Живописец что Искусный,
Блюдом щедрым самый вкусный
Стол рабам Своим накрыл…
Шамиля чтоб почитали
И Хункáром все признали…
V ̅ MMMCXXII / 8 122
… Надо ж липнут как глаза
В уразу… Шайтанов нету.
Океана Бирюза
Пробудила всю планету…
Чтоб Имама все почтили,
Ранг Великий не забыли,
Что от Бога дан ему…
Водоёму моему
Только радостью светиться,
Чтобы мир ушёл в разнос,
Будь я трижды водонос,
В Океан чтоб устремиться,
Растворившись там вконец,
От Аллаха был гонец…
V ̅ MMMCXXIII / 8 123
В Дагестан Ислам Имам
Утвердил, Имамам вслед.
Утвердился там Ислам —
Всем мустáшрикъам ответ.
Пусть, того и не желали,
Кривдой Правду выставляли.
Ничего — Аллах-Судья
Всё решит опять, друзья…
Что на — этом свете, том.
Ведь иначе — не бывало,
Долго ложь хоть лепетала,
Вслед получит поделом.
Месть холодной подавалась —
Ничего не забывалось…
V ̅ MMMCXXIV / 8 124
Если — проще так сказать.
Лицемерам в неугоду.
Что привыкли сладко лгать,
Всю переменив погоду —
Континентами назад,
Так-то дело стало, брат.
В этом тоже смысл есть,
Мудростью у Бога честь:
Чтоб — народ определился
Нужно это устремленье,
И ему моё почтенье,
Чтобы гноем впредь забылся.
Вышел. Всё. И нет его.
И не более того.
V ̅ MMMCXXV / 8 125
И с арабами — так было.
Мекка сдуру где бесилась,
Мухаджúров хоть родила —
В Йáсриб, знай, переселилась
Мухаджúров верных рать,
Чтоб с Ансáрами шагать.
Град — Медина впредь зовётся,
Ждать Имама там придётся.
Должен он в земле Медины
Похоронен после быть,
В Тыщу Двести Лет сложить
Время там. Идут Годины…
Ждёт Медины, знай, земля
В Мир — Хункáра-Шамиля…
V ̅ MMMCXXVI / 8 126
… И Хамзат так завещал —
Чтобы Шамиля избрали.
И Совет мужей решал
Так же, то и сообщали.
Но Шамиль всё отвергает,
Быть Имамом — не желает.
Упросили, наконец,
[Был не хитрый он гордец,
А в природе чистой было —
Чтобы власти не желать,
Лишь Хункáров это стать…
Лицемеров же — могила.]
Бог решил — и подчинился,
Третьим здесь Имамом сбылся…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.

V ̅ MMMCXXVII / 8 127
Руки там, считай, умыли
Те алúмы — не смогли
Уломать. Такие были
На земле, чтоб отрекли
Власть, так сладкую народу,
Всю перекроив природу
Человеческой души?..
Тем Святые хороши —
Кроме Бога незадача
Будет в деле всё у них,
Отсекут ненужный жмых,
Им неинтересна сдача,
Что приходит от миров
Обоих, их Стан суров…
V ̅ MMMCXXVIII / 8 128
Тем Шамиль и согласился —
Что Аллаха Воля в том…
План Аллаха воплотился,
Будь я малый водоём…
За Имамом чтоб шагали
Вслед Пророку, люди знали —
Где есть Правда, где есть ложь,
В сердце мрака Света Нож,
Что и саблю превосходит
В мир любую у людей.
Был Имам наш корифей.
Ничего не происходит*?
Ничего. Кто торопился —
Вряд ли тем Великим сбылся…

Шейх Шамиль выступает на Хунзах, русские в это время берут Гимри, Имам возвращается и обращает их в бегство

V ̅ MMMCXXIX / 8 129
Унцукульцы — предавали:
Тайно весточку пошлют*,
Чтобы русские шагали
Все в Гимри, легко возьмут.
На Хунзах шагал Имам,
За Хамзата в месть врагам.
Тут и весть его достала —
Русских рать Гимри уж взяла.
Что ж — Тринадцать Батальонов,
Сорок пушек, казаков
Девятьсот — удел таков,
Что достался из препонов:
Всё селение сожгли**
И сады вокруг смели.
V ̅ MMMCXXX / 8 130
Генерал-майор Ланской,
Что отрядом управлял,
Вёл в Гимри тогда тот бой —
Всё селение сжигал.
Вслед того — его убили*,
Горцы это утвердили.
Разночтение бывало,
Это видим мы немало.
Можем то и то сказать,
Если кто там ошибался,
Мненьем новым утверждался,
Ничего не забывать.
Если есть ошибки наши —
Исправленья будут Ваши.
V ̅ MMMCXXXI / 8 131
Мост разрушенный минуют
Шейх Шамиль, Пятнадцать с ним —
Вброд идут, не забалуют,
Где Авар Койсу (другим
Как река всё преграждала),
Не снесёт мужей навала.
Семерых с собой он взял —
Стороной одной напал.
Остальные храбрецы* –
Бьют другою стороной,
Завязался жаркий бой,
Чтоб довольны их отцы.
Генерала там убили —
Горцы это говорили.
V ̅ MMMCXXXII / 8 132
Отступленье — трудным будет,
Так муриды их терзают.
В Темир-Хан-Шуру прибудет
Тот отряд, Буйнакском знают.
В бегство русских обратили
И село своё отбили,
Пепелищем что восстало —
В той войне таких немало…
Хоть свои там предавали —
Русский в деле помогал,
Лицемерам угождал,
Вместе все они шагали —
Чтобы дин наш потушить,
Шамиля в миру убить.

Ещё одно предательство унцукульцев

V ̅ MMMCXXXIII / 8 133
Жизнь — кипела и стяжала,
Мы хотя не всё сказали,
Книга ясно описала,
Кратким сказом дело взяли.
Люди гибнут — за метал,
Золотишком мир что знал.
И другого не признают,
Всё в игру свою играют,
Что — бездумно утомила,
От неё и я устану,
Правдой снова всё восстану,
Чтобы в мрак не заносило.
Ведь Дунья — всего лишь сон,
Скоротечен больно он…
V ̅ MMMCXXXIV / 8 134
Пусть, мирского — не досталось,
Или — меньше, чем хотел:
Жизнь Дуньёю удалялась,
Сам Аллах ей так велел.
Люди это — не признали,
За деньгами всё скакали.
Вот предательств основных
Где основа, в горя жмых.
Что-то все в миру хотят?
Нет, не все. Хоть большинство,
Где святого меньшинство
Будет в силе, отвратят
От людей все беды мира,
Такова святых нам лира…
V ̅ MMMCXXXV / 8 135
Знай — «и в мире не ищи
Вновь опоры неизменной»*,
Мира этого прыщи
Картой вечно-переменной
Много выйдут раз подряд,
Правду книги говорят.
Этот мир имел свой стиль —
В нём теперь Хункáр-Шамиль…
Многим дело не по нраву,
Чтобы денежки считать,
В прятки с миром чтоб играть,
Всё стяжать деньгу и славу.
Право есть у них такое?
Нет — возможность, что другое…
V ̅ MMMCXXXVI / 8 136
За права — не получали
В День Суда прямой ответ.
За возможность — отвечали,
Там Пандора всяких бед.
Мог он сделать — да неправ,
Вот возможности где нрав.
Если право есть такое —
Значит, Правда. И не скрою.
Силой все права забыли?
Бог Сильнее всех что был,
Думают, про то забыл?
Иль Его не «заценили»?
В День Суда все цены всуе
Пропадут не в рататуе…
V ̅ MMMCXXXVII / 8 137
Люди жёстко в мир вцепились,
Духом мёртвые давно,
Те ж — в Имамов что влюбились
В чёрно-белое кино —
Составляли часть малýю,
Потому не забалую…
Где сейчас таких найдёшь,
Броды рек как перейдёшь?
Хоть и есть — да мало очень,
Всё одно — что Гъурабá,
Ранг известного раба,
Раньше что и, между прочим,
В век сегодняшний, поди,
Предстоит что впереди…
V ̅ MMMCXXXVIII / 8 138
Шамиля убить хотели*
И стрелков уж снарядили,
Где Унцукуля метели,
Да про Бога вновь забыли —
Что Хункáра нам хранил,
Третьим кто Имамом был…
Лишь с Тринадцатью остался
Сам Хункáр… И раскалялся
Битвы вслед запал великий…
Хоть сейчас всё не ахти,
Много сотен впереди
Вёрст идти и блекнут лики.
Он — дойдёт, Хункáр-Шамиль
Штормом ярости во штиль…

Генерал-лейтенант русской армии Клюки фон Клюгенау зовёт кадия из Гимри

V ̅ MMMCXXXIX / 8 139
Поворот там дел такой —
Шариат в Гимри приходит,
Перемирья где устой,
С русскими война отходит.
Унцукульцы же забрали
Всё имущество*, стяжали
Славу мрачную опять,
Что не станем забывать.
Голод тем в Гимри пришёл…
Клюки там муки прислал,
Войск он русских генерал**,
Выход тем народ нашёл.
Вслед имущество вернут —
Жёсткость всем на пользу тут***.
V ̅ MMMCXL / 8 140
Доброта вскрывала сердце —
Клюгенау склонил народ,
Мечется в подобье герца —
Только «верой он не тот»*,
Так понравился он всем,
В продолженье этих тем.
Всех дарами наделяет,
Дипломатию включает,
Коль война не очень в силе…
Стал там кадий отступать,
Шамиля здесь вновь печать
Для неверия в могиле —
Просто очень отчертил
И Мазхáбы разделил**.

1 251-й Год Хиджры
Year 1251 after the Hijra of the Prophet
Tricks of the Mahdi-Shamhal
General Kluki demands from the gimrints to send him vines
Three times burnt Gimri — and the Imam’s never burned house …
Хитрости Махди-шамхала

V ̅ MMMCXLI / 8 141
Двести Станов остаётся —
До Али чтоб мне дойти…
И шагать туда придётся
С Богом в сердце… Впереди
Много ждёт лихих баталий,
Избежавши ювеналий,
Зýхдом в Боге состоялось
Всё для духа, избегалось
Остальное — мир и Рай…
Даже так? Не слишком лихо?..
Нет, пусть — громко и не тихо,
Остальное всё — прощай…
Нет желанья оглянуться.
В путь скорей, и не пригнуться…
V ̅ MMMCXLII / 8 142
Колокольчик в Путь зовёт
Из Хафúзовой Газели*,
А Тарковский — подождёт,
Раз, на Небе захотели
Тот уклад во Стан для нас —
Так, Япония-Кавказ,
Рифмой что-то подзабытой
И для критиков открытой.
Хитрости Махди-шамхала,
Что Таркáми управлял,
Если кто того не знал
Иль забыл? Напоминало
Небо вновь свои права,
Чтоб отстала полова…
V ̅ MMMCXLIII / 8 143
Чтоб читатель Европейский
От Кавказа не устал,
Не сказать чтоб фильм корейский,
Азиатом зверь восстал
Дела два объединить —
И Евразией слепить.
Хоть нелёгкое то дело,
И шагается несмело,
И мандражка тут как раз,
Значит — дело то возможно,
В Боге скажем осторожно,
Где иншá Аллáхом. Ваз
Всех в Китае не сочтём
И в хрусталь цветной уйдём…
V ̅ MMMCXLIV / 8 144
Сочетанье полюсов?
Да, нелёгкая задача…
План у Неба был таков,
Не моя была подача.
Как пришло — так записали,
Руки в деле помогали,
Хоть талантов был лишён,
Для Поэзии смешон.
Да она — в Руках у Бога,
Хоть Он рук и не имеет,
Образ этот разумеет,
Мудростью кого дорога.
Остальным же — селяви,
Мрака вечность тем лови.
V ̅ MMMCXLV / 8 145
Так что — Знание о Боге —
Главным знаньем почитай,
Чтоб умолкли демагоги,
В Дагестан хоть, в Карачай:
Так давно от них устали,
Микрофонами достали
Уши, залы и людей,
Дескать, «дела корифей».
Жёсток с ними я, не скрою —
Писарем мои дела,
Арасáта нить вела,
Их почтеньем удостою
В тот respect и в тот insight,
Коль в сердцах у них был bright…
V ̅ MMMCXLVI / 8 146
Больно жёсток, мне сказали.
Дескать, знаю наперёд.
Колокольчик забывали,
Что давно уже зовёт…
Всё с Хафúзом легче стало —
Сердце в такт фарси шагало,
Чтоб кириллицей ожить,
Европейцев не смутить,
И арабов в деле вязь,
Что Пророком восстаёт,
Хоть отвык давно народ —
В сердце с Богом чтобы связь…
Пусть, звучало «глуповато» —
Уж простите азиата…
V ̅ MMMCXLVII / 8 147
Нигилизмом мир оброс,
Ничего не признаёт,
Будь я трижды Водонос,
Здесь Заглавная идёт,
Чтоб — про смерть не забывали,
Нигилизмом не латали.
Дескать, ничего не страшно.
Что ж, шагают бесшабашно.
Но — надолго ль? Знаю я?
Нет, увольте, в этот раз
Эстафету ту сейчас,
Пусть, враги или друзья, —
Отдаю уже другому,
В помощь что Амперу, Ому.
V ̅ MMMCXLVIII / 8 148
Пусть — решат, определят.
Раз — стратег со стороны.
Отменяют иль велят,
Или мира хоть сыны.
Всё равно и всё сподручно,
Было всё всегда им скучно.
Вот теперь есть в деле шанс —
Небо выдало аванс:
То бишь — докажи маленько
Свой IQ-потенциал,
Зверь спокойненько лежал,
Не слыхать его давненько.
Но — и этих не слыхать,
«Гением» что чтили стать…
V ̅ MMMCXLIX / 8 149
Что же, пальчики размяли,
Чтоб народ там не заснул —
Вслед Хункáру дело знали,
То сказать не преминул…
Много вынес в жизни драмы
Тот Великий… Панорамы
Бога в мире украшенье
И для мрака устрашенье…
Дескать, звал его шамхал —
Дагестаном править вместе,
Вот такие будут вести,
Если кто их не слыхал.
Не поверил им Шамиль —
Лжи там след на сотни миль…
V ̅ MMMCL / 8 150
Коль заложника дадут —
То тогда пойдёт к шамхалу,
Те же повод приведут,
Чтоб не дать. Идти к капралу
Генералу? Чтоб убили,
Как мечту уж получили?
Почему бы не убить,
Чтобы власть с ним не делить?
Ведь жену отдать не хочет,
Что беременна была
Он в заложники, дела —
О другом, видать, хлопочет…
Вновь предательством там стали —
Обмануть его мечтали?
V ̅ MMMCLI / 8 151
Потому и не пошёл*.
Мало соколов видали —
Ум включи, коли орёл,
Все от глупости устали,
Что — надеждою живёт
Жеребцом найти приплод
Без кобылы? Те же снасти —
Жадность и стремленье к власти —
Чтобы легче управлять,
Добровольно чтоб склонились
Люди, миром позабылись,
Чтоб от Бога убегать.
Беглецов Он принимал —
С покаяньем кто шагал…

Генерал Клюки требует от гимринцев прислать ему виноградные лозы

V ̅ MMMCLII / 8 152
Требованьем дело стало –
Начинаясь в оборот,
Время «жатвы» там настало,
Мягко — стелет, жёстко бьёт.
Саженцев деревьев тоже,
Что фруктовыми быть гоже –
На ослов всё погрузить,
Коих пять должно там быть.
Что ж, гимринцы — согласились,
Хоть Хункáр им запрещал,
Мудростью увещевал,
Речи так не укрепились.
Люди выбрали Дунью,
Всё в мирскую полынью.
V ̅ MMMCLIII / 8 153
Завтра — станет то обычай,
Дескать, предков «этикет»,
Соблюдением «приличий»,
Коих в деле этом нет.
На крючок так подсадили,
«Дипломатами» что были.
Где — войной, а где — посол,
Всё колоний частокол.
Было так и так бывает,
Лишь кругом ты посмотри,
Жизнь такая? Селяви?
Что ж, никто не отрицает.
Мне ли там что утверждать –
Мудрый муж, за ним шагать…
V ̅ MMMCLIV / 8 154
И в итоге — проиграли.
В пару лет сошли дела,
Коль Ислам там «разменяли»,
Книга вести донесла:
И родни там не осталось,
Поселение сжигалось,
Обитателей уж нет –
Неба был такой ответ*…
Как всегда, Аллах решал,
Время дал на размышленья,
Не цехами что варенья –
А народ всё выбирал
Тленный мир опять в земле,
В Дагестана стороне…
V ̅ MMMCLV / 8 155
В общем — Клюки победил?
Хитростью, дарами взял?
Или он чего забыл
И не всё там предпринял?
Клюки помнят — в честь Хункáра,
Тем не избежал он «дара»,
Не сказать, чтобы «дантес»,
Ангел был он или бес –
Разберутся в Арасáте,
Суд там взяток не берёт,
Не политикой живёт,
Что под стать, порой, зарплате.
В общем — там и разберутся,
Праведные где найдутся…
V ̅ MMMCLVI / 8 156
А Хункáр — вцепился в Дин,
Что Религия Ислама,
Был такой он не один,
Есть муриды у Имама,
Что верны наверняка –
Тяжела у них рука…
Жизнь мирская вслед таким
Здесь пойдёт — назло другим.
За желаньями течёт
Тут Дунья, что хочет он,
Шамилём что наречён,
Знает что вселенной ход:
Бога выбери в душе –
В шоколадное драже…
V ̅ MMMCLVII / 8 157
Долголетье — получил,
И признанье — над мирами,
В мире мало кто забыл,
Помним это тоже с Вами.
Если пользой шёл рабам,
[Был таким Шамиль Имам…] –
Тем надолго он остался,
Чтобы мир им продвигался
Дальше в пользу и в блага,
Не мирские что, порой,
Тем не менее — постой,
Где шаптал — там курага…
Всё Аллах рабам давал –
Ничего не забывал…

Трижды сожжённое Гимри — и так ни разу не сгоревший дом Имама…

V ̅ MMMCLVIII / 8 158
Далеко чтоб не ходить –
Всех примерами смущая,
Жадным раны бередить,
Не опять, не их прямая.
Дом Имама — не поджечь,
Гору как неверным с плеч
Вслед таких вестей убрать?
Как то миру объяснять?
В Ашильте — всё так же было:
Дом Имама не горит…
Скажешь что, младой пиит?
Де «история» забыла?
Пусть, мустáшрикъ всё «забыл»,
Прямо выбился из сил…
V ̅ MMMCLIX / 8 159
С Богом будь — и мир отступит,
Все примеры говорят.
Позабыли это люди,
Деньги лишь боготворят.
Вот оттуда «прилетало»,
Говорили раз немало,
Гравитации сыны
Ясно всё понять должны.
Есть порядок, знай, у мира –
Что Аллах установил,
Пусть, мустáшрикъ всё «забыл»,
Где деньгами майна-вира.
Ничего, народ — поймёт,
За Хункáром там пойдёт…

1 252-й Год Хиджры
Year 1252 after the Hijra of the Prophet
Sheikh Shamil with his family moves to Ashilta — the mother’s native village
Untsukulites gather troops three times and go out a war against Imam Shamil
The pacification of the Imam of the Chirkata, Inho, Orota, Harahi and the first capture of Untsukul
The battle of the murids in Gotsatl with the andalals and the hunzahites (Avars)
The response of Imam Shamil to the letter of General Kluki during the battle
The hunzahites are asking the Russian command in the Caucasus to appoint Ahmad-khan Mehtulinsky to them as ruler
Ahmad-khan, with the consent of the Avars themselves, asks to send Russian troops in the Hunzah
Шейх Шамиль со своей семьёй переселяется в Ашильту — родное селение матери

V ̅ MMMCLX / 8 160
В том селеньи поселился,
Мать свою сюда привёз*,
План Аллаха воплотился,
Буду трижды водонос…
И Фатима там жена,
Всепокорная она,
Сыновья Джамалуддин
И Гъази-Мухаммад с ним.
Раз, в Гимри Ислам не может
Наш Хункáр установить –
В Ашильте придётся жить,
Сам Аллах ему поможет.
Мекку покидал Пророк –
Жил в Медине, видит Бог…
V ̅ MMMCLXI / 8 161
Что, Отечество опять
«Всех пророков не ценило»?
Повернуть чтоб мир сей вспять?
Не тому опять «фартило»?
Алгоритмы мира есть –
Где Великим только честь,
Вслед Пророку что шагают,
Сúру Фúкхом понимают…
Для того она была –
Сúра-жизнеописанье,
От Великого признанье –
Что ответы все дала…
Коль ответа не нашёл –
Значит, с хитростью ты шёл…
V ̅ MMMCLXII / 8 162
Фикх же — пониманье дела,
Чтобы выхватить всю суть,
Дело делает умело,
Фикх в том деле не забудь –
Без него: картинки мало,
Чтоб машина ход давала,
Хоть в журнале будет глянец,
Что щекам придаст румянец –
Дескать, «мощный аппарат» …
Толку только от него,
Где картинкою всего
Не сказать, что мало, брат.
Вещь в реале быть должна –
Лишь тогда цена красна…
V ̅ MMMCLXIII / 8 163
В нарушенье строя Стана,
Здесь немного подсоблю,
Не вдогонку Каравана –
Курсом доллара к рублю
Только видит мир сегодня,
Что же, Воля вновь Господня.
Вслед чтоб верному стремиться –
От таких чтоб отделиться:
Чтоб не с ними там стоять,
Арасáта где равнина,
Что не чудная долина,
Кто ты — женщина, мужчина?
И за годом вновь година.
Неприглядная картина…
За Хункáром мне шагать.
Что же, зверь, ты подустал?
В Поднебесную летал?..
V ̅ MMMCLXIV / 8 164
Ашильтинцев — усмирил.
Что покорными там стали,
Видимым Аллах покрыл,
Что не видим — полагали,
Хоть того я сторонился,
От суждений схоронился,
Чтобы мыслям вслед нейти,
Мне туда не по пути.
Надо — знать. Не полагать.
Или знающего слушать,
Можно «есть» и можно «кушать»,
Чтобы рифмой не лагать.
Неполадок много было –
Дагестан весь подкосило…
V ̅ MMMCLXV / 8 165
Ненависть-вражда народов,
Дагестан что населяли…
До сих пор тех огородов
Вслед Великим не вскопали,
[Как хотел бы «абсолют» ?..]
Но Хункáра люди чтут.
Что смогли — всё приложилось,
Волей что Аллаха сбылось.
Шариата мощь слабела,
Лицемеров мощь росла,
Вот такие там дела.
Только мне какое дело?
Богу — дело до всего,
И хватило мне того…

Унцукульцы трижды собирают войско и выходят войной против Имама Шамиля

V ̅ MMMCLXVI / 8 166
Унцукульцы вновь идут*,
Беспорядок принести,
Хоть войною то зовут,
Чтоб грамматику блюсти
С орфографией порядка,
Не краснела чтоб тетрадка,
Хоть я в Ворде набирал,
Вам про то уже сказал.
Речь от автора сильна —
Сам Хункáр-Шамиль сказал,
Речи эти диктовал,
Ас-Сафú страна вольна:
В Примечаньях речи дали —
Сила подлинника в Стали…
V ̅ MMMCLXVII / 8 167
Ахмад-хан тогда прислал,
Мехтулинским что зовётся,
В первый раз — позором стал
Тот поход. Войной зачтётся?
В страхе толпы убежали —
Как Хункáра увидали:
Сталью весь залит он был,
Речи грозно говорил…
Десять с ним муридов было —
Говорит как генерал,
Маршалом фронта что брал,
Этого вполне хватило
Чтоб унцукульцам бежать,
Для позора им печать…
V ̅ MMMCLXVIII / 8 168
В раз второй — вошли в сады
Ашильтинские с угрозой,
Чтобы это знали Вы,
Не цветут колючки розой:
Дескать, всё здесь истребят,
Лишь изгнания хотят
Шамиля-Хункáра. Вести
Странные, сказать по чести.
И сады они сожгли,
И деревья порубили,
Нечестивцами что были,
Мраку в мире помогли.
Тут оказия случилась,
В смуту кадием что влилась*…
V ̅ MMMCLXIX / 8 169
Ашильтинцы не хотели
Все ухода Шамиля,
За него душой болели,
Матери его земля.
Далее в Гимри пойдут,
Здесь их жёстко разобьют
Юноши, что блефом* взяли —
Лицемеры убежали,
Разбрелись все по земле
И бродили в униженьи,
То ли будет в Воскресеньи…
Там пройдут по голове,
Что в Хункáра упиралась,
С Шариатом разминалась…

Усмирение Имамом Чиркаты, Инхо, Ороты, Харахи и первое взятие Унцукуля

V ̅ MMMCLXX / 8 170
Трижды был Унцукуль взят,
В наказанье от Имама,
Прямо книги говорят,
Такова была их драма.
Игалинский вслед Саид
За чеченцами летит,
Чтобы войско там собрать
И Хункáра поддержать.
Говорят, что — отравили,
Смилуйся над ним, Аллах,
Властелин Один в мирах.
В путь оттуда снарядили
Сорок в книге человек,
Чтоб пойдут уже в набег.
V ̅ MMMCLXXI / 8 171
Их Ташав-хаджи привёл
Эндиреевский, то скажем.
Чтоб войной Шамиль пошёл
На врагов, и каждый важен
В деле будет человек,
Так водилось веком в век.
Всех своих Хункáр там взял
И на Чиркаты напал.
Там Бецав, что Алилав,
К битве, было, собирался,
Окруженьем укреплялся.
У войны другой был нрав –
Чирката там подчинилась,
Без сражений обходилась.
V ̅ MMMCLXXII / 8 172
Оротý Имам возьмёт,
Вслед инхóвцев как сминал.
Там — междоусобьем ход
Долго длился, здесь финал.
Аликýн Хусéйн был
Вождь муридов там, пробил
Час мунáфиков главы –
Дибирхаджиява Вы,
Может быть, заочно знали?
Два десятка человек
Там погибнет в смуты бег –
Много тем в горах печали.
С сотнею Имам пошёл
И победу там нашёл*.
V ̅ MMMCLXXIII / 8 173
В Харахи пошёл замес,
Чтобы скучно не казалось,
Вчетверо сложился бес –
Сколько ж их всего собралось?
Есть хунзахцы там опять,
Ну, куда ж без них шагать?
Есть андийцы там с другой
Стороны, тисками бой.
Были там и технулальцы,
Чеберлоевцы с Чечни.
В общем, много — не одни.
А в итоге — все страдальцы:
Всех муриды разобьют,
Мало не покажут тут.
V ̅ MMMCLXXIV / 8 174
Всё хунзахцы упирались,
Остальные отошли –
Вслед Хункáру подчинялись,
Пусть, чеченцы из Шали.
Здесь в Унцукуль зашагал –
Вырубить всё угрожал
Сам Шамиль и подчинились,
За должки, что ль, расплатились?..
Ставит кадия-наиба,
Что Сурхай Колобский был,
Шариат там закрепил,
Не гидроидом полипа
Биологию учить,
Ничего чтоб не забыть.
V ̅ MMMCLXXV / 8 175
Ход Имам уж набирает,
Вслед застоя всех годин,
Лишь Познавший Бога знает,
Что Аллах — всего Один
Настоящим пониманьем,
А не лингвы лепетаньем.
Битвы многие уж ждут –
Вслед победы там придут,
Хоть непросто начиналось,
[Ой непросто…], как сказать,
Чтобы тяжесть передать
Всю — Хункáру что досталась?..
Всё он вынес, победил
И Пророку угодил…

Битва муридов в Гоцатле с андалальцами и жителями Хунзаха (Авара)

V ̅ MMMCLXXVI / 8 176
С муртазúками идёт
На буцринцев — те сражались,
Стойко бился тот народ,
Битвою не подчинялись.
Битва та не задалась –
Вслед иная началась,
Что в Гоцатле разгоралась
И врагами укреплялась.
Андалальцы и хунзахцы
На Гоцатль уж идут,
Много сил там соберут,
Знали дети чтоб и старцы.
Был там Клюки Клюгенау,
«Фон» не в рифму, хоть не «фрау».
V ̅ MMMCLXXVII / 8 177
Ахмад-хан ещё пришёл,
На Бирú давно стоит,
Из врагов там частокол,
Чтобы знал младой пиит.
Андалальцев он сминает –
Раздраженье нарастает:
Думал, видно, генерал,
Что Хункáр спокойно спал,
Перемирье заключив –
Там условием ведь было,
Книга дело не забыла,
Нам с тобою прояснив:
Насажденье Шариата
Средь — своих. Вот так, ребята.
V ̅ MMMCLXXVIII / 8 178
Добровольно (то есть, миром).
Или — силою, пускай.
То перо прошлось пунктиром
В Дагестана вольный край.
Если б в битву он вступил –
Договор бы отменил.
Рассердился генерал,
Как посланье то читал –
И на землю он швырнёт,
Топчет всё её ногами.
Тем понятно стало с Вами,
Почему вода течёт…
Сверху — вниз. И неустанно,
Хоть сказал про то не бранно.
V ̅ MMMCLXXIX / 8 179
… Всё смиренья ожидали?
Дескать, всех перехитрят?
Их лгунами предки знали,
Позже книги подтвердят.
Нет им веры никакой –
Содержание открой:
Много раз измена будет,
Вряд ли кто про то забудет…
На хунзахцев он напал,
В бегство их он обращает,
Многих в битве убивает,
Не растратив весь запал.
За Хамзата — все Пятнадцать
Там падут, вот так-то, братцы…
V ̅ MMMCLXXX / 8 180
Газияв Андийский был
Тем, кто клятву ту давал –
Тех Пятнадцать он убил,
Если кто того не знал,
Из хунзахцев чтобы были –
Кровь Имама этим смыли…
Больше сотни там погибло
Из ценивших в мир адат,
Всё Авар Хунзахский, брат,
Их начало то постигло…
Ахалчинских главарей
Восемь было средь вестей.
V ̅ MMMCLXXXI / 8 181
В плен там тоже многих взяли:
Кадия аварцев сын,
Что Мухáммадом прозвали,
Был он в деле не один –
Ахалчинский кадий тут,
Что Омаром все зовут.
В общем, был разгром там полный,
Чтобы не забыли волны
Дагестанских рек в горах,
Воля Бога утверждалась,
Понемногу добиралась
До людей, Велик Аллах.
Что же дальше ещё будет,
Что мустáшрикъа остудит?..

Ответ Имама Шамиля на письмо генерала Клюки во время сражения

V ̅ MMMCLXXXII / 8 182
«Что такое ты творишь?..» –
Генерал тогда спросил.
Бодрствуешь или спишь,
Дескать, сон так учудил?
Нет тут сна — Хункáр шагает
И неверье разрушает…
И ответ ему пошлёт,
Чтобы знал земли народ:
«Перемирие, что было
Между нами, вес имело –
Шариата чтобы дело
Все селения пробило,
Мусульманин где лишь жил –
Шариат всех подчинил.
V ̅ MMMCLXXXIII / 8 183
Волей иль неволей, пусть.
[Жёстко знаки расставляет,
Навевая мраку грусть,
Пред Великим отступает…]
Если примут добровольно –
Благом дело будет вольно.
Если нет — тогда война,
Принужденья сторона.
Будем биться с ним так же
С андалальцами как бились,
[Многого ль они добились,
Ну, конечно, скажешь, как же…]
Если в стороне ты стался –
Договор меж нас остался…
V ̅ MMMCLXXXIV / 8 184
Если нет, тогда — конец
Договора между нами».
Делу этим был венец,
Громогласно меж врагами…
Коль посланье растоптал –
Значит, Клюки проиграл.
С битвы той он отошёл
И других с собой увёл,
Чтоб война не разгоралась.
Видно, так — коль не ошибка,
Не мустáшрика «улыбка»,
Что с трудом ему давалась.
Всё он «может объяснить»,
Ясно дело, как же быть?..
V ̅ MMMCLXXXV / 8 185
Но и враг — легко не сдастся,
Благо дело — есть союзник,
Пусть, не сразу всё удастся,
Враг-аварец*, что искусник,
Так Хункáра ненавидит,
Что от русских много свидит,
Лишь бы шейх там проиграл,
Шамилём весь мир что знал…
И такое ощущенье
По сегодняшним уж дням –
Будто снова жив Имам
Тем врагам на отвращенье:
До сих пор такой там ход –
Знать, потомок тех живёт…
V ̅ MMMCLXXXVI / 8 186
Хоть в любви к нему клянутся
И божатся, видят все.
Да чутью не приглянутся
Капельками на росе –
Что-то там с лицом их стало,
Хоть не всех всегда видало
Зренье наше, старым стал –
Дело Богу то отдал…
Пусть Его перехитрят –
Если смогут, все, конечно,
Смертью всё остроконечно
В Азраúле, говорят,
Проясняется всегда –
Знать, не та для них среда…
V ̅ MMMCLXXXVII / 8 187
Перед сильными коль гнулись,
Злата в мире всё искали,
В зависть люто окунулись –
Бога, значит, не признали:
Он Сильней всех и богаче,
И даёт рабам без сдачи…
Значит, глупыми все были,
Раз про Щедрость ту забыли.
Что ж — тут дьявола тюрьма,
Что и сам себя загнал,
Под Адáма всё «копал»
Завистью во времена.
Что такого мне жалеть?
В Смерть началом им лететь…

Хунзахцы просят русское командование на Кавказе назначить к ним в правители Ахмад-хана Мехтулинского

V ̅ MMMCLXXXVIII / 8 188
Здесь — и делу подтвержденье,
Ведь хунзахцы просят сами
Дать начальство в снаряженье,
Чтоб Имама «небесами»
Силой русских дальше очень –
Мощь Хункáра нету мочи
У аварцев тех терпеть,
От Аллаха в мир что Плеть,
Шариат чтоб укрепить –
Про адаты чтоб забыли,
Чтобы люди те не пили,
Чтоб по пьянке не убить.
Шариат — регламент строгий,
Чтоб умолкли демагоги…
V ̅ MMMCLXXXIX / 8 189
Ахмад-хан теперь начальник,
От Хункáра защититься,
Не сказать, чтоб умывальник
Или чтоб воды напиться –
Всё ж какая-то надежда,
Хоть слаба в миру одежда,
Где нечестием всё стало,
И людей погибало много,
Вероломством всё и взяли –
Ведь Хамзат был так убит,
Кровью в мире не забыт,
Потому и русских звали,
Чтоб Шамиль — не наказал,
Просто дело разъяснял.

Ахмад-хан с согласия самих аварцев просит прислать в Хунзах русские войска

V ̅ MMMCXC / 8 190
Что — мечта, сказали прямо,
Метрополий в мире всех…
Лишь бы им прогнать Имама,
Не лишиться чтоб утех
В мире этом основных –
Где деньгой и в зависть жмых.
Что ж, всё — суть определяла,
Говорил про то немало.
Просьбу — удовлетворили,
Можно в том не сомневаться,
Враг-то общий был там, братцы,
Шамиля ведь не любили,
Кто — за дьяволом вослед,
Смерть в начало им от бед…
V ̅ MMMCXCI / 8 191
Где — свои, и где — чужие?..
Нет «своих» и нет «чужих».
Есть — для дела остальные,
Света с мраком битвы стих…
Веры, пусть, он был любой,
Нации, пускай, другой –
Коль за Светом не пошёл,
Был не сокол, не орёл,
Не воробушек, что пташка
Очень малая, поди,
Не прудом тут пруд пруди,
И не малая букашка –
В Списках вычеркнул себя,
Мир подлунный сей любя…

1 253-й Год Хиджры
Year 1253 after the Hijra of the Prophet
The Imam gathers an army to forestall the entry of the Russians into the Hunsah on tight roads until they rise to the Hunzah Plateau, but the inhabitants of Assab defeat the murids
The recent request of Ahmad-khan and the Avars is being fulfilled — General Feze takes Hunsah and builds a citadel for the garrison
The environment of the Imam’s troops in Teletl, the conclusion of a ceasefire with the issuance of hostages
Russian troops enter Ashilta and burn the entire village, except for the house of the Imam — who could not be set on fire
The Russians rise to Ahulgo and burn all the houses there, except for the house of the Imam — who again failed to set fire
Sheikh Shamil in the village of Chirkata
This fall, Russian Emperor Nicholas I, through General Kluki von Klugenau, tries to meet with the Imam, promising to show mercy and exalt him by appointing the ruler of all Muslims in Dagestan
The refusal of Imam Shamil to meet with the emperor of Russia because “he has repeatedly seen from the Russians treasons”
But only 7 years have passed since Sheikh Ghazi-Muhammad started the war and all the incredible power of Imam Shamil with his military-theocratic state in front of the whole world is just ahead …
The Russians are gaining a foothold on the Hunzah plateau, strategically controlling the entire Sulak basin by building fortresses in Akhalchi, Moksoh, Tsatanih, Gotsatl, Zirani, Gherghebil, Balakhani and Gimri
Imam offered to leave Avaristan and move to Chechnya — but he refuses
Имам собирает войско, чтобы упредить вход русских в Хунзах на тесных дорогах до их подъёма на Хунзахское плато, но жители Ассаба разбивают муридов

V ̅ MMMCXCII / 8 192
Багвалáльцы и ахвáхцы,
В къýра всех, что округах,
Дагестанцы и аварцы,
Коих там собрал Аллах
Под знамёнами Имама –
Хоть немного их и прямо
Скажем дело в сотый раз,
Где Япония-Кавказ.
На теснинах подстеречь,
Коих там в горах немало,
Сердце горца все их знало –
Чтоб Хунзах нам уберечь.
Не срослось — ассáбцы били
И Имама там разбили.
V ̅ MMMCXCIII / 8 193
Был Имам — чуть не убит,
Воля Бога сохранила,
Что раненьем знаменит,
Мало в мире схожих было –
Как Хункáр раненьем в теле,
Что ж, на Небе так хотели…
Чтобы в День Суда Имам
Был Великим Рангом нам…
Чтоб стоял среди Великих,
Что раненьями страдали,
И Хайдара там узнали,
Сам Пророк средь солнцеликих:
Даже он имел раненья
В битвах, солью у сраженья…
V ̅ MMMCXCIV / 8 194
И Имам в Зонóб пойдёт,
Двадцать дней-ночей там будет.
Голод, что не тёткой в год,
Был силён. Имам забудет
Всё — войска он собирал.
Русский же — в Хунзах попал…
Значит, здесь мы опоздали,
Что ж, война — мы воевали…
И в Цекóб Имам пошёл,
Гидатлúнцы там сразились
И преградою в нас впились,
Тем к ратлýбцам он ушёл –
Против большинство сражалось,
Малость их у нас осталась…
V ̅ MMMCXCV / 8 195
Здесь карáхцы подошли,
Мост возводят что умело,
Из ущелий мы ушли,
Взялся вновь Хункáр за дело.
До Телéтля держит путь,
Это тоже не забудь.
Мухаммáдмирза, что хан,
Поджидал уже нас там,
Из Казикумýха он,
Шёл сюда через Чарáх,
Тропы знает все в горах,
Дипломатией силён –
К перемирию он звал,
Русский нас здесь окружал…

Недавняя просьба Ахмад-хана и аварцев выполняется — генерал Фезе занимает Хунзах и строит там цитадель для гарнизона

V ̅ MMMCXCVI / 8 196
В общем, мы Хунзах — теряем,
Как хунзахцы и хотели.
Это тоже здесь признаем,
Русские нас одолели,
Будут строит цитадель,
Чтоб усилить этот эль,
В общем, сильно укрепились
И в Хунзах отгородились…
Здесь тактический удар,
Что в стратегию потянет,
Ниже Ас-Сафú помянет.
Да у нас — Шамиль-Хункáр:
Бог его не оставлял,
Сам Победы все давал…

Окружение войск Имама в Телетле, заключение перемирия с выдачей заложников

V ̅ MMMCXCVII / 8 197
На войне — своя удача,
И её нам не понять.
Пусть, всегда стоит задача –
Лишь Аллаху Лучше Знать…
Провиденьем дело звало,
Что вселенная признала.
В век сегодняшний, поди,
Много свидишь впереди –
Люди это отрицают:
Только воля и старанье.
Вот так «мирозданье»,
Дела суть не понимают.
Камень — быстро прилетит,
Помни то, младой пиит.
V ̅ MMMCXCVIII / 8 198
В небо сильно что кидали,
Хоть с надеждой на полёт.
Всё иллюзией витали:
Гравитация — вернёт.
Ракетоноситель в деле?
Знать, на Небе пожалели,
Скорости во space узнают,
До Второй уж разгоняют.
Тоже — знанье, но — другое.
Можно спорить и бодаться,
Нигилизмом обольщаться,
Есть — нечестье, есть — благое.
В общем, выбирать возможно,
Что понятно и несложно.
V ̅ MMMCXCIX / 8 199
Но — и в Книге запись есть.
Лишь она — и воплощалась,
Предопределеньем весть
Что-то быстро забывалась.
Зверь — запомнил и ценил,
Не жалел хоть в деле сил.
Все дела и силы наши –
Тем не сваришь в мире каши.
И тем более — в ином,
В День Суда и Воскресенья,
Лишь в Пророке утешенья,
Будь я малый водоём,
Трижды буду водонос,
Весть от Бога что принёс…
V ̅ MMMCC / 8 200
… Нас в Телéтле окружили –
Коалиция опять:
Русских в деле не забыли
Мунафúки, воевать
Там куядцы снарядились –
Яростней других что впились,
Андалáльцы подтянулись,
Силы всех врагов стянулись,
Чтобы слаще в битве было
Скопом мира победить,
Ничего чтоб не забыть,
По пути уже могила?
Ахмад-хан ещё там был,
Что Равнинным здесь прослыл.
V ̅ MMMCCI / 8 201
Добровольцы лишь с Имамом,
Остальные все — ушли.
В пекле бьются этом самом,
Чтоб враги опять учли,
Превосходство сил военных,
Снаряжением отменных.
Из Голóтля русских в бой
Гонят в час ночи весной,
Но муриды их разбили,
(Вылазка ночной была,
Неожиданность взяла),
Большинство врагов убили.
Джáрский Малла Рамазан
К Богу в ночь уходит там…
V ̅ MMMCCII / 8 202
Мухаджúр, храбрец, учёный.
Чтоб Имама — в Небе ждать…
У Религии законы
Есть, не в книгах что читать…
Пушками всё сокрушают
Русские, что дело знают:
Нет уж зданий, укреплений,
Повод будет для сомнений.
Головы там опустились,
Сердцем сжались, кто слабее
Верой в деле. Вновь виднее
Богу, этим укрепились.
Всех Хункáр зовёт к терпенью,
Хоть не всем по настроенью… V ̅ MMMCCIII / 8 203 Всё ж, в Телéтль входит враг, Сорок дней там битва длилась, Всё — не просто и не так, Перемирьем завершилось. Трёх заложников отдали –
Шариат распространяли
Всё опять и всё как встарь,
Есть у нас Хункáр… Не царь.
Лицемеры «попадут»
Вновь в печали и сомненья,
Ждали не того варенья,
Всё не радостно им тут:
Как Хункáр опять ушёл,
Как сторонников обрёл?..
V ̅ MMMCCIV / 8 204
Он — от Бога ждал доселе,
Наперёд — от Бога ждёт.
Верить в Бога не хотели,
Всё деньгой в миру идёт?
Вот пусть думают ночами
Мысли грусти об Имаме –
Почему непобедим
И врагами стал любим
Из России столь далёкой…
Мира почесть впереди,
Лицемерам в мрак уйти
Дагестана «черноокой
Завистью», что души жгла –
Тем и веру отсекла…

Русские войска входят в Ашильту и сжигают всё селение, кроме дома Имама — который так и не удалось поджечь

̅ MMMCCV / 8 205
Можно ужас тот представить:
Дом Имама — не горит…
Как же дело им исправить?..
Скажешь что, младой пиит?
Ашильту они спалили,
Про Имама не забыли,
Что в Телéтле был в осаде,
Тем сражением в преграде,
Чтоб селенье защищать,
Где — семья вся находилась,
Вовремя переселилась,
От врагов чтоб убегать –
Мирным это разрешалось,
Женщинами дело сталось.
V ̅ MMMCCVI / 8 206
Но Имам про то не знал.
Людям делать что-то надо –
В Áхульго народ бежал,
Что надежда и преграда.
То селение — святое,
Ожидает нас с тобою,
Даст Аллах, иншá Аллáх,
Сказ — прославленный в мирах…
Что под Стать Асхáбов славных,
Верой мир что сотрясали
И неверье сокрушали,
В деле веры — Самых Главных…
Áхульго — страна святая,
Зиярáтов царь у края*…

Русские поднимаются в Áхульго и сжигают там все дома, кроме дома Имама — который опять не удалось поджечь

V ̅ MMMCCVII / 8 207
Что опять за наважденье –
Дом Имама не горит…
То — Небес предупрежденье,
Слышит кто, младой пиит…
Населенье хоть страдало
Слухом, чтоб на ус мотало
Очень мало я видал,
В жизни много хоть шагал…
В Áхульго огонь опять
Дом Имама обошёл,
Физик способ не нашёл,
Чтобы дело объяснять.
Всё горит там без следа –
Дом Имама? Тут «беда» …
V ̅ MMMCCVIII / 8 208
Бог с ним. Что ни говори –
То несчастным не поможет,
Коли эго там внутри
Завистью всё сердце гложет.
Есть огонь, что из геенны,
И «зажарки» там отменны,
Что упорным здесь под стать,
Не хотят что понимать.
Чтоб кривое исправлялось –
Сотворён был Джаханнáм,
В память нам и всем мирам,
Чтобы дело прояснялось.
Чтоб упорство берегли –
Богу там сказать «смогли» …
V ̅ MMMCCIX / 8 209
Книги Шамиля — спасли:
Ашильтинский Мухаммад
Сделал всё, вот селяви,
Все дела от Бога, брат…
И муриды здесь сражались,
Именами в книге знались:
Алибек, что был алúм,
Хириясулава сын –
Кадием он был в Аргвáне.
Багвалáльцы рядом бились
И другие не забылись,
Чтобы знали мусульмане:
Хоть Имам в Телéтле был –
Русских тех мурид здесь бил.
V ̅ MMMCCX / 8 210
Перебили много их,
Что врагами дошагали,
Нашей славы новый стих.
До Имама долетали
Вести славной этой битвы,
Заслужила что молитвы
От людей, во славу края,
Дагестан где в мире свая.
Русские назад вернулись,
Цель достигнуть не сумев.
Горцы, смерть опять презрев,
С ней в той битве разминулись.
В Чиркатý* Имам придёт,
Всю семью он здесь найдёт…

Шейх Шамиль в селении Чирката

V ̅ MMMCCXI / 8 211
Лицемеры вновь блудили,
Чтобы помощь перекрыть –
Мост селенья перекрыли,
Чтоб муридам не ходить
В то село из Дагестана,
Только радовались рано.
Всех Имам там разогнал,
Лишь Юнýс там с ним шагал,
Неотлучный друг Чиркейский –
Сабля на плечах лежит
У Хункáра, а не спит
В ножнах, и не лицедейский
Там парад, в мечеть дошли –
Кадия при том почли.
V ̅ MMMCCXII / 8 212
Был что с ними — заодно,
Так в селеньи говорили,
В чёрно-белое кино,
Лицемерами что были.
Так Хункáр уж напугал –
Сразу тех арестовал.
Населенье всё смирилось,
Лицемерами отбилось,
Не чинили вслед вреда.
Кто хотел — тот приходил
И Хункáру верен был,
С Неба милости вода
Проливалась на сердца,
Знать, Счастлúва та Пайцза…

Осенью этого года российский император Николай I через генерала Клюки фон Клюгенау пытается встретиться с Имамом, обещая оказать милость и возвеличить его, назначив управителем всех мусульман в Дагестане

V ̅ MMMCCXIII / 8 213
Неожиданный расклад…
Знать, война та — затянулась,
Что и царь уже не рад,
Что не Францией раздулось…
Мусульмане не хотят
Здесь смириться — в бой летят.
В их главе стоит Хункáр –
Шейх Шамиль, святой удар…
Не того в России ждали…
Думали, видать, с руки
В бой опять вести полки,
Что Европу побеждали.
Мусульмане со святым –
Бой по книгам здесь иным…
V ̅ MMMCCXIV / 8 214
Что — наглядно мир увидит:
Как сравнить вооруженье?
И числом царь не обидит,
Армиями в утешенье.
Только — нету результата:
В Семь Годков война, ребята.
Францию — за Два сломили
Года, чтобы не забыли.
Был главой — Наполеон,
Гением что почитался
У войны, в миру признался,
Что с войной на «ты» был он.
Что же здесь не так сложилось?.. –
Битва только углубилась…
V ̅ MMMCCXV / 8 215
И почтенья не видать
К силе русского оружья,
В мире что уже в печать,
Треугольником в окружья –
Русские всех убедили,
Что вояками уж были.
Нет сомнения в Европе,
Ни в Москве, ни в Конотопе.
В Дагестане только есть.
Что короне той не сладко,
Что в миру до славы падка,
Ну, к чему такая весть:
На Кавказе вновь бои –
И не знают C’est La Vie…
V ̅ MMMCCXVI / 8 216
Император Николай,
Первым что у них считался,
Посещает этот край,
В Дагестан не углублялся,
Всё Тифлиса стороной,
Где единоверцев рой,
Чтоб надёжнее охрана
И подальше от Имама
И муридов, хоть слабы
Были, вроде, в этот час.
Да, Япония-Кавказ,
Мы всего — Его рабы.
Не людей и не монархий,
Олигархов иль анархий.
V ̅ MMMCCXVII / 8 217
В Ас-Сафú такая Сила,
Что уж страшно самому,
Мраку вечностью могила.
Водоёму моему
Мало в мире этом надо –
От Хункáра мне награда…
Что же в мире приключилось,
Что монархия раскрылась –
Хочет царь его видать:
Обещал всего он много,
Стоит это дорогого,
И не мне то отрицать.
Только русским нет доверья –
Стариков для нас поверья.
V ̅ MMMCCXVIII / 8 218
Если б всё там исполняли –
То и сказ бы был другой.
Силой, в основном, склоняли.
Где-то — хитрости устой.
Потому не верят им –
Прямо это говорим.
И измены опасаясь,
Саблей в битву углубляясь,
Шёл Хункáр тут вопреки…
Знал он дело — как умел:
Только он один посмел
Четверть Века у реки
Жизни в мире отжимать,
Чтобы с русским воевать…
V ̅ MMMCCXIX / 8 219
Хоть монгол весь мир склонил –
Та история не к месту.
Я про то хоть не забыл,
Жил не фирмой в пику тресту:
Правду дела надо знать,
Чтоб сравнений избегать.
Русь — Империей тут стала,
Раньше это не бывало.
С той поры — отсчёт другой:
В мире всех они разбили,
И про то уж говорили,
Где войною смертный бой.
Там — хоть страны воевали.
Здесь — селенья, чтобы знали…
V ̅ MMMCCXX / 8 220
И — единства нет нигде.
Что был фактор основной.
Не пройти чтобы беде,
Хоть и шли уже войной.
Чингисхан и покорил –
Кулаком единым бил.
Эти — «растопыркой» били,
Никого не удивили.
Если я то понимаю –
Знать, Европа поняла,
Потому таки дела,
Хоть царю и не пеняю –
Встретить Шамиля хотел
Предложением у дел.
V ̅ MMMCCXXI / 8 221
Значит, честь ему, хвала –
Раз, войны той избегает.
На войне свои дела,
И солдат от них страдает –
Не за Родину там бился,
С матерью давно простился…
Не Отечество хранил
От врагов, чтобы остыл
Вновь мустáшрикъ неуёмный,
Что за деньги всё сказал
И к войне всех призывал,
Скрыв от мира возглас томный –
Ведь не он солдатский хлеб
Ест в окопах чёрный… Слеп?..
V ̅ MMMCCXXII / 8 222
Клюгенау зовёт на встречу,
Он с пятнадцатью явился –
Прекратить чтоб дальше сечу,
К императору открылся
Путь Имаму чтоб пойти.
Примет ли Хункáр? Идти?
Отказался. Не пойдёт –
Руку даже не пожмёт
Русскому там генералу…
В книге это мы читаем,
В Примечанье* отсылаем.
Кто молился злату-налу,
Речи эти не понять:
Как такое — отвергать?..**

Отказ Имама Шамиля от встречи с императором России потому, что «он многократно видел от русских измены»

V ̅ MMMCCXXIII / 8 223
Так Хункáр наш — отказался.
О причинах можно спорить.
План Аллах воплощался,
И ему придётся вторить.
В русских книгах мы читаем,
Точку зрения их знаем –
Что убийства он боялся,
На царя не полагался*.
Может быть. И это было.
Но причиной основной
Бога выбрал наш Герой,
Книга судеб не забыла:
В Четверть Века там война
Для Хункáра в мир дана.

А ведь прошло всего 7 лет как шейх Гъази-Мухаммад начал войну и вся неимоверная мощь Имама Шамиля с его военно-теократическим государством на глазах у всего мира только впереди…

V ̅ MMMCCXXIV / 8 224
Смерть — или — Победа. Только.
Так Хункáр шагал в миру.
В мире знал таких ты сколько?
Там не выиграешь Игру…
Что — не интересовала…
В мире их, скажу Вам, мало…
Их и Рай не привлекал,
Вам про то уже сказал.
С Богом в сердце лишь живут…
Их уклад нам не понять,
Где Величья в Боге Стать,
Про таких что скажешь тут?..
Был Шамиль-Хункáр из них,
Светом осветить наш стих…
V ̅ MMMCCXXV / 8 225
Восемь Тысяч перебил
Воевавших здесь солдат –
Что Хункáром Первым был,
Наши книги говорят. Больше Двух, считай, Полков* –
Счёт войны той был суров,
За Три Года знал что край,
Дагестан ведь — не Китай…
И Второй Хункáр так тоже,
Хоть статистики там нет
Нам пока чтоб дать ответ,
Полагать же нам не гоже –
Видно, сил не пожалел,
Соколом в гусей летел.
V ̅ MMMCCXXVI / 8 226
Полтора он Года бился –
Эстафету передал,
Третий здесь Хункáр раскрылся –
Пуще прежних воевал…
Мира потому хотят,
Поберечь своих солдат.
Может быть. Или другая
Там причина есть какая…
Так иль так — войной всё стало,
Перемирья не видать,
Шейх Шамиль — ему решать,
Воевал хотя немало:
Будет битва там в горах,
Всё решает лишь Аллах…
V ̅ MMMCCXXVII / 8 227
Миром всё потом хоть стало –
Там другая сторона,
Четверть Века [славы мало?..]
Дагестана вся страна
Да ещё Чечня в придачу –
Изменили передачу,
В мире будет резонанс*,
Слышал уж Пекин, Прованс…
Воевать пока придётся,
Раз, Хункáр-святой решил,
Этим нас определил,
Правоверным кто найдётся.
Сабля вновь женою станет
В Рай к Аллаху битвой манит…

Русские укрепляются на Хунзахском плато, стратегически контролируя весь Сулакский бассейн постройкой крепостей в Ахалчи, Моксохе, Цатанихе, Гоцатле, Зирани, Гергебиле, Балахани и Гимри

V ̅ MMMCCXXVIII / 8 228
В Ахалчú есть цитадель.
И в Моксóхе тоже будет.
В — Цатанúхе, горный эль.
И в Гоцáтле строят люди.
И в Зирáни стройкой взяли.
И Гергéбиль укрепляли.
И в Балаханú опять
Будут строить — чтоб стрелять.
Наконец, в Гимри — восьмая
Крепость, всё чтоб перекрыть,
Стратегически добить,
Тактику не отвергая:
Все ущелья перекрыв,
Крепостями завершив.
V ̅ MMMCCXXIX / 8 229
Раз, в войну уже ввязались –
Надо до конца идти,
Крепостями огрызались,
Чтобы горы обойти,
Чтоб в горах тех закрепиться,
Стенами отгородиться.
Раз, Империя шагала –
С Имаматом воевала,
Ведь казан всего — один.
Значит, есть один правитель,
Что хозяин-управитель,
Всех экспансий властелин.
Русские — сильнее будут,
Силой и деньгой прибудут…
V ̅ MMMCCXXX / 8 230
Русским — некуда деваться:
Воевать иль уходить.
Лицемерам — продаваться
И царю тем угодить.
Лишь бы — проиграл Имам,
Говорили это Вам,
Злобой-завистью дышало
Всё у них и жить мешало.
Бог с ним. Это их дела.
А муриды — воевали,
Шаг за шагом отступали,
Или в Рай кого вела
Тропка битвы необычной,
В мире славой закадычной…
V ̅ MMMCCXXXI / 8 231
Окруженья вал — сжимался,
Силы в горы подтянули,
Русский там навоевался,
Битвами всё помянули,
Предстоят что впереди –
Правоверный же, лети
Вслед Великому вослед,
Арасáта чтобы бед
Всех ужасных избежать,
Чтобы ясным лик твой был,
Чтоб Аллаху угодил,
Где Пророчества Печать –
От него ждём Шафагъáта
Мы за чтеньем Салауáта…

Имаму предлагают покинуть Аваристан и переселиться в Чечню — но он отказывается

V ̅ MMMCCXXXII / 8 232
Лицемеры все ликуют –
Так Имама тут прижали…
Что ж, попозже поворкуют,
Дни хоть трудные настали…
Всё вокруг кольцом сжималось,
Мало и земель осталось,
И людей, что с нами были,
Книги это говорили.
Всё к мирскому так склонилось –
Русский царь всех одолел
Иль народ того хотел?
В общем, в мире так случилось.
Козырь в деле основной:
Не политикой — войной.
V ̅ MMMCCXXXIII / 8 233
Стали люди совещаться –
Может быть, в Чечню уйти?
Но Хункáр велел остаться –
Смерть в боях дабы найти.
Из Колóба что Сурхáй,
Тоже выбрал этот край,
Дагестаном что зовётся –
Áхульго крепить придётся,
От врага отгородиться –
Хоть селение сожгли,
Всё отстроить там смогли,
Чтобы там с врагами биться.
За Хункáром вслед пойдут –
Многие там смерть найдут…

1 254-й Год Хиджры
Year 1254 after the Hijra of the Prophet
Murids begin to strengthen Ahulgo to continue fighting in their homeland
Imam’s сampaign in Igali
Sheikh Shamil defeats the Russians in Tarada-Inhelo and stops wearing his saber on his right side, being a left-handed person — the participation of the Angels of God in this and other battles of the Imam
How to read and what the names of people mean in Avar language for ease of presentation
The death of Sheikh Muhammad al-Yaragy
Муриды начинают укреплять Áхульго, чтобы продолжать сражаться у себя на родине

V ̅ MMMCCXXXIV / 8 234
Ставка Имамата — здесь.
И последний здесь оплот.
Выдохся запалом весь
Дагестан, пощады ждёт?
Лицемеры убегали
К русским, Вам про то сказали –
Им чего пощады ждать? –
Вместе с русскими шагать.
А мурид — к войне готов,
И пощады — не дадут,
Русских с саблей только ждут,
Их ответ войной суров.
Вот такие были люди –
Супертриллер в Голливуде…
V ̅ MMMCCXXXV / 8 235
Все завалы — завалили,
Чтобы русский не прошёл,
Тот аул отгородили –
Горный пролетит орёл:
Остальным — придётся биться,
Чтобы в Áхульго стремиться.
В скалах есть отверстий много
Для войны, где нет иного.
Там дома возведены
И мечеть, что для молитвы,
Духа с нафсом Вечной Битвы,
Воевать и там должны.
Жён перевезли, детей.
Битва будет средь вестей.
V ̅ MMMCCXXXVI / 8 236
Русские пошли ва-банк –
Быстро штурмовать решили,
Не пролезет там хоть танк –
Больше чтоб не укрепили.
Снег пошёл не по погоде,
Где союзника в природе
Враг в тот случай не учёл
И назад домой побрёл.
Сильный холод был вослед,
Чтобы дело осложнилось,
Возвращением не сбылось,
Продолжением в обед.
Битва будет основная
Очень скоро в славу края…
V ̅ MMMCCXXXVII / 8 237
Изготовкою живут,
Стороны все понимают –
Ничего не будет тут,
Одного же — поломают,
Окончательно. Придётся.
Но Хункáр наш не сдаётся:
Выбрал смерть или победу,
Остудить чтоб непоседу,
В горы их что сам явился
Победителем колоний,
Ожидая какофоний,
Битвой только углубился
В Четверть Века. Счёт иной
Был в уме у них. Какой?..

Выступление Имама на Игали

V ̅ MMMCCXXXVIII / 8 238
В Игалú Имам пойдёт,
Хоть глаза его болели*.
Лицемер — своё найдёт,
Видно, так найти хотели.
Клеветой на Шариат
Там клевещут, говорят.
Что ж, Хункáр пришёл — казнил,
Кадия не пощадил.
Воевать они пытались,
Так хотелось им отбиться,
Тем мечтаниям не сбыться,
В общем, взяли — доигрались,
Не поднимут головы…
Может быть, слыхали Вы.

Шейх Шамиль разбивает русских в Тарада-Инхело и перестаёт носить свою саблю на правом боку, будучи левшой — участие ангелов Бога в этом и других боях Имама

V ̅ MMMCCXXXIX / 8 239
То селенье враг уж взял,
Нам назад его отбить,
Тем Хункáр и нападал,
Значит, снова битве быть.
В Карате он помолился,
Зýхром к Богу устремился,
На селение пошёл
Чудо-сокол, не орёл.
Да по сабле тут узнали,
Наш Имам левшою был,
Вам про то сказать забыл –
И враги стрелять там стали
Из орудий всех подряд,
Как нам в книге говорят.
V ̅ MMMCCXL / 8 240
Коль на правом ей боку
В деле битвы находиться –
Всякий знает на скаку,
Что с Имамом будет биться.
Бог тогда его хранил,
Бок Имам переменил
Вслед сражению тому,
Хитрость на войне всему,
Может, станет головой.
В общем, там Имам укрылся,
План Аллаха воплотился,
Не успели залп второй
В пушки те же зарядить,
Значит, так тому и быть.
V ̅ MMMCCXLI / 8 241
Командир их тут бежал,
И коня уж привели,
На котором ускакал
Тот начальник. Отцвели
Там гирлянды этой битвы,
Вслед обеденной молитвы.
Следом русские бежали,
Их муриды убивали.
Но и наши полегли:
Сулейман там Чиркатинский,
Тамачалав Мехельтинский,
Вспомнить мы ещё смогли
Салихиль Хусейна тоже,
Из Чиркея был он всё же.
V ̅ MMMCCXLII / 8 242
Что историю сказал
Перед смертью нам для книги,
Чтобы это всякий знал,
В усилении интриги –
Без удара, знай, людей
Было чудо из смертей:
Слышен звук ведь сабли был –
Значит, ангел сам убил…
Ангелы, раз, прилетали,
Чтобы ворога отбить,
Некоторых чтоб убить –
Им путёвку в Небе дали:
Значит, — Истинный Имам…
То признать придётся Вам.

Как читаются и что значат имена людей на аварском языке для удобства изложения

V ̅ MMMCCXLIII / 8 243
Ахбердиль — Ахберды сын,
И другой уклад не знали,
Был порядок там один –
Как фамилию читали.
Ахбердиль Мухаммад значит
Так, чтоб не переиначить –
Ахбердиля сын опять,
Что Мухаммадом нам звать.
В общем, принцип там такой,
Малость дело упрощая,
Дань всё лингве отдавая,
Что аварской стороной.
Раньше в Дагестане было
Только так. Жизнь изменила.

Смерть шейха Мухаммада аль-Ярагъи

V ̅ MMMCCXLIV / 8 244
Шейх святой покинул землю,
Тарикъат что людям нёс,
Голосу от сердца внемлю,
Будь я трижды водонос –
Ведь Хункáра был Учитель,
В мире как путеводитель:
Разрешением из Трёх
Был одним, завистник сох.
Исмаил Курдумери
Разрешенье тоже дал,
Шейх Джамалуддин на бал
Приглашён был, и замри
Пред Великими навек –
Совершенный Человек…

1 255-й Год Хиджры — Битва при Ахуль-гох
AH 1255 — Battle of Ahulgo
For 3 months of fighting on Ahulgo, not a single resident of Dagestan came to the aid of the Imam. No one.

Murids defeat in Argwani, on the outskirts of Ahulgo fortress
The dream of General Panteleev from Temir-Khan-Shura
Uhud of Dagestan — a legendary battle in world history
More than 100-fold superiority in the manpower of the besieged Russian troops over 500 murids, not counting the elderly, women and children
The Battle of Ahulgo: 4 months of fighting is one of the most important and most brutal battles in the entire long history of Imamat Sheikh Shamil
Armistice and extradition of 8-year-old Jamaluddin, son of Imam, as a Russian hostage
The meeting of Sheikh Shamil with Major General Pullo, besieging Ahulgo, with the prospect of a possible meeting already with Count Grabbe for a report to the Russian Tsar
Yunus from Chirkey — escort of the son of Imam captured by Chalandar, who is authorized over all Russian diplomatic affairs
Meeting of Yunus with Count Grabbe, lieutenant general of the Russian army, who commanded the siege of Ahulgo
Grabbe breaks all 3 promises given to them
Yunus’s response on behalf of the Imam to the Russian proposal to Sheikh Shamil to go to them: “… we no longer believe you. You are treacherous, deceitful and treacherous people. ”
The order of the Russian emperor: at all costs to capture the Imam
The incredible respect of ordinary Russian soldiers to Yunus and their sincere joy of a truce, along with gloomy faces and tears from the tightened hearts of the hypocrites of Dagestanis
Chalandar’s diplomatic trick to lure all murids from Ahulgo, promising all of them great salaries and endless benefits from the Russian Tsar — so that Sheikh Shamil would remain in the fortress alone
Yunus leaves little Jamaluddin in the care of Murtazali, a Russian captive, and returns to the Imam for the last battle
After completing 3-day negotiations, the Russians break the truce by starting a battle
The betrayal of the hypocrites of Dagestanis, who came from General Grabbe under the guise of peace mediators and informed the Russians about weak spots in the defense and the large number of wounded and sick
The fiercest battles during the week and the competition of murids with each other in the pursuit of death
‘Ali. 28th [Last] Legion (stanzas 8,344–10,000)
Amazing stories about the miracles of the Ahulgo martyrs and the heroism and steadfastness of the Imam’s murids who died there
The monstrous losses of the Russian army near Khulgo — 33,001 soldiers killed: 5 thousand were killed in one day, General Pullo returned with only two soldiers
Over 300 murids killed and about 700 men, women and children captured — losses of Ahulgo defenders
An incredible increase in respect and respect for the Imam after this battle and the prayers of the Muslim world for Sheikh Shamil and his murids — from Balkh in Afghanistan, Bukhara in Central Asia and to Mecca with Medina in Arabia
Beginning of the month Rajab — Sheikh Shamil and three dozen murids break out of the Ahulgo
The 21st day of the month of Rajab is the birth of Muhammad-Shafi’, the son of Imam
In extreme old age, Imam Shamil was asked what he cannot forget about. “He could not forget his murids, who remained in the mountains of Dagestan, each of which could fight alone with an army …”
The last third of the month of Ramadan is the beginning of the revival of the former power of the Imam …
За 3 месяца боёв на Ахульго ни один житель Дагестана не пришёл на помощь Имаму. Ни один.
Поражение муридов в Аргвани, на подступах к крепости Áхульго

V ̅ MMMCCXLV / 8 245
До Аргвáни уж добрались –
Будет здесь последний бой,
В Áхульго чтоб перебрались
В этом мире под луной.
Над луной — дела другие,
Хоть бы знать они какие…
Люди здесь живут опять,
Чтоб из Трио выбирать:
Или Бог. Иль Рай. Дунья.
Нет иного там исхода…
В понимании народа
Выглядит как полынья?
Нет, ничуть. Всё просто было –
Сущность всё определила…
V ̅ MMMCCXLVI / 8 246
Мир устроен так подлунный –
Сущность всё опять решала,
Не гитарой многострунной –
Сутью дело избирала
Всех людей души монада,
Выбору коль будет рада,
Если — правильным он был,
Если мудро всё решил…
Много ль знаю я таких?
Видеть их мне приходилось,
Что Святыми в мире сбылось,
Где Хункáра Главный Стих
Вслед Хайдару и Пророку
Указать к Творцу дорогу…
V ̅ MMMCCXLVII / 8 247
Дьявол этим удручён.
Свой исход он понимает,
К людям завистью силён,
Милость Бога — отвергает…
Бог — Аллах. Не сатана,
Мир — не дьявола страна,
А Творца вселенной этой,
Так поэтами воспетой.
Я же — Бога воспевал
И Пророка-Мустафу,
Чтоб Заглавной вновь в строфу,
И сложенье нарушал
Всех стихов, и по привычке
Не поставил вновь кавычки…
V ̅ MMMCCXLVIII / 8 248
Что цари мне, страны их?
Людям что-то в мире дали?
В основном, там злата жмых,
Хоть другие воспевали.
Кто из них к Аллаху звал,
Праведностью процветал,
Ел чтоб уксус он и хлеб
Как Халифы? Кто-то слеп?
Кто-то? Главное — не я,
Мне и так грехов хватает,
Что мухáсабой узнает
Всякий, пусть, и из зверья…
Что-то снова жёстко стало,
Топором перерубало…
V ̅ MMMCCXLIX / 8 249
Что ж, душа к тому привычна –
Чтоб отлынивать от тела,
С миром этим закадычна,
Делать дело не хотела,
Духу пользу чтоб принесть –
Такова души той весть,
Что — коснеюща во зле,
Первой степенью в земле.
Есть — ляўуáма, мýльхама,
Мутмаúнна, рáдыя,
Где мечтами мáрдыя,
Чтобы знала то сама
В нас душа — Инсáн Камúль
В ранг Седьмой*. Хункáр-Шамиль…
V ̅ MMMCCL / 8 250
Здесь война земная стала –
Эга битвою опять?
Ведь чего душа желала? –
Вкусно кушать, мягко спать.
Царь корону предложил –
Дагестан уж подчинил.
Но Хункáр наш отказался,
Так с Пророком он остался,
Повелел что воевать
Им Тринадцать Лет назад…
Двух Хункáров нет уж, брат…
Есть Имам Шамиль стоять
Неустанно-непреклонно
В мир сей железобетонно…
V ̅ MMMCCLI / 8 251
Он — приказами живёт
От Аллаха и Пророка,
Что народ весь не поймёт,
Коли там веленья рока
Нет — понять всю тайну эту,
Неизвестна белу свету…
Он в худýре находился –
Тет-а-тет с Аллахом… Снился
Мне такой прекрасный сон,
Что и зверь того достиг,
Ну, пускай, хотя б на миг…
Бог-Къаххáр, всё сможет Он…
Что ж, лишь делом занимайся,
Дурью в мире сам не майся…
V ̅ MMMCCLII / 8 252
… Год второй, как стройка длится
Áхульго чтоб укрепить,
Битва снова повторится,
Снегу в этот раз не быть.
Вышел сам Хункáр, один,
Áхульго что властелин.
Вскоре и Юнýс пришёл,
Что в Аргвáни уж нашёл
Своего, сказать, Имама,
[Что и нашим тоже был,
Зверь того ведь не забыл
И рычит давно и прямо…]
И гонцов уж разослали,
Ополченцев собирали.
V ̅ MMMCCLIII / 8 253
В Буртунáе гъазауáта
С русскими не получилось,
Вышло так тогда, ребята,
Что значительным бы сбылось.
Шейх Карáхский так сказал,
Книгу нам что написал.
Тем в Аргвáни мы пошли,
Всё завалами учли,
Укрепились для сражений…
В полдень — русских здесь атака,
До заката будет драка,
Многочисленных мучений
Враг тогда снести не смог,
Так решил Великий Бог…
V ̅ MMMCCLIV / 8 254
Думали — они уйдут,
Так жестоко там все бились,
Смерть там многие найдут –
Так муриды приложились:
Много русских положили
В битве той. Но отложили
Недруги дела свои –
Там другое селяви,
Что на Ухуд возвращает,
Чуть попозже скажем Вам,
Что тогда сказал Имам.
Сон же — в были возвращает,
Что увидел генерал,
Пантелеевым что знал…

Сбывшийся сон генерала Пантелеева из Темир-Хан-Шуры

V ̅ MMMCCLV / 8 255
Он — Буйнакска генерал,
Темир-Хан-Шура зовётся,
Так Кавказ его прозвал,
То запомнить всем придётся.
Исмаúл, Джамáла сын,
Что Чиркейский средь годин,
С русскими тогда он был,
Эти вести сохранил,
Пантелеева был друг.
С русскими пока он ходит,
Весть до нас вот так доходит,
Чтоб сомкнуть из знанья круг:
Сон увидит, что сбывался,
Генерал тот испугался…
V ̅ MMMCCLVI / 8 256
В ночь — увидел, днём — уж сбылся.
Что войска все перебиты,
Сам он раненым прибился,
[Факты эти не забыты],
Пулей в грудь навылет. Был
Сон такой, чтоб враг остыл.
Вечером — всё так и было,
Прямо книга говорила:
Пантелеева несли
Двое из его солдат
На носилках, так-то, брат,
Снами вести донесли.
Большинство солдат — погибли,
Нигилисты чтобы сникли…
V ̅ MMMCCLVII / 8 257
Битва — дальше продолжалась*…
Три атаки отражают,
Здесь четвёртая версталась –
Тем Аргвани побеждают…
Грохот пушек чтоб забыть –
Воск в ушах дают залить
Русским воинам. Вот так,
Понял каждый, не дурак.
Там рассеялись войска
Наши, пораженьем стало,
Коих много там бывало,
[Пусть попрыгает каскá…]
Жёстко, друже, там разбиты
Мы, где многие убиты…
V ̅ MMMCCLVIII / 8 258
Но Хункáра спас Аллах.
С ним — Курбан-Алú Хваршинский,
Что известен был в горах,
Что сегодня Цумадинский
Был район у Дагестана.
В достиженье Каравана –
Мáлла-Мухаммáд из Тлóха
Там погибнет без подвоха,
Что — познавший Тарикъат…
В общем, всё определилось,
Славой в Áхульго забилось,
Нет опоры в мире, брат –
Только крепость та осталась,
Что Имаму подчинялась…

Ухуд Дагестана — легендарное сражение во всей мировой истории

V ̅ MMMCCLIX / 8 259
Тот же самый Сталинград…
Только силы — не равны,
Русских перевес — в сто крат*,
Ясно понимать должны.
Это — пушек не считая,
Артиллерией без края.
Что ж, получше оснащенье
Русских, им на утешенье…
В Сталинграде тоже бились
Месяца уж три как кряду,
Подобало так обряду
Той войны, не отклонились
В сторону от древних войн —
Кровь-вода для рукомойн…
V ̅ MMMCCLX / 8 260
Сталинград там уступает:
Где — державы — две сражались,
Это в мире каждый знает,
Всё резервом укреплялись.
Здесь — Пятьсот — взойдёт на гору,
Чтобы всей войны прибору
Уваженье оказать —
Тем мурúдам… В Боге Стать…
Нет, других не умаляя.
Только дело говорим,
Литераций херувим —
Не моя перекладная.
Зверю то, скажи, зачем?
В Ас-Сафú — всё Ясно* всем…
V ̅ MMMCCLXI / 8 261
Там был — холм*, гора** одна.
Корпус Армии*** стоит…
Вот и вся, считай, война.
Скажешь что, младой пиит?..
На Пятьсот-то человек —
Многовато ли в «набег»
Может всякий сам решать,
Никого не поучать.
Мы — как знали рассказали
Точку зрения вторую,
Неприятную такую,
Что, обычно, «забывали» —
Где мустáшрики водились,
Лица чьи вновь искривились.
V ̅ MMMCCLXII / 8 262
Áхуль-гóх… Такая Битва,
Что и в мире не сыскать…
Мусульманина молитва,
Где Пророков всех Печать…
Что добавить сирый сможет?
Пусть Аллах ему поможет —
Скажет он: «Йá Рабб… Аллах,
Бог Единственный в мирах…»
Вслед Великим мне идти,
Никого не забывая,
Что достойно — почитая,
Не цепляясь за ID…
… Трёх Хункáров Бог им дал
В Дагестан, чтоб мир — узнал…
V ̅ MMMCCLXIII / 8 263
Áхуль-гóх… Сраженье это
Невозможно описать,
Слава так летит по свету,
Чтобы верному придать
Мощи, к Богу что звала —
Нафса власть вся умерла…
Шейх Саид* шагал им вслед,
Тех Хункáров взяв обет…
И сейчас там вслед шагают
Тарикъáтские сыны,
В меньшинстве, пускай, они —
Настоящих делом знают:
Были тем верны Имамам
Славой ближним, дальним странам…
V ̅ MMMCCLXIV / 8 264
Áхуль-гóх… Страданий край,
Почитать что людям надо.
Дагестан, пусть, Карачай —
В сердце только вся преграда
Между Богом и тобой,
Чтоб вести тот смертный бой
С нафсом, как и полагалось,
Что Джихадом Главным звалось.
Те муриды — научили
Как те двигались дела,
Рабиты где нить вела,
Зúкром сердца Бога чтили…
Можем вкратце* рассказать,
Чтобы речь не удлинять…
V ̅ MMMCCLXV / 8 265
Áхуль-гóх… Пробил тот Час,
Чтоб вселенная узнала —
Где находится Кавказ
Дагестаном, трепетало
Сердце тем великим вслед,
Быть — с Хункáром — их обет.
Смерть и жизнь не разделяют,
Верой райской разбавляют
Все страдания земли,
Быть с такими в мире надо,
Чтобы избежал ты града
С неба, строить корабли,
Может быть, тебе придётся —
Капля в Океан вольётся…
V ̅ MMMCCLXVI / 8 266
Áхуль-гóх… Был Света глас…
Бог что на земле озвучил
Прямо-просто-без-прикрас,
Пусть, кого-то Светом мучил.
Как от Света убегать
И надеждой утопать
В иллюзорное стремленье
Только эгу в упоенье?
Те герои научили
Как за выбором идти,
Коль не можешь — так, лети…
Крылья помнят, не забыли
Как Пророк учил людей,
Много нёс для нас вестей…
V ̅ MMMCCLXVII / 8 267
Áхуль-гóх… Был Света глас…
Без прикрас мы то сказали,
Зверю был таков приказ,
Пусть, там многие молчали.
Зверь, молчать что не любил,
Пусть, оратором не был,
Скажет — тех великих чти,
Сердцем их всем освети
Путь-дорогу, чтобы темень
Так ушла — пути назад
Не найдёшь уже ей, брат,
Сердце там — алмаз, не кремень.
Аллегорией чтоб стало?
Тишина там промолчала.
V ̅ MMMCCLXVIII / 8 268
Áхуль-гóх… Пробил тот Час,
Чтобы вера утвердилась.
Пусть, пока сейчас Кавказ,
Миру целому сгодилось
То сражение в горах,
Повелел нам чтить Аллах
Удаль-доблесть молодых
Или старых и седых
Кто — с Имамом там стоял…
Шаг назад что не ступили,
Ярость верой сокрушили,
Чтобы каждый понимал:
Жизнь одна всего даётся —
С Богом встретиться придётся…
V ̅ MMMCCLXIX / 8 269
Áхуль-гóх… Страданий край
И страница без чернил
Что написана, пускай,
Из мурúдовых могил…
Душу Богу там отдали,
Веру в мире утверждали,
Чудо все богатыри,
Бог запишет вам кирú
Всё, что много-много-кратно —
Ведь Хункáру вслед идут,
Их всего Пять Сотен тут,
Не понять чтобы превратно:
Остальными были дети,
Женщины, кто слаб на свете…
V ̅ MMMCCLXX / 8 270
Áхуль-гóх… Сраженье это —
На муридов тех равняться,
Чтоб от них набраться Света,
Чтобы веры мне набраться…
За Пророком как идти,
Бога шагом тем найти —
Что в сердцах муъмúнов был,
Хоть Себя от всех Он скрыл…
Был без места и начала,
Был без всех определений,
Возвышений-унижений,
Вся вселенная признала
Богом Одного Творца,
Не видала хоть Лица…
V ̅ MMMCCLXXI / 8 271
Áхуль-гóх… Такая Битва,
Что неверным страх вселяла —
От Аллаха мрак та Бритва
Очень просто отсекала
В наших в мраке что сердцах —
Пожалей, Къаххáр-Аллах…
За Хункáром мне шагать,
Одному, пусть, умирать —
Для чего нужны дела,
Что цены и не имели
Перед Богом? Разумели
Те, коль милость их вела
От Подателя Мирам —
Был со мной Шамиль Имам…

Более чем 100-кратный перевес в живой силе осаждавших русских войск над 500 муридами, не считая стариков, женщин и детей

V ̅ MMMCCLXXII / 8 272
Чтоб Хункáра изловить –
Не жалеет Николай
Сил. Тому пока — не быть.
Это тоже, мир, узнай.
Ту всю армию стянули,
Каплями муссонов — пули…
Тысяч Пятьдесят стоит –
На Пятьсот… Такой мурид:
Что на сотню был — один…
Бог там силушку даёт,
Что историков снесёт,
А Мухáммад-господин
Будет горд своим народом
Пред Пророков святым сходом…

Битва при Áхульго: 4 месяца боёв — одно из важнейших и самых жестоких сражений за всю долгую историю Имамата шейха Шамиля

V ̅ MMMCCLXXIII / 8 273
Месяц — за Щулатлул-гох,
Три — за Áхульго сражались,
Чтоб завистник в мире сдох,
Коль с Хункáром состязались.
Пусть — тогда, пускай — сейчас.
Пусть — Япония, Кавказ.
В Рабигъýль-Аўуáль война
Ход взяла, страшна она…
И Второй Рабúгъ там будет –
В нём за Áхульго начнётся
Бой, что адом обернётся,
Всяк неверный не забудет…
И в Джумáда будет Два
Месяца для естества…
V ̅ MMMCCLXXIV / 8 274
Меньше Пятисот их было,
Чтобы столько воевать,
Силы в Боге им хватило,
Что сегодня — не понять…
Меж Аргвáни с Чиркатóй
Был участок там такой,
Что Садý-майданом звался,
Там мурид весь и собрался,
Что с Хункáром остаётся.
Дальше в Чиркатý идут,
Всех оттуда заберут –
В Áхульго идти придётся.
Тут и русские пришли,
Ашильтý легко нашли.
V ̅ MMMCCLXXV / 8 275
Дополнительные силы
Русских снова подойдут,
В ожидании могилы.
Лицемеры с ними тут
Из Хунзáха, Унцукýля –
Всех найдёт Имама пуля
Здесь иль в свете, пусть, ином,
Будь я трижды водоём,
Трижды водоносом вслед…
Силы всех врагов пришли –
На горе и нас нашли:
Пятисот нас даже нет,
Что на Áхульго собрались,
К смерти там изготовлялись…
V ̅ MMMCCLXXVI / 8 276
Сотня — на Щулатлул-гóхе
Целый месяц отбивалась,
Где войною в каждом вдохе –
Их Семнадцать отправлялось
К Богу, в чистые края,
Мучеников песнь своя…
Холм стратегией владел –
Каждый взять его хотел.
И пока тот холм был наш –
Áхульго вреда не знало
В Целый Месяц битвы. Мало?
Пусть возьмут под карандаш:
Сотня месяц храбро бьётся –
Сколько в мире их найдётся?..
V ̅ MMMCCLXXVII / 8 277
В Áхульго и из него
Чиркатóю путь лежит,
И хватило нам того,
Чтоб понять, младой пиит.
Из Чиркея, в основном,
Помощь тем идёт путём,
Что и враг наш понимает,
Контрмеры принимает:
Дагестанцы отступают,
Лицемерами что были,
Русских тоже захватили,
Чиркатý тем опекают –
Лагерь полный разобьют,
Нет дороги больше тут.
V ̅ MMMCCLXXVIII / 8 278
На Щулатлул-гох пошли
Вслед уже там с двух сторон,
И муриды тут ушли,
Бой за холм был завершён,
Месяц целый что продлился,
Русский здесь уж укрепился,
Чтоб прямой наводкой бить,
Áхульго чтоб раздробить:
Благо, пушек много очень –
А гора невелика,
И не дрогнет там рука
Артиллерий. Между прочим,
В Двадцать там Четыре бой
Пушек — по горе одной…
V ̅ MMMCCLXXIX / 8 279
Кто умом был наделённый
Чтоб — представить дело смог…
А незнаньем удручённый,
Вместе с коим демагог,
Что хотели говорили –
Парой-тройкой наделили
Их деньков в те времена
Там побыть… Вот стремена,
Что те речи уменьшали.
В Áхульго все собрались,
Три там Месяца дрались,
Что враги уж застонали.
А пока — жестокий бой
Будет в мире под луной…
V ̅ MMMCCLXXX / 8 280
Русские там — проиграли,
Жертвы много понесли.
Да, того не ожидали,
Хоть удар такой снесли.
Хитростью в войне опять
Будут дело продвигать –
За навесом деревянным
Ходом пешим в поле бранном
Будет русский подходить.
Пуль муридов не боялись,
За навесом тем скрывались,
К Áхульго чтоб ближе быть.
Тот навес мы поломали,
Хитрость там вторую дали.
V ̅ MMMCCLXXXI / 8 281
Длинный круглый был мешок,
Чтобы легче им катить –
Дров он полон и досок,
Чтоб навес тот заменить.
К Áхульго так приближались,
Что сердца муридов сжались.
Тот мешок мы поломали,
Битвы яростной желали.
Пушки разом все стреляют,
Что гора уже трясётся,
По спине муридам бьётся,
Так те ядра сокрушают:
Прислонишься — в спину бьёт
Та гора, вот так трясёт…
V ̅ MMMCCLXXXII / 8 282
Шаг за шагом сокрушают
Гору пушками подряд,
Ядра дело это знают,
Скалы камня измельчат.
Стены, что в проходах были,
Ядра эти проломили –
И жилищам есть урон,
Что стоят со всех сторон.
Все муриды не имеют
Силы ночью чтобы спать –
Днём придётся воевать,
Ночью стройкою потеют:
Строят стены и дома,
Днём чтоб прятаться. Война…
V ̅ MMMCCLXXXIII / 8 283
Каждый день — ядро ломает,
Что за ночь мы возвели,
Это каждый воин знает,
Волей духа там смели
Все препятствия земные –
Вот такие удалые
У Хункáра есть солдаты,
Что войною «виноваты»,
Родину коль защищали?
Тут мустáшрикъ поутих,
Сделал вид — «не видит» стих,
Да другие — увидали…
Три уж Месяца всё длится –
Свята Áхульго Страница…
V ̅ MMMCCLXXXIV / 8 284
Думал наш Имам — поймут*:
Люди-горцы соберутся.
Никого не видно тут.
В Áхульго одном дерутся.
Нам извне — не видно силы,
Изнутри идём в могилы,
Чтобы Рай тем обрести,
Чтоб везло — и нам везти…
Дагестан весь — отвернулся…
Там Хункáр один остался,
Лишь на Бога полагался,
Стан потерей содрогнулся:
Много воинов погибло…
Дело там, на вид, уж гибло.
V ̅ MMMCCLXXXV / 8 285
Много раненых, больных.
Снаряженья не хватает.
Нет воды для остальных:
Каждой ночью умирает
Там один мурид, достать
Воду, — чтоб других спасать…
Если нету и воды –
Понял всё давно уж ты…
Русских это — удивляет,
Что им делать остаётся?
Столько времени там бьётся
Тот мурид — что напугает
На войне всё повидавших,
По Парижу прошагавших…

Заключение перемирия и выдача 8-летнего Джамалуддина, сына Имама, в качестве заложника русским

V ̅ MMMCCLXXXVI / 8 286
Сила духа человека –
Сокрушает на войне…
Если уж коснулось слуха
В Дагестана стороне:
Русский воин тем смущён –
Делать что не знает он…
За Три Месяца снесли
Гору, кровью разнесли –
И своею, и чужою –
Всю округу… Делать что?
Выиграть как им скажет кто?
Слух идёт молвой больною:
Дескать — тысячи солдат
Месяцами там стоят…
V ̅ MMMCCLXXXVII / 8 287
И — не видят там успеха.
За Три Месяца войны?
Да. Такого в мир доспеха
Не видали до сыны
Той империи великой.
От муридов в битве рыка
Можно глохнуть, умирать –
Только как их всех понять?..
До сих пор понять не могут
Даже — сами мусульмане:
«Номинально» в Караване
Веры нашей ждут подмогу,
Фúкхом Сúру не поняв.
Вот такой сегодня нрав…
V ̅ MMMCCLXXXVIII / 8 288
Те муриды — Сúру знали,
Что в Хункáре воплотилась.
Вслед ему легко шагали,
Зúкром в Боге сердце билось…
Супермен для них — малыш…
Содрогнулся нувориш,
Что деньгами «веру» мерил,
В наши речи — не поверил.
Потому — и не поймёт
Как муриды сокрушали,
Всетерпением смущали.
Да, народ уже не тот.
Не согласен — те же люди,
Силой духа будут в чуде…
V ̅ MMMCCLXXXIX / 8 289
За святыми коль пойдут.
Кузней Духа сталь литая
В мире есть — её найдут,
Иисуса рать святая
Ожидает уж давно
В чёрно-белое кино…
Чтоб муридов тех почин
Вновь восстал среди мужчин.
Иисусу вслед идти,
Где Махдú-имам был с нами,
Род Пророка в мир дарами,
Справедливость чтоб в чести
Снова в мире нам восстала –
Áхульго тогда страдало…
V ̅ MMMCCXC / 8 290
В Ас-Сафú — свои дела
И своё тут измеренье,
Бога Волею вела
Нас судьба и провиденье.
Чтобы стих не забывали,
Рифмой складно излагали,
Чтоб читатель не устал –
Каждый взял там, что искал.
Хоть и сложная задача,
Бог Один вершит деянье,
От рабов Ему признанье,
Улыбнулась нам удача:
Был здесь Пятисотый Стан
Богом Утвержденью дан…
V ̅ MMMCCXCI / 8 291
Графа звали мы — сардал,
Так уж повелось в той книге,
Граббе он и генерал,
Прояснением интриги.
Понял он — не одолеть…
Сколько могут все терпеть?
Перемирье предложил,
Хитрость всю сюда вложил –
Чтоб забрать Джамалуддина,
Сын он старший у Имама,
Стал заложником так рано,
Вырастет ещё мужчина…
Да Имам Шамиль не верит,
Богу дело всё доверит…
V ̅ MMMCCXCII / 8 292
Люди долго так просили –
Много раз он отказал.
Но, в итоге, — убедили.
Чтоб народ весь не страдал
Сына он врагу отдаст,
Там что сразу и предаст,
Договор не исполняя,
Слово клятвы нарушая.
Как Имам — и говорил…
Бог же сына был Хранитель,
Что вселенной Повелитель,
И Хункáра не забыл:
Не поверят в то хотя –
Много лет вернёт спустя…
V ̅ MMMCCXCIII / 8 293
Верить им Имам не станет,
Хоть народ его устал
От войны — ведь враг обманет,
Что Хункáр от Бога знал…
Люди же надеждой жили,
Нас примером научили,
Чтоб не ждать — чего там нет,
Не смущайся так, аскет.
Там приманка за приманкой
И наживка за наживкой,
Необычною обивкой,
Разгоняя ложь шарманкой –
Только некуда деваться,
Хоть не будут все сдаваться…

Встреча шейха Шамиля с генерал-майором Пулло, осаждавшим Áхульго, с перспективой возможной встречи уже с графом Граббе для доклада русскому царю

V ̅ MMMCCXCIV / 8 294
Хитростями дело стало,
Как Имам и говорил,
Слова одного хватало,
Если мудрым в деле был…
Враг задумал хитрый план,
Ниже всё расскажет Стан:
Где мытьём, а где катаньем,
Где войною…. Препираньем
Был силён востоковед*,
Что мустáшриком здесь звался
И на нас всё обижался
В Пятницу Средой в обед —
Метрополии он хвалит,
Обывателей обманет.
V ̅ MMMCCXCV / 8 295
Потому наш Стан — и взъелся
На хитрюгу и жадюгу,
Белены что так объелся,
Что попал на центрифугу,
Чтобы — Правду отличить,
Кривду в деле уличить.
… В общем, стали его звать
К генералу — воевать,
Дескать, более не будем.
Им Хункáр опять не верит,
Позже мир подлунный сверит.
Перемирием остудим.
Но народ там стал просить, –
Значит, так тому и быть.
V ̅ MMMCCXCVI / 8 296
Пулло постелил шинель,
И Хункáр на край присел,
Знал чтоб Карачая эль,
Что Имам тогда хотел —
Если будет вдруг измена
Или дела перемена,
Генерала чтоб убить,
Не пустым там уходить.
Газияв Андийский тоже
Понял дело что и как,
Не войны святой простак,
За Имамом топать гоже:
Ближе стал ещё к врагу,
Чтоб собрать всю курагу…
V ̅ MMMCCXCVII / 8 297
Пулло долго говорил,
Так и сяк качая лодку,
Автор, может, не забыл,
Зверем не попал в серёдку.
К графу, что сардалом звали,
Граббе что, и величали
Линии всей командиром
И России здесь мундиром,
Должен наш Имам идти,
Чтоб — царю донёс он весть.
То ли подлость — то ли честь…
Разошлись давно пути.
Западня там, видно, ждала,
Хоть Великим Бога мало…
V ̅ MMMCCXCVIII / 8 298
Русский слушал лишь царя,
Горцы же — советом жили.
Что, по правде говоря,
Наша хитрость. Отложили
Разговор такой в потом —
Разгрести чтоб бурелом.
Крикнули азан с горы,
Был что ранее поры:
Так назад чтоб уходить
Есть предлог — его хватило,
Горцев в Áхульго сносило,
Русских хитростям — не быть.
Много раз потом пытались
Встречу сделать, не дождались.
V ̅ MMMCCXCIX / 8 299
Коли Граббе хочет видеть —
С Сотнею своих придёт
Наш Хункáр, чтоб не обидеть,
Что имел особый счёт:
Русский — Тысячей прибудет,
Что мустáшрикъ не забудет…
В Десять Раз сильней считал
Воинов своих. Не мал
Тот расклад, чтоб остудить…
Видно, столько оставалось
Воинов* уже, хоть малость,
Чтобы в Рай всем уходить
В случае опять измены
От врагов без перемены…
V ̅ MMMCCC / 8 300
Видно, Николай хотел
Нашего Имама взять,
Раз, солдат так не жалел,
Лишь — живым. Чтоб отвечать,
Той Европе триумфально,
Что закончится печально
Для двора царей Руси —
Опустить забыл шасси…
Можно русских тех солдат
Состояние представить,
Что — в размен идут — «поправить»
Чей-то в мире маскарад.
Персы тоже так смотрели
На арабов Сáгъда* в деле.
V ̅ MMMCCCI / 8 301
Риуаят там разный есть,
И его мы приводили,
Где в Шесть Тысяч только весть —
Что на Шесть Десятков были
Тысяч воинов персидских.
Омейядо-Аббасидских
Нет пока в миру вестей,
Всё Халифами верней.
Персы всё понять не могут —
Мало их и так слабы…
Что Аллаха те рабы
Всё снесут и им помогут
Очень скоро мир поймёт –
Персов в карте не найдёт…
V ̅ MMMCCCII / 8 302
И Условие Второе,
Что Джамалуддину вслед,
Было в деле там такое,
Всем мустáшрикам в ответ:
Семьи чтоб домой вернулись,
Русским этим приглянулись.
Хитростью там хитрость встала,
Ниже объясненье ждало.
То есть — сын заложник стал,
Первое Условье это,
Позабыты хоть обеты.
С Áхульго чтоб высылал
Чиркатинцев и гимринцев —
Русский хочет тех гостинцев…
V ̅ MMMCCCIII / 8 303
Семьи вслед тому — ушли*…
Русским мало всё казалось.
Жизнь такая? C’est La Vie?
Хитростями коли стало
Всё для них в пору мирской
Жизни в мире под луной,
Что ж, Небесные Дела
Канцелярия вела
Службы всё опять Небесной,
Что с земными не считалась,
Волей Бога управлялась
Всё Инструкцией Отвесной —
Внутриведомственной звать
Можно, легче чтоб понять…
V ̅ MMMCCCIV / 8 304
В общем, делу — передышка,
Битве вслед что в Сотню Дней,
В Три Недели будет крышка,
Математике видней.
Так солдаты отдыхали,
Силы к битве набирали,
Что продолжится опять —
Будут дальше воевать.
Здесь же — хитростью хитрили,
Дескать, всё у них путём,
К перемирию идём —
Мы интригу сохранили,
Чтоб Имама всем понятней
Понимать, и мне приятней…
V ̅ MMMCCCV / 8 305
Почему он не хотел
Перемирья никакого.
Тем не Битвой в Рай летел,
Есть хотя така основа —
Чтобы люди понимали,
Что враги опять желали.
Людям прямо говорил,
Чтоб мустáшрикъ не забыл —
Будут требовать всего,
Что муридам не под силу,
Чтобы выкопать могилу
Или более того:
Чтобы цели их достичь,
Здесь прерву ненужный спич.
V ̅ MMMCCCVI / 8 306
Что, в итоге, — так и вышло.
Люди хоть другого ждали.
Нет закона, чтобы в дышло
Повернуть, и то сказали.
Есть всё хитрости войны,
Собрались её сыны:
Кто — за миром, кто-то — в Рай
К Богу. Снова выбирай…
Как всегда, — интрига мира.
Нет там в деле обновленья,
Нет другого притяженья,
Не проходит майна-вира.
Снова будут выбирать
С кем за что куда шагать.
V ̅ MMMCCCVII / 8 307
Бог нас — Сúрой научил,
Алгоритмы чтобы знали.
Шейх Шамиль их воплотил,
Большинство что не читали
Даже, больше не сказать
Зверю, чтоб — не обижать
Сердобольных «знатоков»,
Так и скажут — вновь суров.
Можно видеть все рецепты
На картинке у людей.
Зверь живёт в миру зверей,
Что и запаха адепты
В мире сём не все признают,
Но Хункáр с Пророком знают…
V ̅ MMMCCCVIII / 8 308
Если есть в тебе сомненья —
Сúру снова почитай
Фúкхом сердца, вразумленья —
Все Аль-Бáбы полистай,
В Семь Десятков коих стало —
Много очень и немало.
И Халифов Бáбов много,
Продолжением дорога.
В общем, есть где разобраться,
Коль желанье таково,
И хватило нам того,
Чтоб Пророком устремляться
Углубленьем знаний всех,
Нафс лишив навек утех…
V ̅ MMMCCCIX / 8 309
Там — удача. Достиженье.
Там — достаток, что так мил.
Что не слабым утешенье,
И не тактикой пробил.
Это — Правда в чистом виде,
Не нуждалась раньше в Гиде.
Но теперь — расклад иной,
Иисуса ждёт луной,
Что затменьем начинала
В месяц мира Рамадан,
Что постом всем верным дан,
Что прибудет для начала:
Внук Пророка появился,
Иисус с Небес спустился…

Встреча Юнуса с графом Граббе, генерал-лейтенантом российской армии, командовавшим осадой Áхульго

V ̅ MMMCCCXI / 8 311
Эта встреча — неизбежна,
Знают все — Юнус силён,
Что войною центробежно
Бьётся с недругами он.
Пред Имамом ранг имеет,
Это враже разумеет.
Графа тут лицо раскрылось,
Всё там разом прояснилось –
Чтоб Имам к ним сам пришёл:
Дескать, всё ему простят,
Милостями наградят.
А Юнýс чтоб с вестью шёл
До Хункáра, как гонец.
Согласился удалец.
V ̅ MMMCCCXII / 8 312
Знал — Имам не согласится.
Всё равно несёт ту весть,
Чтоб Истории страницы
Все заполнить, чтобы честь
Вся Хункáра прояснялась –
Громом в Небе Ясном сталась…
Что же русский там хотел
Генерал, что так кряхтел?..
Чтобы сам Имам наш сдался –
Вот такая там задача,
Ждёт врага в том неудача,
Богом в вечность устремлялся
Лишь Хункáр, Пророка Рать,
Чтобы Светом мрак объять…

Граббе нарушает данные им все 3 обещания

V ̅ MMMCCCXIII / 8 313
Ставки в деле — высоки,
Обещаний уж не помнят,
Видно, воевать с руки
Было так, и то исполнят…
И Хункáр тогда сказал,
Что — заранее всё знал…
Сына в аманат забрали,
Семьи с Áхульго убрали.
За обманом там обман…
Битву может предложить
Им Хункáр — тому и быть,
Перемирья караван,
Видимым хотя он был,
Миражом не проходил…
V ̅ MMMCCCXIV / 8 314
Предложил ответ Юнýс,
Что и понесёт врагам –
Óсмия тягчайший брус,
Химией ответ воздам…
Взял с собой Джамалуддина,
Чтобы видел всё мужчина,
Как враги дела вершили –
Словом чести как грешили…
Был в чалме, вооружён –
Он с чалмой не расставался
И оружием вдыхался
Всем врагам, мурид — силён.
Очень. Верой в Бога вечно,
Вдох не сделает беспечно.
V ̅ MMMCCCXV / 8 315
Чтобы — Бога он забыл.
Вот в чём сила Тарикъата,
Чтоб — с Аллахом вечно был –
В ожидании трактата
О Пути в Небесный Край,
Где транзитом будет Рай…
Всё Юнýс упомянул*,
Чтобы Граббе «не уснул» –
Чтоб готовился к войне.
Как дитё обманом взяли,
Семьи тоже отсылали
В Дагестанской стороне…
Шаг за шагом там — обман.
Ниже будет снова Стан.
V ̅ MMMCCCXVI / 8 316
То есть — веры не осталось,
Чтобы русским доверять,
Коль обманом только сталось
Всё — тогда войны печать.
Изначально как и было,
Что нам книга говорила.
Чтоб святые в мире знали –
Дела их не забывали,
Хоть силёнками не те…
Но стремленьем в Боге — будем,
Где в иншá Аллáх остудим,
Проявившись в полноте
Упования на Бога –
Лишь к Нему ведёт дорога…

Ответ Юнуса от имени Имама на предложение русских шейху Шамилю идти к ним: «… мы больше не верим вам. Вы — люди вероломные, лживые и коварные»

V ̅ MMMCCCXVII / 8 317
«Вероломный вы народ,
Слова тоже не держали,
[Здесь мустáшрикъа трясёт,
Метрополии в печали],
Больше мы — не верим вам.
Передать велел Имам…»
Только сабля их рассудит,
Чтобы это знали люди.
Вот такой там был ответ…
Смерти горцы не боятся,
В Боге верой утвердятся,
Что спасает всех от бед.
Если веры не бывало –
Ничего не помогало…

Приказ русского императора: во что бы то ни стало схватить Имама

V ̅ MMMCCCXVIII / 8 318
В ярость Граббе тут пришёл –
«Дела нет до Шамиля
И речей его». Орёл?
Не похож на воробья.
Слово не привык держать –
Как орлом ему летать?
Тут весь план его раскрылся,
Чтоб мустáшрикъ удавился:
Есть приказ — пленить Имама,
Императора приказ,
Вот такой короткий сказ,
Наконец, сказали прямо.
Мост наводится уже,
Чтоб сразиться в вираже
V ̅ MMMCCCXIX / 8 319
Подлеца хотел убить
Там Юнус, да пожалел
С ним мальчонку, чтобы жить
Дальше мальчику хотел…
Всё разведает он снова,
Впредь до случая иного,
А потом уже убьёт,
Смерть Юнусова там ждёт.
Он же смерти ждал давно,
Чтобы верой в землю вбиться
И с Великими забыться
В чёрно-белое кино.
Лишь бы был Аллах доволен,
Волей над мирами Волен…

Неимоверное уважение простых русских солдат к Юнусу и их искренняя радость перемирию, наряду с мрачными лицами и слезами от сжатых сердец лицемеров-дагестанцев

V ̅ MMMCCCXX / 8 320
Русский перестал курить,
(Как Юнус к ним подошёл),
Там солдат, чтоб отличить –
Сокол в небе где, орёл…
Уваженьем почитали,
Офицерских хоть не знали
Там чинов и орденов –
У войны свой ход суров…
Что, простой солдат? Ему
Родину, что ль, «защищать»
В Áхуль-гóх?.. Ему ль не знать
Что там было как к чему…
Всяк солдат в войну всё знает –
И не всяких уважает…
V ̅ MMMCCCXXI / 8 321
Все смеются и поют –
Перемирию так рады,
Пушки в ядра не ревут,
Отступили те обряды.
И веселье накатило –
Перемирием фартило.
Не Москву ведь защищали,
Не Наполеона гнали
До Парижа, встарь как было.
Что уж там и говорить,
Чтоб Правду отличить,
Где мустáшрикъа могила,
Долго молча что стоит.
Видишь всё, младой пиит.
V ̅ MMMCCCXXII / 8 322
Дагестанцы-лицемеры
В смерть до смерти напугались –
Не такие там примеры
Ими в деле ожидались…
Неужель Хункáр уйдёт?..
Позже — всех он их убьёт.
Это точно, друже, знали –
Смерти лютой ожидали.
Потому — невеселы…
Хоть в Коран и углубились –
Вместе с русскими там бились
Против нас. Они «орлы»,
Что ли, будут в тех горах?
Знает всё Велик Аллах.
V ̅ MMMCCCXXIII / 8 323
Чаландар там удивил,
Семь поклонов в землю бьёт,
Чтоб востоковед скривил
Вновь лицо, де «не поймёт».
И Юнусу вслед сказал,
Чтоб мустáшрикъ всякий знал:
«Вы — Аллаху подчинялись,
Лишь Ему повиновались…
Что, в итоге, вам — добром
От Аллаха возвратится…
[Содрогнулась вся страница
Не в Востока «бурелом»…].
Мы ж — царю. В чём пользы — нету…»
Что добавить мне аскету?..

Дипломатическая хитрость чаландара выманить всех муридов из Áхульго, обещая всем им большое жалованье и бесконечные блага от русского царя — чтобы шейх Шамиль остался в крепости один

V ̅ MMMCCCXXIV / 8 324
В общем — всё Юнус узнал:
Иль — война в конец победный;
Дипломатии навал,
Чтобы снова дать ответный
Ход Имаму в плен «святой», –
Вот где русских весь устой…
Как же вести передать
И мальчонку сохранять?
Всё от Бога подвернулось,
Так оказия пришла,
Хитростью опять взяла,
Но не так всё обернулось.
Что ж задумал в этот раз
Враг, чтоб покорить Кавказ?..
V ̅ MMMCCCXXV / 8 325
Чтоб жену свою привёл
И детей. Муртазали,
Из Чиркея что орёл,
Тоже всю семью смогли
С Áхульго так отпустить –
Вновь послом Юнусу быть.
Все, кто так сюда придёт –
Милость только обретёт
В форме полного богатства…
Первым кто особо был,
Разгоняя жадных пыл –
Слаще там подарок царства.
Тут-то всё и прояснилась,
Дипломатией как билось…
V ̅ MMMCCCXXVI / 8 326
Чтоб Имам — один — остался.
Ничего себе «расчёт» …
Чтобы царь тот похвалялся?
Дескать, дом монарший «тот»?
Дело здесь уж прояснилось,
Для Юнуса ясно сбылось.
Понял всё наверняка,
Чтоб врагу сказать «пока».
Но для вида — упирался,
Чтоб игра наглядней стала,
Хоть она и утомляла,
Саблей кто всегда считался.
И Джамалуддина там
Надо уж пристроить нам.
V ̅ MMMCCCXXVII / 8 327
Чтоб один он не остался.
Всё-таки — ребёнок малый,
Что Аллахом сохранялся –
В восемь лишь годков бывалый…
После Бога — средство есть,
Коему в Коране честь:
Зулкъарнáя вспоминали,
Там тогда про то сказали.
Можно в Кáхфи почитать,
Что Пещерой называлась,
Восемнадцатою сталась,
Если Сýрами считать:
Где — фаáтбагъа найдёшь
Сáбаба и сам поймёшь…

Юнус оставляет маленького Джамалуддина на попечение Муртазали, пленника русских, и возвращается к Имаму для последнего боя

V ̅ MMMCCCXXVIII / 8 328
Чаландар вопрос решил –
Чтоб Муртазали остался,
Что в плену, Чиркейским был,
План Аллах воплощался…
К Кульминации стремилось
Всё, чтоб Битвою закрылось
То сражение навек –
Чтобы помнил Человек.
А людишки — пусть забудут.
Что им горцы где какие,
Мусульмане иль простые?
С ними их дела прибудут
В День Суда на Арасат,
Там продолжим речь, мой брат…
V ̅ MMMCCCXXIX / 8 329
Да, мирскому удавалось,
Может, многих и сломить,
Битвой с Эгом коли сталось
Жизнь мурида — то не быть
Там раскладу, знай, такому
В перекор амперу, ому.
Раньше тоже мы молчали –
Коммунисты запрещали
Про Имама слова в мир
Под луною произнесть,
Что гонениями весть,
Где чумы неверья пир,
Что недолго продолжался –
В Семь Десятков лет добрался.
V ̅ MMMCCCXXX / 8 330
… В Áхуль-гóх Юнус пошёл.
Пара офицеров с ним,
Чтоб с горы народ ушёл,
Прямо дело говорим.
Так задумка величалась,
Русским что не удавалась.
До окопов уж дошли,
Фронта линию нашли.
Далее — один пойдёт,
Всё Хункáру рассказал,
Что и так Имам наш знал,
Знает весь теперь народ.
Унцукульский был Тахир
Третьим в разговоре, сир.
V ̅ MMMCCCXXXI / 8 331
Просит он на бой остаться
Разрешенья у Имама,
Чтобы вместе им добраться
В Рай Фирдáус. Только рано…
Много биться им придётся,
Горечь битвы приживётся
И забудется Победой,
Не прослыть чтоб привередой…
Чаландар уж разозлился –
Он Юнуса потерял
И людей с горы не снял,
Дипломатий Счёт не сбылся.
Значит, будут воевать,
Что другого ожидать?

После завершения 3-дневных переговоров русские нарушают перемирие, начав сражение

V ̅ MMMCCCXXXII / 8 332
Передышке вслед война –
Всё больнее, знай, бывала…
Вслед удару — тишина,
Вновь ударом добивала…
Пусть, там русский, дагестанец,
Стреляный иль новобранец.
Всё одно — природа эта
Человека. В мире где-то,
Может быть, других найдёшь.
Но и нафс постом Даýда –
Где и грамм страшнее пуда –
День там отдыхом берёшь,
На второй чтоб пост опять…
Эго будет век стонать…
V ̅ MMMCCCXXXIII / 8 333
И доносы — подтвердились,
Дагестанцы что несли.
Лицемерами «забылись»?
Не забыли их, учли.
Русский в битве всё увидит,
Лицемера не обидит.
За Три Месяца опять
Пушкой на гору стрелять…
Что ж, война — такое дело:
Иль Победа — или Рай,
Только верой в мир шагай,
И мечтать имеешь смело
Право, где иншá Аллáх
Алгоритмами в мирах…

Предательство лицемеров-дагестанцев, приходивших от генерала Граббе под видом посредников мира и доносивших русским о слабых местах в обороне и многочисленности раненых и больных

V ̅ MMMCCCXXXIV / 8 334
Так Имама ненавидит
Дагестанский лицемер…
Что ж, на свете этом свидит,
В мир другой — опять в пример,
Как в Аду таким гореть,
За предательство потеть…
Много наших полегло –
Русским то не помогло:
Кто остался — бьётся яро,
Чтобы смерть легко найти,
Бога милость обрести,
Избежав деньги навара.
Лицемер — навар любил,
Рай наваром упустил…

Ожесточённейшие бои в течение недели и соревнование муридов друг с другом в стремлении к смерти

V ̅ MMMCCCXXXV / 8 335
Бойня здесь и началась.
Коль точнее — продолжалась…
Ярость в них опять взялась
Закипать и накалялась,
Чтобы русских сокрушить,
Хоть там силами не быть…
Сокрушает дух опять,
Брестом не откинуть вспять,
Но — та весть в сердцах найдётся…
И друг другу говорят,
На войне так не сорят,
На гражданке улыбнётся
Кто окопов и не знал –
Всё в кроватке мягкой спал…
V ̅ MMMCCCXXXVI / 8 336
Пушки всё сносили там…
Укрепленья — не отстроить.
Понял всё давно Имам
И с судьбой не станет спорить:
Хочет с сыном смерти он,
Верой до того силён…
На коленях — сын сидит,
Пуля где, что в нас летит?..
Но — Аллах решил иначе,
Чтобы мир весь сотрясти,
Чтоб Хункáра честь блюсти
В мире все могли тем паче:
Пусть, враги. Пускай — друзья,
Не умолкну скоро я…
V ̅ MMMCCCXXXVII / 8 337
Ночью всех спустил в ущелье.
Сам с немногими остался,
Чтоб войны той рукоделье
Развязал и удалялся
В мир, что вечен у Аллаха,
Сердцем, что не знало страха.
Сын с семьёю тоже там,
Повелел им так Имам.
Был Юнус тут рядом с ним,
Десять воинов ещё,
Чтобы стало горячо,
Дядя Батирхан. Гоним
Был Хункáр давно для мира?
Нет. Распелась только лира…
V ̅ MMMCCCXXXVIII / 8 338
Из Унцукуля Тахир
Призывал его вернуться
К людям — нужен ведь Амúр,
Чтобы во врага воткнуться.
Хочет смерти здесь Имам,
Что давно понятно Вам.
Хочет в Битве кровь пролить,
Смертью Бога ублажить…
Салатáвы-нахбакал
Это дело упростили,
Бога Волю воплотили,
Чтобы каждый в мире знал:
Здесь Хункáра смерть не ждёт –
Это знай, земли народ…
V ̅ MMMCCCXXXIX / 8 339
В то ущелье всё ж спустили,
Где все люди ожидали.
Там Три Дня они пробыли,
Голодом деньки считали.
Враг там — сверху, снизу был,
Битвы пыл хоть поостыл.
Там Имам увидел сон,
Про жену и сына он.
Джаўхарáт там погибает,
С нею там и сын Саид,
Года два ему, пиит.
Это в мире каждый знает…
Яростною Битва стала,
Что земля пока не знала…
V ̅ MMMCCCXL / 8 340
Нет там преувеличенья,
Потому расклады дали,
Не мустáшрикъов варенья,
От которых все устали…
Что за ярость там была,
Битвой что не сберегла?
Почему так люди бились,
Почему там не купились
На блага мирские все?
Ведь не силою держал,
Кто хотел — давно сбежал,
Вера там во всей красе…
Тарикъáтом что взрастили.
Как Асхáбы люди были…
V ̅ MMMCCCXLI / 8 341
Только к Света где Конец
Ближе в мире родились.
Понял это и юнец,
Вот такая живопись…
Акварели что не знала,
Просто вещи разъясняла…
Ранг с Асхáбом не равняем,
Вещи рангом объясняем –
Как Асхáбы — в мире есть…
Дело веры не угасло,
Подливалось Бога масло,
И Светильнику там честь…
Не Восточный будет край,
И не Западом считай…
V ̅ MMMCCCXLII / 8 342
Как — в Коране говорилось.
Если кто из Вас читал.
Зверю, пусть, не всё открылось –
Боже строки посылал,
Рамадан хоть был окончен,
Речью в Боге зверь отточен,
Что таланта не имел,
Славу мира всю презрел
Вслед такому наважденью…
Áхуль-гóх — Имама сила,
Лицемера что косила
И тогда по настроенью,
Косит что его сейчас –
Да, Япония-Кавказ…
V ̅ MMMCCCXLIII / 8 343
… Неужель сюда добрался?..
Славен Джáлля уа Гъаля*.
План Аллаха разгонялся,
Чтобы знала вся земля?
Мне-то что — всего пишу,
Записал и запишу,
Что Аллах рабу позволит,
Не стою же на приколе.
Милосердием одним,
Что к Пророку изначально,
К миру после тривиально,
Этим всё и победим.
Всё в Пророке начиналось,
Светом этим зарождалось…

Али
28-й [Последний] Легион (строфы 8 344–10 000)

V ̅ MMMCCCXLIV / 8 344
Мощь остатков Халифата.
Къутб, что Царь, святых, друзья.
У Пророка — был за брата.
Хоть за сына* больше я
Принял бы его опять –
В дом Пророка воспитать
С детства был определён
Богом. Случаем силён
Был другой в века другие.
Нам до Сóда дотянуться,
Настоящими очнуться –
Знать бы хоть они какие…
Те — Риджáль… Мужú пред Богом,
Что достойны. За Порогом…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Удивительные рассказы о чудесах мучеников Áхульго и о героизме и стойкости погибших там муридов Имама

V ̅ MMMCCCXLIV / 8 344
Джаўхарáт, жена Имама,
Первой начинает счёт,
Развернулась Панорама,
Славой вечной в мир идёт…
Ровно через Года Два –
Не лишилась естества,
Как живая там лежит,
Мир подлунный задрожит…
И одежда не сменилась,
Телом всё такая в мир,
Вот таков шахидов, сир,
Ранг пред Богом… Приоткрылась
Часть лишь малая из благ,
Веры где в Аллаха Флаг…
V ̅ MMMCCCXLV / 8 345
И Хункáр похоронил,
Как Али тогда Фатиму…
Года Два Аллах хранил –
Миру проявить картину…
В Áхуль-гóх она лежит,
Милость Бога так велит…
Есть убитый там мужчина,
Где в Семнадцать Лет година –
В Тысячу Двухсотый Год,
Семьдесят и Два в конце,
Делу процветать в гонце,
Что от Бога тут придёт:
Как живой сидел в пещере,
Знали люди на примере.
V ̅ MMMCCCXLVI / 8 346
Женщина ещё была,
Как живая что сидела,
Мученицей померла –
Изменений не имела:
Вся одежда сохранилась,
Телом чуть не изменилась,
Вот такие чудеса,
Коли милость Небеса
К людям мира проявили,
Что — за веру умирали,
Жизнь мирскую отвергали,
На земле такие — были…
Из Урúба то старик
Видел — сам. Неверный сник…
V ̅ MMMCCCXLVII / 8 347
Руки тоже отсыхают,
Пашни кто хотел, сады
Там устроить — люди знают,
А теперь узнал и ты…
Мы лишь толику сказали –
Да и то весь мир смущали,
В День Суда узнает люд,
Как Хункáровых почтут
Всех муридов в Вечном Свете…
С честью прожили они,
Завершились мира дни,
Пронеслись деньки все эти,
Чтобы Бога им встречать
И прощенье получать…
V ̅ MMMCCCXLVIII / 8 348
Этот мир для них закрылся,
Что был тленным миражом,
В вечный мир им путь открылся,
Много раз уже о том
Говорили. Снова скажем,
Знанием весь мир обяжем.
Батирхан убитым стал,
Чтобы это каждый знал,
Дядя был он для Хункáра…
Соболезнованья тут,
Думал сам Имам что ждут
Вслед его. Но для удара
Бог героя нам хранил,
Чтобы — дело завершил…
V ̅ MMMCCCXLIX / 8 349
Потому — не умирает.
Потому всё нипочём,
Раной рану там латает,
Будь я трижды водоём…
Азраúл не торопился
За Хункáром, припозднился…
Бог Велел и так Решил,
И противиться нет сил…
Всё Аллаха Волей станет,
И другого не бывало,
Что неверье отрицало,
И не Рай Великих манит:
Манит их — Аллах Один,
Мирозданья Господин…
V ̅ MMMCCCL / 8 350
И Зейнáб, сестра Имама,
Что беременна была,
Не сдаётся в плен и прямо
Вниз в горы… Таки дела…
Сам Имам хотел хоть смерти –
Не дождутся в мире черти –
Вышел там живой. В пути,
Чтобы дальше им идти.
На засаду напоролись,
От неё они отбились,
В бегство там враги пустились,
Отступленьем прокололись.
Султанбек убитым был,
Что Имама грудь прикрыл…
V ̅ MMMCCCLI / 8 351
Из Дылыма был герой.
Вслед Имам хотел идти,
Чтоб добить отряд в убой,
Раз, сошлись уже пути.
Но Имама удержали –
Тех преследовать не дали.
Вскоре и семья догнала
Там Имама, отлегало
С сердца. С ним его жена,
Сын Гъази-Мухаммад тут,
Мать Фатиму его чтут,
Хоть войною сторона
Эту ветку обходила,
Джаўхарáт что уносила…
V ̅ MMMCCCLII / 8 352
И Саид, сынок её,
Вместе с матерью ушёл…
Вот такое забытьё,
Где войною частокол…
Долго им ещё идти,
Много будет впереди,
Чтобы к Богу устремиться,
Испытанием пробиться…
Но не горцы лишь страдали –
Был солдат там перебит,
Из России что прибит
В Дагестан, их посчитали:
Цифра вышла из кошмара,
Чтоб хватило вдоволь пара…

Чудовищные потери русской армии под Áхульго — 33 001 солдат убитыми: 5 тысяч было убито за один день, генерал Пулло вернулся только с двумя солдатами

V ̅ MMMCCCLIII / 8 353
Перевес: сто — к одному.
И потери будут — в то же*.
Водоёму моему
Так заметить будет гоже…
Что за люди это были?.. —
Две Дивизии сложили…
Иль — Бригадами считай:
«Минус Три**» там вычитай…
Вот такая бойня в мире
Дагестаном приросла,
На Кавказе что вросла
Корнем в битве, а не в сыре.
Чтобы каждый это знал
И потери посчитал.

Свыше 300 погибших муридов и около 700 мужчин, женщин и детей пленными — потери защитников Áхульго

V ̅ MMMCCCLIV / 8 354
Первым — Чиркатинец пал,
Что Муртазалú в народе,
Жертвам всем отсчётом стал,
Счёт обязан быть в природе.
Пять алимов погибали,
Имена которых знали:
Алибек, что из Хунзаха,
Встретил битвой Лик Аллаха;
Был Сурхай Колобский там,
Он второй приходит в списке,
Упрощением в прописке
Бога вечной; Батирхан
В ранге что Хункáра дяди,
При земном при всём параде…
V ̅ MMMCCCLV / 8 355
Был Хизú из Чиркаты,
Что силач ещё к тому же,
Это помнить должен ты,
Чтобы мраку стало ýже…
Первого Хункáра тут
Есть племянник, что почтут
Как учёного младого,
Дело стоит дорогого,
Что — Мухáммад, сын сестры.
Храбрецов погибло столько –
Что подсчёты ранят только,
В дополнение поры:
Ирганáйский Мухаммáд,
Что Балáл, начав парад.
V ̅ MMMCCCLVI / 8 356
За день — Сотню он убил
Неприятельских солдат…
Сколько ж в Áхуль-гóх сложил
Трупов — нам не говорят
Книги, иже мы читали.
Про других не забывали –
Мухаммáд-Султан храбрец,
Ирганáйский удалец.
Храбреца два Аргванийских –
Сын Хирáка, что Хусéйн,
[Знал чтоб Нил, Евфрат и Рейн,
Златом сил всех олимпийских],
Хан-акая сын там есть,
Что Мухáммадом нам весть.
V ̅ MMMCCCLVII / 8 357
Балахáнский там Усман,
Ибрахúмиль Хусаúн,
Что Гимринским будет в Стан
Среди воинов картин.
Óцав из Арадерúха,
Здесь прорвётся силой стúха.
Алихан из Харахú
Тоже попадёт в стихи.
Оротúнских удальцов
Аликýл Хусéйна с Сáгъдом
Службы Неба Wildcard-ом
Среди вечных храбрецов
Мы найдём, что не одни
Мраку мира не сродни…
V ̅ MMMCCCLVIII / 8 358
Муртазиласýл там был,
Что Мухáммад Оркачинский.
Муртаза-Али так всплыл
Гидатлúнско-Мачадинский.
Был ещё из Хотоды
Мухаммáд-Амин, чтоб ты
Дело это точно знал
И Умáра вспоминал
Из Согратля. Бусайлав,
Что Тиндúнским будет в деле
Бился с русским на пределе,
Проявив отваги нрав.
В плен Семьсот там наших взяли –
Женщин, стариков считали*…

Неимоверный рост уважения и почитания к Имаму после этой битвы и мольбы всего мира мусульман за шейха Шамиля и его муридов — от Балха в Афганистане, Бухары в Средней Азии и до Мекки с Мединой в Аравии

V ̅ MMMCCCLIX / 8 359
Кто ж такое «ожидать»
Мог «по миру» — только «дети».
Богом Славы здесь Печать,
Что не спросит об аскете
И мустáшрикъа забыла,
Вот такая в Небе Сила…
Помнят все Хункáра*, чтут —
К Богу те мольбы идут…
Вот уж царь не ожидал
Резонанса «выше крыши»,
Знают мира львы и мыши,
Николай опять «попал»:
Слава в мир летит Хункáра
Силой страшного пожара…
V ̅ MMMCCCLX / 8 360
Хаджияв Дегéн Алú
Джáрским в книге назывался,
Чтобы люди знать могли —
План Аллаха воплощался…
Рифма эта надоела? —
Нет до этого мне дела.
Воплощеньем дел Аллаха
Мир живёт, что знает птаха…
Из Сибири убежал,
От неверных этим скрылся,
План Аллаха воплотился,
Как я раньше обещал.
В Бухару уже заходит —
Чудо в мире происходит…
V ̅ MMMCCCLXI / 8 361
Бухары султан-амир
К шейху ходит в зиярат…
Задрожал подлунный мир —
Шах Накъшбанд Великий — брат…
Каждый вечер в каждый день.
Чтоб неверия плетень
Задрожал от Света Бога,
К Коему Путей хоть много —
Накъшбандúя всех ведёт.
Что взяла своё начало —
В середине — Шáхом стало,
Имя до сих пор живёт…
Накъшбандú — короткий Путь
Самый к Богу, не забудь…
V ̅ MMMCCCLXII / 8 362
Каждый вечер он идёт
К Шах-Накъшбáнду вслед заката,
И молитву там прочтёт
За муджáхида и брата
На Кавказе что воюет,
Мрак уже не забалует…
Скажет весь народ «амин»
В Бухаре… Филь Гъáлямúн…
Что — в мирах во всей вселенной.
Бог услышит те молитвы
Рангом с нафсом Вечной Битвы
Накъшбандии непременной.
Шах Накъшбанд — особым был,
Зверь с почтеньем взор закрыл…
V ̅ MMMCCCLXIII / 8 363
Шах Накъшбанд, что Увейсú…
Вот откуда Силы брались…
Гъáрифа про то спроси,
Хоть они не углублялись —
Ранг Великого почтив,
Бог Единый Справедлив,
Что молитвы сирых слышит —
Тех Святых кто делом дышит…
Из почтения к Святому,
Из любви к нему от Бога —
Нам откроется дорога
Без сопротивленья ому,
Где в сверхпроводимость путь,
Все законы здесь забудь…
V ̅ MMMCCCLXIV / 8 364
Где — Закон Любви — включился…
Что — Махáббату з-Затúя.
Без остатка растворился
Шах в Аллахе… Накъшбандúя
Снова в Боге обрела —
Сверхвеликого… Дела…
Шах Накъшбанд — надежда мира,
Гром для молний, майна-вира,
Азии и Дагестана,
Точки в мире для любой,
Так Велик был тот Святой,
В Ранг Особый Каравана,
От Пророка что идёт —
Чти его*, и повезёт…

Начало месяца Раджаб — шейх Шамиль и три десятка муридов вырываются из окружения на Áхульго

V ̅ MMMCCCLXV / 8 365
Только плачешь и читаешь,
Плачешь и читаешь вновь.
Ничего не ощущаешь,
Разом стынет в жилах кровь.
Полный в деле был разгром,
Будь я трижды в бурелом
Водоносом-водоёмом,
Не изведанным приёмом…
Мир подлунный отвернулся
И царю пошёл в поклон,
Деньги выбирает он,
С Ахырáтом разминулся.
Но — не все такие были,
Книги тех героев чтили…
V ̅ MMMCCCLXVI / 8 366
Двадцать Пять в живых осталось,
Остальные все умрут,
Коли в счёт с Имамом бралось –
Четверть Сотни будет тут…
Шестеро там погибали,
В Рай к Аллаху попадали…
Боже, их прости и нас,
Сохрани для нас Кавказ,
Чтоб Хункáру верен был,
Чтоб за миром не гонялся,
От мирского отстранялся,
Чтобы эго в битве бил…
Вот такой Кавказ Имаму
Оживит бальзамом рану…
V ̅ MMMCCCLXVII / 8 367
Десять Лет они так бились –
В общем: форменный разгром.
Ничего, что ль, не добились?
Знает дело водоём.
Параллели напросились,
Чтобы люди подивились –
Ведь Тринадцать Лет прошло,
Солнце как для всех взошло
Там Хункáром в деле Первым:
Он Три Года тоже ждал
И ни с кем не воевал,
Мраку действовал на нервы.
Года Три так в Мекке жил
Сам Пророк, как говорил.
V ̅ MMMCCCLXVIII / 8 368
Десять вслед что Лет идут –
Десять Лет страданий Мекки,
[Даже в деле «отдохнут»
Капулетти и Монтекки…] –
Хúджра следом начиналась,
Форменным разгромом сталась…
Мекку мы вконец теряли,
Но — Медину обретали.
Алгоритмы здесь похожи,
Хоть с особенностью, всё же…
То же — всё тут потеряют,
То же — всех почти убьют,
Сходства много в деле тут,
Знаньем вечным то почтут,
В памяти уж не сотрут,
Зря трудом не пропадут…
Всем, кто надо — это знают…
Мы ремаркой отклонились,
Делом общим прояснились…
V ̅ MMMCCCLXIX / 8 369
Подведением итогов,
(Промежуточных, пускай),
В деле нужных нам уроков
Ас-Сафú силён был Край.
Чтобы — Фúкхом — понимать,
А не просто так читать…
Пониманье всё стругало,
Дела суть определяло.
Вот зачем нужнó ученье –
Чтобы разумом по новой,
Где намéренье основой,
Нам сварить для всех варенье.
Дети сладость лишь любили?
Как сказать. Детьми все были…
V ̅ MMMCCCLXX / 8 370
Кроме — Духом Возмужавших:
Мáблягъу р-Риджáль прошли,
В Боге мудростью восставших…
Вот такое C’est La Vie…
Трудность надо перенесть –
Лишь такому в Боге честь.
Все Пророки ведь страдали,
Веру тем и защищали,
Чтобы людям показать:
Что страданье — неизбежно,
В Боге коль не центробежно
Раб живёт, чтоб — убежать…
Кто бежал — за тем не гнались,
В Ад такие собирались…
V ̅ MMMCCCLXXI / 8 371
… Десять Лет Войны — насмарку?..
На Десятый Год война
В Áхуль-гóх. Возьмём ремарку,
Замечаньем что сильна…
В Тысячу Двухсотый Год
С Сорок Пятым ход начнёт –
С Каранáя, Эрпелú
И до Аракáн дошли…
Так же дело начиналось,
Шейх Гъазú-Мухáммад в деле,
Разгонял что на пределе,
Хамзат-беком продолжалось,
Вслед Хункáр Шамиль пришёл,
До Десятого довёл.
V ̅ MMMCCCLXXII / 8 372
А с начала же Призыва:
Здесь — Тринадцатый был Год.
Чтоб мустáшрикъу надрыва
Впредь хватило, что дерёт
Глотку — де «всё совпаденья»,
Не Пророка «выраженья»
Алгоритмами «не дела»,
И «не Небо» так хотело.
В общем, «всё у них не так».
Это слышал я давно,
В чёрно-чёрное кино,
В коем был тот враль мастак.
Я не всех таким считаю,
Лишь лжецов в том уличаю.
V ̅ MMMCCCLXXIII / 8 373
Им не нравится исход
Горцев в той войне, их слава.
Завистью живёт народ?
Хоть «учёного» де нрава?
Что-то я не замечал,
Прямо всё — как есть — сказал.
Потому не любят их,
Где колоний мира жмых.
Всё там оправдать пытались –
Всё завоеваньем стало,
Никого не утомляло,
Обмануть зачем пытались:
Дескать, там «тупые» все
Не в империи «красе»?
V ̅ MMMCCCLXXIV / 8 374
Просто б дело объяснили –
Сильный слабого подмял.
Да себя чтоб не забыли,
Чингисхан как покорял
Или арабы в белом свете,
Взрослые ведь все — не дети.
Рим — давно уже не тот,
Если хочет знать народ.
И монголы поотстали –
Доминанты изменились,
Новые в миру пробились,
Люди это понимали.
Что же сказки нам травить
И «культурою» лечить?
V ̅ MMMCCCLXXV / 8 375
Дескать, все — отсталы «очень»,
В тех империях «нуждались».
Разговор тут — между прочим,
Раньше в том мы изъяснялись.
Вот Имам им и мешает,
Что мустáшрикъ понимает:
Надо всех в сомнений сор
Тут загнать, им в уговор.
Чтоб — свои все отвернулись
И за денежкой пришли,
Вот такое C’est La Vie,
Где со смайлом разминулись
В типографии опять,
Что не станут рифмовать…
V ̅ MMMCCCLXXVI / 8 376
Иисус — опять рассудит,
Только нá Землю вернётся,
Это тоже знают люди,
Правда лишь тогда проснётся
В полный голос, в полный рост –
Кривде чтоб найти погост.
Вот всем рты и затыкают,
Коммунистами рыдают,
Дескать, был Имам «плохой».
Знаем мы — они какие,
Перед Богом все «лихие»,
Ад заждался их толпой,
Что в миру всё заседали,
Громко «Бога — нет» кричали.
V ̅ MMMCCCLXXVII / 8 377
Им Имам, конечно, наш –
Ни к чему, ведь «Бога — нету».
Не разменом баш на баш,
Взять хотели всю планету
Сказкой глупой из утопий,
Развели всем в мире фобий,
Где — Ислам — страшилка века,
Не Иксóм во власть Игрéка.
С этим тоже «удружили»,
Чтобы денежки считать
И Исламом всех пугать,
В Ад дорожку заслужили.
Раз, им был сей мир так драг –
Сам себе такой и враг…
V ̅ MMMCCCLXXVIII / 8 378
Возвращаясь к той войне.
Сильный духом лишь оценит,
В мира, пусть, любой стране –
Правила игры применит
Независимых расчётов,
Чтобы избежать просчётов,
Всё поймёт такой легко
И задышит глубоко.
Как Майк Пауэлл прыгал — знают,
Мировой за ним рекорд,
Что Винды трясётся Ворд,
Так шиповки в гарь вгрызают
Ноги этого спортсмена –
Девять без Пяти… Замена?
V ̅ MMMCCCLXXIX / 8 379
Дальше прыгал — наш Хункáр.
В Áхуль-гóх. Прыжок был — с места…
По атлетике удар,
Не того Имам был теста.
Сына на спине держал –
В метр выше планку брал.
То есть — дальше, выше было,
Метром выше удлинило.
Чтоб признали: он — святой…
Сотню Дней там воевал –
Что не ел, не пил, не спал.
И рекорд — совсем «чумной» …
Зиярáтом посетите –
Мир подлунный убедите…
V ̅ MMMCCCLXXX / 8 380
Был — сильней всех остальных.
Вот они — и не тянули.
В Хáндакъ полетел наш Стих,
В Томе Первом помянули:
Так Асхáб в бою ослаб,
(Пусть, Великий был Араб),
Что — не может говорить,
Так от холода им стыть.
Трижды их Пророк спросил –
Только в третий раз ответил,
Что Хузéйфою приметил,
Так бессилен воин был.
Нечто здесь подобным было
В Áхуль-гóх. Свята могила…
V ̅ MMMCCCLXXXI / 8 381
Скажет им — они не в силах,
Хоть не слабые бойцы,
[Знают русские в могилах,
Не войны лихой юнцы…]
С — Фúкхом — книгу ту читайте,
Смыслом верным понимайте,
Не тропою «вездехода»,
Что посмешищем народа:
Ходит он — туда, сюда,
Где привычнее и слаще.
Значит, он давно пропащий,
Дело то — его, беда.
Из контекста «не тягая»,
Зверя не обременяя…
V ̅ MMMCCCLXXXII / 8 382
Коего был Бог — Аллах,
Что раба и защитит,
И возвысит Он в мирах,
Было так, младой пиит.
До Шесть-сотой нам Строфы,
Светом в мире Мустафы,
Всё недолго добираться,
Не с Овечкиным тягаться,
Сокрушал что NHL.
Стан за Станом будет — Битва,
Правоверного молитва,
Духом к Богу что летел…
Нет другого нам маршрута,
Гаем не искал я Брута…
V ̅ MMMCCCLXXXIII / 8 383
Алгоритмами уставших
Двигал мира Бог дела,
Силой Духа побеждавших,
Где материя дала
Вновь осечку, проседала –
Что Великих не смущало.
Будут биться и шагать,
Тем стремленьем побеждать.
Будут дальше всех идти,
Рядом кто — дай Бог, попали
В ритмы те, не отставали,
Тяжелы у них Пути…
Чтобы вспомнить было что,
Был каким там где и кто…
V ̅ MMMCCCLXXXIV / 8 384
… Смерти наш Хункáр хотел,
Чтоб из битвы — к Богу в Рай.
Здесь мустáшрикъ «улетел»,
Воробьём хоть догоняй.
Смерти дух… всегда тяжёлый?
Не сказать бы тут крамолы –
Не всегда и не для всех,
Не мирских кто был утех.
Смерть — от мира отделяла,
Утомлением что взял,
От Аллаха отдалял,
Потому найдёшь немало
Тех — кто смертью углубился
В наслажденья и забылся…
V ̅ MMMCCCLXXXV / 8 385
Метафизикой силён
Может кто-то быть на свете,
Размышлениями он
Повзрослел? Взрослеют дети.
Дух коль в Боге укрепился –
Не дипломами прибился,
Как сейчас народ считает,
Ничего не понимает.
Абу Бакра и Али
Кто из Вас диплом видал?
Речью этой убеждал?
Дай Аллах, чтоб сберегли
От ненужного погрома
В мире не иллюзий ома…
V ̅ MMMCCCLXXXVI / 8 386
Говоришь — не понимают.
За бумагою в погоне.
Миром мир сей донимают,
Душу удержав в загоне
Всех иллюзий власти эга –
Бац, а летом много Снега?..
Иль на Полюса попал?
Или сладко долго спал?
Я не знаю. Мне не с ними,
Потому Хункáру вслед
Пишем сей трактат от бед,
Понесло перекладными
За Пророком Светом Бога,
Лишь одна была дорога…
V ̅ MMMCCCLXXXVII / 8 387
Изъясняться зверь устал,
Хоть все этого хотели.
Бог Великий так Желал,
Станы Потому Летели…
Что от Бога в мир пришли –
Нет другого C’est La Vie…
Делал все дела Аллах,
Бог Единственный в мирах.
Нет заслуги у людей,
Бог всё делал и дарил,
Благодарный оценил,
Не кричит что «корифей»:
Если там других заслуга,
Слава здесь — врагом, без друга.
V ̅ MMMCCCLXXXVIII / 8 388
Ас-Сафú тем и шагает,
Чтобы в мире «заземлить»
Всех — кто гением считает
Самоё, чему не быть…
Месть — холодной подавали,
И не раз мы Вам сказали.
Лучше в стороне стоять,
Не попасть дабы под Ъ…
Тучи всё грозой сносили,
Дождь всё сделал в мире этом,
Вслед закату, пред рассветом –
Духоту всю уносили,
Чтобы людям легче было,
Размышленье Бога чтило…
V ̅ MMMCCCLXXXIX / 8 389
Не напрасно, неспроста –
Бог всё делал в этом мире,
Точкой каждою Холста
И наградою в мундире
У великих тех опять,
Маршалами чтоб считать.
Был Хункáр Шамиль — из них,
Всепочтенья зверя Стих…
Бога в мире был буравчик –
Чтоб сносить все долы мира,
Чтобы звонко пела лира,
Чтоб уродец и красавчик
Ясно дело понимали,
За Великими шагали…
V ̅ MMMCCCXC / 8 390
Как — с муридами случилось,
Три Десятка хоть осталось.
В Минус Шесть там приключилось,
Смерть не каждому досталась…
Двадцать Пять их с Ахульгó
Выбралось живых всего…
Чтобы — дело продолжать,
Мрак земли им весь сметать.
Как — Аллах и повелел,
Сам даёт страданья эти,
Супермен умрёт и йети
От такого… Бог хотел
Бриллиантом всё отсечь
У алмазов, и сберечь…
V ̅ MMMCCCXCI / 8 391
В ножку Гъазú-Мухаммáда
Враг штыком в бою попал,
Вот где верному награда
Верой вечной правит бал:
«Брось меня! — кричит малец,
Как отец что был храбрец. –
В реку брось, чтоб умер я!»
Что сказать Вам здесь, друзья…
Чтобы — в плен врагу не сдаться.
Как отец его велел*,
В смерть мальчонка тот летел…
Ну, и как с таким сражаться?..
Как такого — победить?
Может кто мне объяснить?..
V ̅ MMMCCCXCII / 8 392
И — заплакал тут Имам,
Что поддался уговору
Тех людей, [что Волей нам
От Аллаха в мир, чтоб свору
Мрака в мире напугать –
Славой вечной заблистать]:
Лучше б на горе остался
И до смерти там сражался…
И куда держать им путь –
В мире, что враждебен был,
Враг лишь лютый окружил,
Не видать друзей ничуть…
Ночью до реки добрались,
Вехи битвы продолжались…
V ̅ MMMCCCXCIII / 8 393
Сделав утренний намаз,
На гимринцев напоролись,
Что охотились как раз
Там на них — да прокололись:
Вволю хоть и настрелялись
По муридам, растерялись…
Смерть Имам им обещает,
Саблею левши пугает
Всех — назвав по именам…
Затряслись — Хункáра знают,
Смерть свою уж представляют.
Слов на ветер наш Имам
Не бросал — и это знали,
Так, поджав хвосты, отстали…
V ̅ MMMCCCXCIV / 8 394
До полуденной жары
Далее бойцы идут.
В продолжение игры
Бонус битвы той найдут:
Ахмад-хан, Хаджи-Мурад
Следом их убить хотят –
Нижнеджентугайский он,
Первым в списке наречён.
А второй — Хунзаха сын,
Что Аварский нам сказать,
Географию узнать,
Был такой тогда один.
Бог найти бойцов не дал,
От погони той спасал…
V ̅ MMMCCCXCV / 8 395
Ночью — нá гору взошли.
Там — Иса-хаджи Чиркейский,
У него еду нашли,
Сыр и хлеб в уклад житейский.
В Áхульго чиркеец шёл –
Так Хункáра и нашёл…
На коне привёз больных,
Что, отстав от остальных,
Где-то вдалеке остались.
Им привёз ещё еды,
Бог спасает от беды,
Чтоб мольбы их достигались
У Него в Его Веленьи,
Правоверным в наставленьи…
V ̅ MMMCCCXCVI / 8 396
Сына воина встречают,
Павшего на Áхульго,
Своего, считай. Вверяют
Жизни, в более того.
Напоил и накормил,
Как отец и говорил…
Рáджаб месяц здесь настал,
Сентябрём у Вас что знал.
Где Девятым Днём начало –
Битве в Áхуль-гóх конец,
Старый знал чтоб и юнец,
Коих в мире сём немало.
Далее в Артлýх пойдут –
И приют, ночлег найдут.
V ̅ MMMCCCXCVII / 8 397
Мясо там несёт один,
Сыр и мёд несёт другой,
Третий хлеб, и поедим…
Не печалься, Бог с тобой…
Дальше до Алмáка шли,
Где опять приют нашли –
Силой их к себе позвали,
Кушаньями потчевали…
Не без добрых мир людей.
Злых хотя мы видим в деле,
Силы наши на пределе
В мире суперскоростей.
Старика затем встречают –
Где Хункáр, Юнус шагают.
V ̅ MMMCCCXCVIII / 8 398
Старичок их не узнал,
Лишь спросил дела Имама.
«Он — убит», — Имам сказал,
И заплачет дед… Упрямо
Лишь приверженцев встречает –
Бог Всевышний помогает,
Чтобы тяжесть перенесть,
Вот такая Бога весть.
Позже старику сказали –
Что с Имамом говорил,
Разговор тот оживил
Деда, ноги так догнали
Быстро старческие вновь –
Такова была любовь…
V ̅ MMMCCCXCIX / 8 399
До селения Даттых
Так муриды дошагали,
Знанием чтоб дать под дых,
Завистью кто шёл к печали…
И быка зарежут там
В радость — жив Шамиль Имам…
Дальше битва будет длиться –
Двадцать Лет ещё им биться…
Кто бы мог сказать тогда…
Что ж, вот так оно бывает
С тем — кто Бога поминает.
Что сказать Вам, господа?
Бога сами поминайте.
Всуе — незачем. Признайте.

Хорошее дуá Имама за чиркейцев и артлухцев

V ̅ MMMCD / 8 400
Да, Чиркей опять — при деле,
Что Имаму помогал,
Раз, на Небе так велели,
Раз, Аллах Великий дал
Эту помощь оказать –
Стоит миру уважать.
И Артлýх не забывали,
Что развеяли печали
В самый трудный день войны…
Дорогого дело стоит,
Что при всём честном народе
Всем сказать и мы должны:
Те сельчане — услужили,
Службой вере удружили…

21-й день месяца Раджаб — рождение Мухаммад-Шафигъа, сына Имама

V ̅ MMMCDI / 8 401
Род Имама — продолжался,
Всем врагам его назло.
Старший аманатом взялся,
И Саиду повезло,
Что к Аллаху так ушёл,
В Áхуль-гóх он всё нашёл…
Верный — это понимает,
Правоверием он знает
Цену всех вещей и праха,
Остальным что невдомёк,
Не поможет им урок,
Лишь бы нам помог он, птаха…
Кто Свет Бога не искал –
В Ад той ленью и попал…

История одного ветерана Второй мировой, рассказанная им самим шейху Саиду-афанди

V ̅ MMMCDII / 8 402
На войне старик один
Вышел боем с окруженья,
В Век Двадцатый из годин,
С немцем где идут сраженья.
Шестеро в полку осталось –
Меньше малого что малость.
Думал он — что расстреляют,
Коли в штаб там вызывают…
Но советский офицер
Речь другую говорит,
Чтобы знал младой пиит,
Что Шамиль — и им пример:
«Коль не сможешь победить –
С боем надо уходить.
V ̅ MMMCDIII / 8 403
Вот таких Имам Шамиль
Ваш — героями считал…»
Неожиданный тут стиль –
К ордену так представлял.
Коль — умом дана затея,
Чтоб солдат своих жалея,
До Победы им дойти…
До Берлина день пути
Или два, иль много лет –
Я того, увы, не знаю.
И в другой «берлин» шагаю,
Чтобы это знал аскет.
Офицеру — честь тому,
Здесь замечу посему…

В глубокой старости Имама Шамиля спросили, о чём он не может забыть? — Он не смог забыть своих муридов, оставшихся в горах Дагестана, каждый из которых мог один воевать с целой армией…

V ̅ MMMCDIV / 8 404
Да… Таких забудешь… Как же…
С тысячей — один сражался
В Áхуль-гóх… И бился также
Он везде, Хункáр где стался…
Исполины, супермены –
Что не знали перемены
В устремлении к Аллаху,
На врагов нагнавши страху…
Человек не понимает –
Страха вся причина здесь –
Из чего мурид был весь?
Смерть его не донимает?
К смерти сам мурид стремится –
Из Бесстрашия Страница…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Последняя треть месяца Рамадан — начало возрождения былой мощи Имама…

V ̅ MMMCDV / 8 405
Шаг за шагом — к новым далям:
Двадцать Лет ещё войны.
Не сказать чтобы к медалям
Гор тех двигались сыны…
За Имамом вслед шагали,
Преданностью сокрушали,
Сердцем преданный кто был –
Не за сыром приходил
Иль — мирским и для мирского…
Вот оказия какая,
Что в миру любого края,
Ничего здесь нет иного.
Чтоб из Трио выбирать –
Бог. Иль Рай. Иль мира стать.
V ̅ MMMCDVI / 8 406
До Беноя так дошли,
Дальше двинут в Ведено.
Месяц был Шагъбáн вдали,
Богом дело решено –
Чтоб в Гуш-Кéрте поселиться,
Делу тем определиться,
Что из округа Шатой
В этом мире под луной.
Восемь человек осталось
С Шамилём на этот раз:
Знай, планета, (чти, Кавказ),
Ничего не забывалось.
Был Юнус, а с ним Салих,
Продолженьем ниже Стих…
V ̅ MMMCDVII / 8 407
Из Гоцáтля есть мужи:
Мухаммáд, сын Худанáта,
Про Билáди всем скажи,
Не забудь и про Химмáта.
Есть арадерúхцы в деле,
Раз, на Небе так хотели:
Раненый был Нур-Али,
Вместе с ним Муртазали.
Был Муса там Балаханский,
Тоже раненым он был,
Восьмерых тех не забыл…
Дух для воли дагестанский.
Но в Чечне теперь дела,
Воля Бога здесь была…
V ̅ MMMCDVIII / 8 408
Два наиба появились –
Шугъайыб и Джавадхан,
Ими в деле укрепились,
Разгоняя караван.
Центороевский один,
Что помощник тех годин.
Был Даргоевский второй,
Тоже битвы той герой.
Что — соратниками стали,
Что опорою в Чечне,
Не в родной что стороне,
Чтобы разогнать печали*.
Вместе чтоб с Хункáром биться,
К Богу в Рай транзитом влиться…

1 256-й Год Хиджры
Year 1256 after the Hijra of the Prophet
Sheikh Shamil begins to gather troops in Shatoy on the territory of Chechnya
Residents of Chirkey showed humility and obedience to Imam Shamil
The power of Sheikh Shamil extends throughout the country from the Argun gorge to Alkhan-yurt in Malaya Chechnya and to all the villages of Bolshoi Chechnya to the auhovites and kachkadikites — General Pullo’s complaints about the inability to resist the Imam
The military-administrative structure of the Imamat: mudir is the head of the idara-administration, which included from 4 to 8 qura-districts led by naibs-governors
Akhberdil Muhammad al-Hunzahy — naib Gekhi-qura, Shu’aib Tsentoroy — naib Michik-qura, Javadhan Dargo — naib Shali-Kirmichik-qura, Tashav Endirey — naib Auh-qura
Imam Shamil drives away tindins and bagvalals, as well as residents of Vedeno
The Murids advance towards Ossetia to the village of Chuwumiikli
The wounded Sheikh Shamil at the insistence of the Chirkey murids goes on a campaign and takes Zubutl and Chirkey
The Imam takes strategically important points — the villages of Ishkarty, Erpeli and Karanay, having defeated and fled the Russian troops of General Kluki von Klugenau, Shamhal Abu Muslim-khan and Ahmad-khan
Sheikh Shamil subordinates the cheberloites, destroys the crops of Ahmad-khan in the village of Tlayluh in Hunzah and takes Igali
The murids take Ghelbah and Yangi-yurt and burn both villages
Imam Shamil takes the villages of Gimri, Muhita and Upper Ashilta
Russians enter Said-yurt, the murids go there and defeat the enemy
The daughter of the Armenian Christian merchant Anna Ullukhanova is captured, accepts Islam and becomes the wife of Imam Shamil named Shuanat
Imam Shamil makes a roundabout tour of all lands, introducing control among people, and returns to his family in Old Dargo
Murids take Ghelbah for the 3rd time
Imam’s troops go to Nasirin (Nazran)
Russians enter Chirkey and build a fortress there
Unsuccessful attack of Russian troops on Auh
Murids under the command of Qadi Abu Bakr Argwani take Untsukul, Balahani and Gimri
Шейх Шамиль начинает собирать войска в Шатое на территории Чечни

V ̅ MMMCDIX / 8 409
Дагестан так — потеряли.
Так — Чечню там обрели.
Пораженьем все считали,
Дело, дескать, на мели.
Он — ушёл и не вернётся.
Не оттуда всходит Солнце
Веры в мире для Имама,
Чтит Хункáра Панорама
От — Пророка что была…
Скоро это мир узнает,
До Медины дошагает,
Где могила и ждала
На Бакъúгъ… Не для примера –
Уничтожить лицемера…
V ̅ MMMCDX / 8 410
Сколько ж тут говорунов,
Что Имама «в хвост и в гриву»,
Богом был расчёт суров,
В Ад пойдут они огниву…
То Имам наш «был шпион»,
То «предателем стал» он.
На том свете — разберутся,
Чашки в деле где, где блюдца…
С верой кто из них скончался?
Про Бакъигъ — не говорю,
В Цвет Любой Календарю,
Чтоб завистник разогнался
Прям до Ада, в Джаханнáм –
Объяснят кем был Имам…
V ̅ MMMCDXI / 8 411
Или — в Хáуию, пускай.
Что в Аду всех будет ниже.
Лицемеров это край,
Что кусать пытались иже
Всё Хункáра Шамиля…
Всех отправит в те края
Бог Всевышний — за Имама.
Зверь сказал про это — прямо…
… Нижняя Чечня пришла* –
И к себе звала Хункáра,
Неожиданностью дара,
Помощь Бога так дошла.
Тем Шатой он покидает,
Книга дело это знает…
V ̅ MMMCDXII / 8 412
Что же им Имам сказал?
(Пусть, от третьего лица,
Где не проза правит бал,
Зверя Счастлива Пайцза…)
Тем шатóйцам говорит,
Чтобы знал младой пиит:
Кунакáми у Имама,
Знай, шатойцев диаграмма.
Дали там ему приют,
Мир где тягостным бывает,
Áхуль-гóх не забывает,
Утешенье будет тут.
Лишь в Шатое — утешенье,
В остальном же — огорченье…
V ̅ MMMCDXIII / 8 413
Нижняя Чечня зовёт,
Шариат чтоб нёс Имам.
Что, Шатой, — идёшь в поход
По Хункáровым стопам?
Чтобы дело — возглавляли
И Имаму помогали.
И шатойцы согласились,
Всем охраной огласились,
Что — Имама охраняет…
Не подпустят никого,
Даже друга своего,
Так Аллах оберегает
От коварства всех людей,
Вероломством кто сильней.
V ̅ MMMCDXIV / 8 414
Ахбердиль сюда явился,
Что Мухáммадом я знал,
Вновь Хункáру подчинился,
Примечанье коль читал.
И Пятнадцать он привёл,
Чтоб Имам покой обрёл.
Микаúл здесь Хаўкарú,
Храбреца того узри.
Был ещё Кадиласул,
Что Мухáммад, всем известный,
Он хронист для нас прелестный,
Имамата весь посул
Записал, до нас донёс,
Вестью правды превознёс.
V ̅ MMMCDXV / 8 415
Нижняя Чечня — склонилась
Перед Бога Шариатом,
Дверца мира приоткрылась,
И закрылась за адатом.
Русских рвут они погоны,
Что старшины в те стороны –
Пред Имамом, на глазах
У людей, Велик Аллах…
Надо — в горы уходить
Из Шалú и Кирмичúка,
Где равнинами нет стыка,
Чтобы русским угодить:
Те селения — сжигали,
За Имамом вслед шагали…
V ̅ MMMCDXVI / 8 416
Неожиданный развод,
Вслед за Áхуль-гóх в миру…
Вновь Имам Шамиль не тот,
Возвращается в игру…
Хоть того — не ожидали,
Лицемеры снова «встряли».
Им Аллах опять вершил
Судьбы, хоть и не спешил.
Деться могут все куда? –
Вся вселенная — Аллаха,
А при мне моя рубаха,
Передать Вам, господа.
Всем от Бога не сбежать,
Правоверным в благодать…

Жители Чиркея, которые были главной опорой в Áхульго, помогая осаждённым, проявили покорность и повиновение Имаму Шамилю

V ̅ MMMCDXVII / 8 417
Амирхан Чиркейский тут,
Шейх Чиркеевский ещё,
Третьего с собой ведут –
Чтобы стало горячо.
Первый, что мурид Имама,
Тарикъáта Панорама.
Искренний второй там друг.
Так любви замкнулся круг.
Всё в Актáш-аýхе было –
Клятву верности принёс
Там Чиркей, себя вознёс,
Мраку вновь его могила.
Дагестан соединился
Так с Имамом. Счёт — открылся…

Власть шейха Шамиля распространяется на всю страну от Аргунского ущелья до Алхан-Юрта в Малой Чечне и на все селения Большой Чечни до ауховцев и ачкадыковцев — жалобы генерала Пулло на неспособность противостоять Имаму

V ̅ MMMCDXVIII / 8 418
Вся Большá Чечня — уж с нами,
В Малой тоже мы цветём.
Продвигаясь при Имаме,
Не зачахнет водоём…
До Аýха с Качкадыком,
Мрака воплей страшным криком,
От Аргýна в Алхан-юрт –
Имамата вольный джурт,
«Родиной отцов» у тюрка
Это слово бытовало,
Вслед Хазарии шагало,
Коим ни к чему мисюрка,
Был в бою у них свой шлем,
В отвлечение от тем…

Военно-административное устройство Имамата: мудúр — глава идарата-управления, в который входили от 4-х до 8-ми къура-округов во главе с наúбами-наместниками

V ̅ MMMCDXIX / 8 419
Къýра — округом зовётся,
Где кириллицы устой.
И запомнить нам придётся,
Ведь порядок там — простой:
Управляется — наúбом,
Не на Западе ведь диком.
Те — мудúрам подчинялись,
Что Имамом назначались.
До восьми наúбов мог
В подчинении иметь
Так мудúр, где власти плеть
Всю вручил Имаму Бог…
Просто, без администраций
И ненужных нам простраций…

Ахбердиль Мухаммад Хунзахский — наиб Гехи-къура, Шугъайыб Центороевский — наиб Мичик-къура, Джавадхан Даргоевский — наиб Шали-Кирмичика, Ташав Эндиреевский — наиб Аух-къура

V ̅ MMMCDXX / 8 420
Гехи-къýра — Мухаммáд,
Сын Ахбéрди, что Аварский,
В целом мире знают, брат,
Родом тот наиб Хунзахский.
Центорóя Шугъайыб,
Что прославленный наиб,
Мичик-къýра возглавляет,
В Имамате каждый знает.
Джавадхан*, что из Даргó –
В Шали-Кирмичúк-къурá,
Третьим округом игра,
Где наиб за своего.
Был в Аýх-къурá Ташáв
Эндиреевский из глав.

Имам Шамиль прогоняет от себя тиндинцев и багвалальцев, а также веденоевцев

V ̅ MMMCDXXI / 8 421
Тех и тех, всех прогоняет.
Жёсткий в деле оборот,
Где Хункáр всё дело знает,
Оборотами берёт.
Примечанье* почитать,
Чтобы мне не рифмовать.
Там подробно, громогласно
И с историей согласно.
Чтобы каждый дело знал –
В Вере слабости уж нету,
Хоть изгою, хоть аскету,
Не на тот пришли причал.
Мы Хункáру подчинились,
И в дорогу устремились.

Продвижение муридов в сторону Осетии до селения Чуумикли

V ̅ MMMCDXXII / 8 422
Есть дорога там одна
Русских — надо перекрыть,
Потому она важна,
Тем походу тому быть.
Был ещё один там храм,
Посетить хотел Имам,
Тхáба-Ерды что зовётся
И в верховиях найдётся
Áссы, где теперь Назрань
В Ингушетии, как знаем.
Вместе с ним туда шагаем,
Интересно как ни глянь:
В храм туда — никто не входит,
Так молва в честном народе.
V ̅ MMMCDXXIII / 8 423
Есть священный свиток там,
Суть его не разглашая,
Автор книги скажет нам,
Понесла перекладная.
И в поход Имам пойдёт,
В Чуумúкли он войдёт,
Что Чуо-Мулкá зовётся,
Географией найдётся.
Кто-то звал его Мулкóй
Разногласием у дела,
Разночтенье подоспело
В этом мире под луной.
Мы к тому — давно привычны,
С риуаятом закадычны…
V ̅ MMMCDXXIV / 8 424
Никого он не убьёт
И имущества не тронет…
[Здесь мустáшрикъа «прибьёт»,
Снова что тихонько стонет].
Есть дорога в Имамат,
Пусть, не каждый делу рад.
Или можно русских гнать,
Местью им за то воздать:
В рабство, знаем, обращали
В мир свободных узденéй,
[За Лермóнтом вслед из дней,
Хоть того не обещали],
Женщин что бесчестил тот
Там солдат — им месть пойдёт…
V ̅ MMMCDXXV / 8 425
Жители — вдруг согласились…
Хоть и стычка вслед была,
Те дела давно забылись –
Губашá пора пришла.
Что — разбойник, убивает
И в темницу всех сажает.
И имущество людей
Забирал всегда злодей.
Требуют его там смерти,
Хоть Хункáр и обещал
Не убить, как Вам сказал,
Но и жителям поверьте.
Выколол ему глаза –
Поутихла стрекоза…
V ̅ MMMCDXXVI / 8 426
Был немерено силён
Тот Губáш, как говорили.
Кунака убил там он,
Что Шабáном мы почтили,
Из Шатоя был кунак.
И Магъáш не смог никак
Отрядить того слепого,
С раной он лежит. Иного
От Зумсоевского ждали.
Девятнадцать ран Шамиль
Получил, в Имама стиль –
Раны в деле мы считали.
Тут Зирáр из Шахади
Подлетел — теперь иди…
V ̅ MMMCDXXVII / 8 427
Губаша того убили –
Неожиданностью взял,
Утренний пока творили
Все намаз, он поджидал.
Без оружья был Имам,
Это тоже скажем Вам.
Вслед тому в Шатой вернулся,
Тем раненьем обернулся:
Семь — в живот ранений было,
В корпус — дюжина пришла,
Воина таки дела,
Книга тоже не забыла,
Как за Бога он страдает,
Шариатом продвигает…

Раненый шейх Шамиль по настоянию муридов-чиркейцев выходит в поход и берёт Зубутль и Чиркей

V ̅ MMMCDXXVIII / 8 428
Двадцать Дней лежал Имам
Из-за тех его ранений,
Это мы сказали Вам,
Избежал народ волнений.
Гъазауáт вести хотят
Из Чиркеевских ребят
Многие, зовут Хункáра
В состоятельность удара.
На носилках понесут –
Если сесть верхом не сможет,
Бог тем воинам поможет,
Что ещё поделать тут?
Встал, к войне он снарядился,
На Чиркей их путь открылся…
V ̅ MMMCDXXIX / 8 429
А семью в Дачу-Борзой
Вслед Имаму перевозят.
Шугъайыб, боец лихой,
Весть из книги нам доносят,
Перевёз их в Анди-юрт,
Рядом с Курчалоем джурт.
Там пока семья Имама,
Без волнений диорама.
До Зубýтля шёл Имам –
Там народ уже собрался,
Эндиреем укреплялся,
Всё старшинами там Вам,
Что хотят сопротивляться,
Более того — сражаться…
V ̅ MMMCDXXX / 8 430
С трёх сторон мурид ударит –
Сам Имам там в первый ход,
Амирхан при всём параде,
Что Чиркейский, бой даёт
Стороной уже второю.
Имя третьего раскрою –
Маммадхан Андийский был,
Что муáллиф не забыл,
То бишь — составитель книги.
Что Мухаммад Карахи,
Помогал писать стихи,
В подтверждение интриги.
Зубутлинцы — покорились,
Чужаки в селенья вбились.
V ̅ MMMCDXXXI / 8 431
На чиркеевской горе
Наш Хункáр остановился.
Продолжением в поре –
Счёт чиркейцев проявился:
Кто с Имамом хочет быть –
Сядет справа, что не скрыть.
Все к Имаму там подсели,
Кади смог сказать что еле…
В общем, весь Чиркей — у нас,
Верностью что отличался
У Имама, в том признался
В Áхуль-гóх, чтоб знал Кавказ:
Помощь вся — оттуда будет,
В основном. Бог не забудет…

Имам берёт стратегически важные пункты — селения Ишкарты, Эрпели и Каранай, разбив и обратив в бегство русские войска генерала Клюки фон Клюгенау, шамхала Абу Муслим-хана и Ахмад-хана

V ̅ MMMCDXXXII / 8 432
Знай, за рост и за святых
Бог войну и объявляет.
Где — процентов-банков — жмых
Ясно Боже отсекает…
Со Святым кто враждовал –
С Богом в ту войну попал.
Был Хункáр — Уалúю Ллáх,
Стих Известнейший в мирах…
То есть, он — святой Аллаха,
Трижды взявший Тарикъат
От Троих Устáзов, свят
Стал Имам, что знает плаха,
Ненавистников что ждала –
Бога Гневом не прощала…
V ̅ MMMCDXXXIII / 8 433
И в Ас-Сúфруль, что Аснá*,
Это дело прояснялось,
Всем во всём на времена –
Ничего не изменялось.
Зверь в Талхúсе прочитал,
Что он людям рассказал…
… Возвращаясь прямо к делу,
Яд — подобен самострелу:
Дважды отравить хотел
Уллубий, что скажем тоже,
Негодяя помнит всё же
Книга, хоть не преуспел.
До него дойдёт картина,
Неприятный хоть детина.
V ̅ MMMCDXXXIV / 8 434
В Ишкарты Имам пошёл,
Что — Ишкатали — при брате,
Географию кто счёл
Нам в отличном риуаяте.
Абу Муслим, Ахмад-хан,
Русских много этим в стан –
Всех, однако, убивают,
Малость в бегство обращают.
В Эрпелú затем идут –
Коль стратегиею стало,
Войско так и воевало –
Уллубия дом сожгут:
Старшиной вслед Áхульго
Был в Гимри, пойми с того.
V ̅ MMMCDXXXV / 8 435
Уллубий всё обещал
Всем от русских и подарки,
Мерки серебра давал,
И награды для затравки.
Крепости построит враг
В Бóтлихе, Андú — вот так,
Третью — в округе что Хид,
Людям Уллубий твердит.
Дагестанцев наберут –
Чтобы с турком воевали,
Этих же — не принуждали,
Земли тоже им вернут.
Чтобы с турком воевать –
Дагестану в бой вступать?..
V ̅ MMMCDXXXVI / 8 436
В общем, люди покорились –
За подарки, серебро.
За врагами устремились,
И хватило им того.
В Каранай Имам вступает,
То селенье каждый знает.
Тут чиркейцы отпросились –
Жатвой нивы колосились.
И андийцы вслед уйдут,
Уведут с собой Имама,
Так открылась Панорама,
В книге все её найдут.
Мы немного сократили,
Речи чтоб не утомили.
V ̅ MMMCDXXXVII / 8 437
В общем, ход набрал Имам –
В Дагестан, считай, вернулся.
В радость нам, на зло врагам,
План от Бога развернулся,
Чтобы вся земля Кавказа –
До Гъисы возврата раза –
Это помнила и знала,
За Хункáром зашагала.
Пусть, не всем то было надо –
Есть в миру златой народ,
Духа чистотой возьмёт,
В нём святых была отрада.
Остальным же — Бог-Судья,
Он решает, а не я…

Шейх Шамиль подчиняет чеберлоевцев, уничтожает посевы Ахмад-хана в селении Тлайлух в Хунзахе и берёт Игали

V ̅ MMMCDXXXVIII / 8 438
В Чеберлой идёт Хункáр,
Подчинением смирил.
В Дагестан вернёт удар –
Сокол в Тукита парил.
Сжёг посевы Ахмад-хана,
Вражеского был что стана,
В Тлáйлухе, земля Хунзаха,
Сверху смотрит — полон страха
Ахмад-хан, не помешал.
В Игали зашёл Имам,
Это тоже скажем Вам,
Чтобы в мире каждый знал.
Здесь войны плохая хитрость,
От врага опять не милость.
V ̅ MMMCDXXXIX / 8 439
Тидуриль Мухаммад здесь –
Дескать, от врагов ушёл.
Был в смиреньи с виду весь –
Пониманья не нашёл.
Мухаджúр Хаджи-Мурад
Прояснил войны обряд –
Ахмад-ханом заслан был,
Чтоб Имама так убил
Тидуриль Мухаммад, всё же.
Сам Хаджи-Мурад убьёт
Засланного, знай, народ,
Это в книге будет тоже:
Дело между ними было
До того, как смерть сманила.

Муриды берут Гельбах и Янги-юрт и сжигают оба селения

V ̅ MMMCDXL / 8 440
Два села Имам берёт –
Гельбах с Янги-юртом в деле,
Те селения сожжёт,
Обстоятельства велели.
Янги-юртцы разбежались,
Сокращеньем речи стались.
Гельбах же — переселили
В место, что и укрепили.
Там не просто так сжигают –
Чтобы враг не подобрался,
Тем народ переселялся,
Что мустáшрики скрывают.
Дескать, всё Имам сжигал –
Поясненья не давал.
V ̅ MMMCDXLI / 8 441
Там и русские сжигали –
Но не чтоб переселять,
Коего опять «не знали»,
Что Ермолова подать –
Всё наказывать, рубить
Просеки в лесах, добить
Весь Кавказ — от края в край.
Той политикой шагай.
Розен — тоже так считал,
Что соратник у Ермола,
Декабристская крамола
Всех достала. Час настал.
Мельком дело прояснили,
Речи чтоб не утомили.

Имам Шамиль берёт селения Гимри, Мухита и Верхняя Ашильта

V ̅ MMMCDXLII / 8 442
Три селенья те берёт –
Караная и Чиркея
Гвардия туда пойдёт,
Что Имамова затея.
Сам пошёл на Áхульго…
[Место краха своего],
Джаўхарáт похоронить –
Годы эти не забыть…
Года Два его ждала –
Телом словно вся живая,
Мученица вся святая,
Что покой уж обрела.
Мир закончился нежданно,
К Богу все явятся званно…
V ̅ MMMCDXLIII / 8 443
Кто — готов. И кто — прощён.
Большего, порой, не надо,
Строг Аллаха, пусть, Закон –
Не во вкусе шоколада.
Но любимцев Бог — простит,
Помни то, младой пиит,
Нет иного в мирозданьи,
Для акулы и пираньи,
Для святых, чертей, людей,
Джиннов, ангелов, микробов,
Дипломатов, хлеборобов –
Для творений всех мастей.
Бог — Прощающ, Милосерд…
Каталунья ль, Манцикерт…

Русские входят в Саид-юрт, муриды идут туда и разбивают врага

V ̅ MMMCDXLIV / 8 444
Шаг за шагом в Дагестан
Стал Хункáр наш углубляться,
Что обычным станет Стан –
Коль точнее — возвращаться…
Ворог в Саид-юрт вошёл –
Полетит мурид-орёл,
Чтобы с русскими там биться,
Бога милости добиться.
Галафеева разбил,
Генерала что шагает –
Много русских убивает,
В бегство тоже обратил.
Русский там писал иначе,
Видно, видимо тем паче.
V ̅ MMMCDXLV / 8 445
Разночтенье — неизбежно.
Где-то — чтобы правду скрыть,
Что шагает центробежно,
Чтоб колонией не быть.
Тем не менее, бывает –
Что ошибка западает,
Умысла хоть злого нет,
Знает то святой аскет.
Что от Бога в Боге с нами –
Всё к смирению взывал,
Чтобы зверь не лютовал
И склонился перед Вами.
Мир — закончится. Ну, что ж.
Испытаньем был хорош…

Дочь армянского купца-христианина Анна Уллуханова попадает в плен, принимает Ислам и становится женой Имама Шамиля по имени Шуанат

V ̅ MMMCDXLVI / 8 446
Джаўхарáт так заменили –
Весь народ тогда считал,
Как армянку ту отбили.
Бог Всевышний Сам давал
В жёны нашему Хункáру,
Что и сам под стать был дару.
Граббе взять её хотел –
В Áхуль-гóх что преуспел.
Уллуханова была,
Что Ислам тут принимает,
Парой Боже сочетает,
Вот такие там дела…
Анна стала Шуанат.
Рад я вести этой, рад…

Имам Шамиль совершает круговой обход всех земель, вводя управление среди людей, и возвращается к семье в Старое Дарго

V ̅ MMMCDXLVII / 8 447
До средины той зимы –
В Тысячу Двухсотый Год
С Пятьдесят Шестым, где мы, –
Все владенья обойдёт
Круговым обходом сам,
В Имамате наш Имам.
Управление он вводит,
Что при всём честном народе.
Исправляет недостатки,
Кое-где в набег пошлёт,
Где-то русских отобьёт,
Устраняя неполадки,
Процветал чтоб Имамат,
Книги так нам говорят.
V ̅ MMMCDXLVIII / 8 448
Так дела там продвигались –
Где администраций ход,
Люди хоть навоевались,
Дальше всё войной идёт.
Но и жить ведь людям надо –
Где мирской воды ограда,
Чтобы сеять, в поле жать,
А не только воевать…
Ведь война, коль безысходна,
Не поделать там уже
Ничего на вираже.
Но, порою, — и свободна…
Муж святой не хочет всё же
Всей войны, Великий Боже…

Муриды берут Гельбах в 3-й раз

V ̅ MMMCDXLIX / 8 449
Гельбахцы — в село вернулись
И отстроили его,
Укрепленьями взметнулись,
В башнях — более того.
Чтобы натиск удержать,
Долго с нами воевать.
Но — муриды сокрушали,
То селенье снова взяли,
Успокоили людей,
В общем, дело улеглось,
В пору мягко обошлось –
Богу всё всегда видней.
Хоть война по расписанью –
Миру той же глухоманью.
V ̅ MMMCDL / 8 450
Как — с Пророком дело было:
За волною там — волна…
Вера та не укрепила
В сердце мрачном стремена…
Потому там мягкость в деле,
Хоть и пули долетели.
И летят, порой, не раз,
Где в миру лихой Кавказ.
Чтобы — веру укрепить
Воевать пришлось Хункáру,
Что под стать Али, Умару,
Чтобы миру оценить:
Что же сделал нам Имам
Укрепить в сердцах Ислам…

Войска Имама идут в Насирин (Назрань)

V ̅ MMMCDLI / 8 451
С Гельбаха — в Назрань пошёл,
Где нелёгким дело стало:
Хитрость люд там приобрёл,
Хитрецов хотя немало.
Их селенья сжёг Имам,
Чтоб яснее мне и Вам,
Ведь заранье известил
Их Хункáр. Народ забыл?
Всё оттяжкой дней там жили –
На Имама нападают,
Всё открыто проявляют…
В крепости тогда укрыли
Семьи все, своих детей,
Все пожитки поскорей.
V ̅ MMMCDLII / 8 452
Фланг Имама там — просел…
Наступленья, что ль, не ждали
Средь войны обычных дел?
Или хитрость не встречали?..
Так с назранцами сразились,
Этой битвой отличились –
В крепость всех тогда загнали,
Как нам в книге рассказали.
Что ж, не всё легко даётся –
Где-то — в чёт, а где — в нечёт,
Бога Волей всё течёт,
Року всё там придаётся,
Чтобы в мире усмирить,
Суть людей определить…

Русские входят в Чиркей и строят там крепость

V ̅ MMMCDLIII / 8 453
В ярость наш Имам пришёл –
Что Чиркей тогда отдали.
Враг в селение вошёл –
А наибы опоздали.
Байсулав Андийский был,
Коего Имам казнил.
Каратинский был Галцáб,
Смерти что искал сабáб.
Шугъайыбу там досталось,
Коего Имам сместит,
Хоть и был тот знаменит.
За Галцáбом тем же «малость» –
На восстанье подбивал:
В Кванаду, Гидатль писал.
V ̅ MMMCDLIV / 8 454
Так, к андийцам шёл Имам.
Рамазан Андийский встретил
Там в пути Хункáра сам,
На вопросы все ответил –
И в Андú он всех завёл
Без войны, таков орёл.
Газияв Андийский тут
Стал наибом — люди чтут.
А с казной Галцаб бежал,
И поймать его не смогут,
Книги знанием помогут,
Чтобы всякий дело знал.
Вслед Чиркея был Аух
Русским целью, скачет слух.

Неудачное нападение русских войск на Аух

V ̅ MMMCDLV / 8 455
Был в Андú Шамиль Имам –
Русские в Аýх вступают.
Славой вечной Небесам,
Сотней славною влетают
Там муриды в тот аул –
Страха сильный будет стул.
Ночью русские хотят
Убежать, в чём известят.
Но Джамал Чиркейский тут
До утра уговорил
Подождать и остудил,
Утром все и убегут.
Как же все его боялись,
Что от страха разбежались…
V ̅ MMMCDLVI / 8 456
Хéйбой сокрушал Имам –
Перед Богом в мир величьем.
Кто не видел это сам,
Будет вновь страдать двуличьем.
Зверь, святых что повидал,
Это дело точно знал –
Там сиянье изойдёт
С их лица, познай, народ.
Лишь несчастный не увидит –
Остальным же всё вдомёк,
Очень там простой урок,
Лишь глупец себя обидит.
Рифму эту я забыл,
Боже в Стан сей разместил…

Муриды под командованием кадия Абу Бакра Аргванийского берут Унцукуль, Балахани и Гимри

V ̅ MMMCDLVII / 8 457
Всей Аварией владеть
Стратегическим владеньем,
Нужно в этом преуспеть
В той войне всепоученьем.
Хоть Имам сам болен был,
Абу Бакра снарядил:
Ночью в Унцукýль войдут,
Всё тахлúлем ясно тут –
Ля иляха илля Ллах
Над Унцýкулем летит,
Лицемер там убежит,
Голову что прячет в прах.
Остальные оставались,
Шариатом размягчались.
V ̅ MMMCDLVIII / 8 458
И Гимри с Балахани
Тоже делу подчинились,
Стали смирными они,
Все обиды позабылись.
Но не всё там просто так –
Дел хоть было на пятак,
Всё сомнениями стало,
Власть наиба развращала?
В общем, там народ восстал –
Русских в Унцукýль зовут,
Что построят крепость тут,
Унцукýлец снова стал
С русскими в войне дружить,
Чтоб с Имамом им не быть…

1 257-й Год Хиджры
Year 1257 after the Hijra of the Prophet
Javadhan conquers Kuyad
Джавадхан покоряет Куяд

V ̅ MMMCDLIX / 8 459
Кебед-Мухаммáд приходит
До Хункáра из Телéтля,
Этой осенью он просит
Выйти всем в поход немедля,
Чтобы край его открыть
Для Ислама, озарить.
И соседей чтобы взяли,
К Шариату приобщали.
Нур-Мухáммад из Инхо
Тоже в этом деле будет,
Что с людьми туда прибудет.
И сойдут за своего
Там андийцы. Джавадхан
Всех ведёт, такой был план.
V ̅ MMMCDLX / 8 460
Что — удался. Захватили
Куядý, хоть был там бой.
Очень многих перебили
Наказания киркой.
Так — Ханáв Слепой сказал
Куядúнский, дело знал.
Наказанье было нужно
Людям там, не в ромб окружно…
Вот его — и получали,
Раз, мудрец так говорит,
Знает что, младой пиит…
Лишь бы пользою восстали…
В общем, Куядá у нас,
Слышал это весь Кавказ…

1 258-й Год Хиджры
Year 1258 after the Hijra of the Prophet
Sheikh Shamil smashes the Russians near the village of Choh and takes Sogratl
Imam takes Kazikumukh for the 1st time
Murids beat Russians in the village of Golotl
The second battle in Kazikumukh
Russian troops are advancing on Dargo in order to capture the family of Sheikh Shamil
Naib Shu’aib secretly sends the Imam’s family to Andi and meets enemies
The murids defeat and take to flight 12 infantry battalions and 350 cossacks with the support of 24 guns and a company of sappers of Lieutenant General Grabbe at the villages of Belgatoy and Gordali, and then surround them
The answer of Naib Shu’aib to the stinging message of Count Grabbe
Warriors of the Imam again defeat and put to flight General Grabbe, who attacked Igali
Шейх Шамиль разбивает русских у селения Чох и берёт Согратль

V ̅ MMMCDLXI / 8 461
На войне затишье, что ли?
Или в знании пробел
Был моём в земной юдоли?
Всё Стрелою зверь летел
Что из Лука отправлял
Сам Хайдар, про то сказал.
Всё Хункáру там под стать,
Стана в мире благодать,
Чтобы строфы не устали,
За Имамом чтобы шли,
Ожиданья превзошли…
Пусть, и мы не ожидали
Всей красы там Бриллианта
Вслед отсутствия таланта…
V ̅ MMMCDLXII / 8 462
Отступленья стороной,
Перегруппировкой взяла,
Ударенья под луной
Что без устали мешала –
Необычные стихи
До чего, порой, лихи…
Что и — классикам под стать,
Чтобы охать и вздыхать.
Так легко стрелою птица
Окруженья покидала,
В мире этом возжелала,
[В Боге писана Страница],
Чтоб с Имамом дальше биться
И Исламу пригодиться.
V ̅ MMMCDLXIII / 8 463
Непонятное стеченье
Хоть меня и уносило,
Мира был лишён влеченья,
Хоть немалая там сила,
Чтобы нафсом угнетать –
Битвой Духа воевать.
Отвлекаться будет надо
Мармеладом Шоколада.
Ты прости меня, читатель,
Что Исламом увлечён:
Здесь — Поэзии Закон,
Чтобы понял Обыватель…
Вот такие здесь дела,
Так дорожка и вела…
V ̅ MMMCDLXIV / 8 464
… Исмаил — из Чóха был,
Гъáус Сакъалéйн Великий,
Шейх Саид так говорил,
В Боге знаньем солнцеликий:
Что Пророка видел он –
В Теле. Очень был силён
Тот святой, понятно дело,
Милость Бога там пригрела,
Весть Танбúхом долетела,
Шейх Саида что воспело,
Стана строй опять задело…
Вот в его село пришёл
Сам Имам, цвести чтоб Розе,
Всё стихами или в прозе,
Каждый чтоб себя нашёл.
К той войне опять вернёмся,
За Имамов в бой ворвёмся.
V ̅ MMMCDLXV / 8 465
Дело было то зимой,
В самом что её конце,
В этом мире под луной,
На Божественном Крыльце
Дело мира всё решалось
И святыми воплощалось…
Чтоб мустáшрикъ удавился,
Что без меры делу злился?
Больше трогать не велели
Зверю всех востоковедов,
Среди завтраков-обедов
И на ужин их не ели.
Мы проехали пути,
Где уже их не найти…
V ̅ MMMCDLXVI / 8 466
С Чóха — вглубь страны идёт
Русский всё войной солдат,
Что приказами живёт,
Коим сам, порой, не рад.
Но — корона приказала,
Что в Кавказе воевала,
Ведь экспансии порядки –
Стали всем обычней грядки.
Что поделать — времена,
Такова вся жизнь у мира,
Где завоеванья лира –
Золотая сторона,
Что приятна так и сладка,
Но потребует задатка.
V ̅ MMMCDLXVII / 8 467
Днём и ночью шёл мурид.
Голотлúнскую рекý
В брод пройти им предстоит,
Не проскочишь на скаку.
Пушки с берега палят –
Не остановить ребят,
Что Ислама львы по праву,
Не берёзами в дубраву.
С юга шёл войсками враг –
Вести эти услыхал
И от страха убежал,
Всех Хункáр пугает так…
Вам про то уж говорили,
Хéйбой дело прояснили…
V ̅ MMMCDLXVIII / 8 468
Шариат чтобы ввели
Всем Хункáр там приказал,
Чóхцы то понять смогли,
Бог Всевышний помогал.
Так же — и Согратль взяли,
К Шариату обязали.
Кадий, кадия что сын,
Был в Согратле господин –
Сам сбежал в Казикумух.
И в Телéтль нам дорога,
Но решала Воля Бога –
Здесь дошёл до нас тот слух:
Шейх Джамалуддин зовёт
Взять Казикумух в тот год.

Имам берёт Казикумух в 1-й раз

V ̅ MMMCDLXIX / 8 469
Был рисóрец там для дела –
Весть Имаму он несёт,
Может, Небо так хотело?..
Тем — Казикумух возьмёт.
Хоть — не звал Джамалуддин,
Шейх святой и господин,
Домочадец у Пророка,
Благосклонность наша рока…
В плен двух русских там берут –
Подполковник Снаксарёв,
Знает всякий кто таков –
Весь Самура округ тут
В подчиненьи находился,
Подполковник утвердился.
V ̅ MMMCDLXX / 8 470
А второй — Орбелиани,
Что грузинский будет князь,
Чтобы знали мусульмане,
Какова судьбою вязь.
Многих там Имам — казнил,
Кто делами заслужил.
Но простил уже другого,
Хоть делами там основа
И похуже быть могла.
Всё Аллах опять решал,
Что прощение внушал
И вершил Свои Дела,
Мудрым Делом мирозданья,
Что достойно всепризнанья…

Муриды разбивают русских в селении Голотль

V ̅ MMMCDLXXI / 8 471
Был ыйыкъ в Казикумухе,
[Что неделей тюрков звать,
И приятно в чьём-то слухе,
Чтобы к вере тем склонять],
Наш Имам. Враг наступает
И Голотлю угрожает.
Сам Кебед-Мухáммад тут
Вёл муридов — всё сметут:
Много русских там убили,
Остальные впали в бегство,
Не войны лихой кокетство,
Книги тоже не забыли.
Враг ушёл — как и пришёл,
Смерть и бегство там нашёл.
V ̅ MMMCDLXXII / 8 472
Сам Имам — в Хунзáх поднялся,
С ним пошёл Хаджи-Мурад,
Мухаджúром что узнался,
Стал теперь мурид и брат.
Но значительных событий
Иль стратегии открытий
В том Хунзáхе не случилось,
Летопись остановилась.
Тоже в жизни так бывает.
Слава Богу — не война,
Разрушеньем что сильна,
Лишь маньяк там «отдыхает».
«Зайцу — курево оно»,
В детстве видел кто кино.

Второе сражение в Казикумухе

V ̅ MMMCDLXXIII / 8 473
Наш Имам — не воевал,
Если кто понять не смог.
Волю Бога исполнял,
Так велел ему Пророк.
Смерти тем и не страшится.
Не видны маньячьи лица –
Что за смертью не ходили,
Кровушку людскую пили.
Это — чётко различай,
Тех уловок сторонись,
«Философий» клинопись –
В Ад дорогой, избегай,
Коль ума не был лишён –
Чтоб глупцом не стал смешон.
V ̅ MMMCDLXXIV / 8 474
Стал Яхъя, Тахира сын,
В тот Казикумух наибом,
Полноправный властелин,
Бог давал ему насыбом.
Русский в Кивидú вошёл,
Ханов где бывал престол –
Верх того Казикумуха,
Ханского что будет духа.
И наиб Яхъя сбежал, –
Хитростью опять всё стало,
Чтоб Имама донимало –
И людей с собой забрал:
Русский шёл уже в Дарго,
Не найдёт там ничего.
V ̅ MMMCDLXXV / 8 475
Ведь семья Имама — там.
Всё манёвром отвлеченья.
Понял дело то Имам,
Не сварить врагам варенья.
Унчукáтлинцев реку,
Полноводную в бегу,
Войском сразу перешёл,
Хýри — Хурукра прошёл.
Русский пушками палил –
Елису что возглавлял,
Даниял-султан попал
В сети, где Хункáр хитрил:
Дескать, в Елису пойдёт,
Знамя веры там воткнёт.
V ̅ MMMCDLXXVI / 8 476
Мы — Казикумух отдали,
В общем дело описать.
Там муриды отступали,
Где глаголом стал «бежать».
Три учёных в плен идут –
Позже выкупом вернут.
Граббе шёл уже в Дарго,
И хватило нам того,
Чтоб в Ичкерию лететь –
Там и битва приближалась,
Славой что великой сталась,
Чтобы Áхуль-гóх стереть:
Граф кичливым оказался,
Бегством вслед того спасался…

Русские войска наступают на Дарго с целью захватить семью шейха Шамиля

V ̅ MMMCDLXXVII / 8 477
Сквозь Ичкерию — в Дарго.
Где семья Имама в мире.
Войска много у него,
Не пройдёт что майной вире.
Уиляята Два там в деле,
Биться будут на пределе –
И в одном там Шугъайыб,
Что известнейший наиб,
Уллубий, наиб Аýха –
Между двух пролезть хотел
Граббе-граф. И — пожалел,
Весть землёю полнит ухо:
Как оттуда граф бежал,
Как Аллах ему воздал.

Наиб Шугъайыб тайно отправляет семью Имама в Анди и встречает врагов

V ̅ MMMCDLXXVIII / 8 478
Тайно всех переселил
Шугъайыб в Андú храбрец,
Всю семью он сохранил,
Вот такой был удалец:
Даже ложки не оставит
Он врагу, Аллах там Правит,
От Имамовой семьи,
О Аллах, им помоги…
Если враг стал ближе там –
Люди дом его сожгут,
Что Имамовским почтут,
Не достанется врагам.
И — к войне готов он яро,
Силой всей в степи пожара…
V ̅ MMMCDLXXIX / 8 479
И блефует в полный рост –
Шага русский там не ступит,
Всех отправит на погост,
А Аллах потом рассудит:
Коли могут — пусть убьют,
Кровь его пускай прольют
Каплей в каплю, и тогда
Труп топтать их череда.
Но — усилья предпринял,
Чтоб семью всю оградить,
Мерами войны там быть,
Как Вам выше и сказал.
В общем, будет там война,
Горцам славою она…

Муриды разбивают и обращают в бегство 12 батальонов пехоты и 350 казаков при поддержке 24 пушек и роты сапёров генерал-лейтенанта Граббе у селений Белгатой и Гордали, а затем окружают их

V ̅ MMMCDLXXX / 8 480
Графа ведь — предупреждали:
Будет форменный разгром,
Силу кто Имама знали,
В уиляятах тех силён.
Хусаййль Муса Аксайский
Дал совет, по праву царский,
Но не слушал граф его
Для злосчастья своего:
«Всадники — подобны львам,
Храбрецы полны отвагой,
Не ходи туда ватагой,
Трупы воинов ты сам
Там оставишь в корм собакам
И волкам». Хватило знаком.
V ̅ MMMCDLXXXI / 8 481
И на третий день — вокруг
С Четырёх Сторон муриды,
Нападеньем станет круг,
В смерти что страну все гиды…
Два наиба будут там –
Говорили уже Вам.
Будут там ещё андийцы,
Русских воинов кровопийцы.
Джавадхана заместитель,
Что Сухéйбом знал народ,
Тоже в битву всех ведёт.
Джавадхан же управитель
Ранен после стал в бою,
Смерть нашёл затем свою…
V ̅ MMMCDLXXXII / 8 482
К Белгатою враг бежит
С Гордали — не уцелеет,
Всюду их найдёт мурид,
Смертным боем не жалеет.
И, в итоге, — побежали,
Беспорядком отступали.
Их мурид всё окружает,
Группами уничтожает.
И — в котёл — что на три дня
Армия тогда попала,
Там стонал тот граф немало,
Не чинаром в мире пня.
В общем, кое-как отбились,
Восвояси возвратились.
V ̅ MMMCDLXXXIII / 8 483
Было много там добычи,
Пушки две мы тоже взяли.
Не набегом наглой дичи
Там врагов поубивали.
Был доволен там Имам,
Что в Дарго вернулся сам –
Шугъайыба награждает,
В Имамате всякий знает:
Аслан-хана знамя им
Он вручит, что отличились,
Лучше, знать, других что бились,
Знамя то теперь за сим
Шугъайыбу доставалось,
Славой ознаменовалось…

Ответ наиба Шугъайыба на язвительное послание графа Граббе

V ̅ MMMCDLXXXIV / 8 484
Был тот граф, видать, зануда –
Гордым слыл в народе всём.
Не признал войны он чуда,
Скажет трижды водоём.
На том свете — разберутся,
Храбрецы откуда льются
В океаны славы битвы,
Правоверия молитвы.
Примечанье* почитай –
Переписку там приводим,
Говорим при всём народе,
Поумней кто — примечай.
Чем за гордость воздавали
Мы не раз уж Вам сказали…

Воины Имама снова разбивают и обращают в бегство генерала Граббе, напавшего на Игали

V ̅ MMMCDLXXXV / 8 485
В Темир-Хан-Шуру вернулся
Граббе вслед того сраженья,
Чтобы скептик ухмыльнулся,
Горечью от пораженья.
Через месяц в Игали
Русские пойти смогли.
Но туда летят Имама
Все орлы, чтобы упрямо
Снова русских убивать,
К отступлению склоняя,
Бегства где опять прямая,
Прямо надо вновь сказать.
То ль фортуна отвернулась
Или гордость вновь загнулась…

1 259-й Год Хиджры
Year 1259 after the Hijra of the Prophet
Imam Shamil sends the messenger Amirhan from Chirkey to the Turks
The prediction of the former Russian captive, taken from their books during their 10-year captivity, that a state will be created in 7 months that will crush Russian power
In the Imamate, guns begin to pour …
Residents of Cheberloy, following the residents of Kazikumukh and Untsukul, refuse Shari’a — the answer of the murids
The conquest of Untsukul for the 3rd time, as predicted by Sheikh Ghazi-Muhammad
Tradition of Sultan Mahmud and his capture of Afghan Ghazna
Warriors of the Imam take Russian fortresses in the villages of Balahani, Moksoh, Tsatanih, Ahalchi and Gotsatl
The tomb dome of Abu Muslim is the only remaining building in Hunzah
Argut (Lieutenant General Argutinsky-Dolgorukov) with the troops goes to the aid of the Hunzah citadel
The advice of one of the Hunzah leaders of Tin-Muhammad Gatsaluhi to Imam is — to destroy all homes in Hunzah and resettle all people until the Russians are expelled from this land
Shu’aib campaign against the inhabitants of the plain
Murids stormed the fortress in Gherghebil and kill all its defenders
Imam Shamil besieges Temir-Khan-Shura
Russians leave the Hunzah
Murids besiege Zirani fortress
The inhabitants of the plain up to Tarki are submissive to the Imam
Imam Shamil sends murids to Tarki to transfer the body of Sheikh Ghazi-Muhammad to Gimri and rebury there
Warriors of the Imam take the fortresses of Yangi-yurt, Zubutl, Miatly and Ghelbah
Имам Шамиль отправляет гонца Амирхана Чиркейского к туркам

V ̅ MMMCDLXXXVI / 8 486
Политический союз
Тот тогда — не состоялся.
От Османов будет юз,
Помощью что не добрался.
И не чтоб Имам просил –
Чашу верности склонил.
Турок правит ведь Исламом
Вслед арабов дальним странам.
Вот — к нему и обратился.
Ибрахим-паша сказал,
Чтоб гонцов к нему прислал,
Чтобы к туркам обратился
Был султан — Абдуль-Маджид,
За империей следит…
V ̅ MMMCDLXXXVII / 8 487
Четверых Имам отправил:
Двое вновь там из Чиркея,
Бог что Волей Вечной правил,
От Него и вся затея.
Шейха с Амирханом — знаем,
Станы выше полистаем.
Был Муса Балахани,
Все известные они.
Был ещё хаджи Иджа.
Вчетвером уходят в путь.
Лишь один дошёл, в чём суть,
Скоростью в миру стрижа.
Шейх Египет увидал
И посланье передал.
V ̅ MMMCDLXXXVIII / 8 488
И ответ чтоб ожидать –
Больше полугода срок,
Семи месяцев печать,
Совершить чтоб Хадж он смог.
На пути уже оттуда
Умирает — Бога чудо,
Что Дела Свои вершит,
Знает то младой пиит.
В общем, там — не задалось,
Для чего и как — не спросим,
Ведь не зимушкою осень
В мир доходить на авось.
Значит, было делу надо
Так тогда, и в том ограда.

Предсказание бывшего пленника русских, взятое им из их книг во время 10-летнего плена, о том — что через 7 месяцев будет создано государство, которое сокрушит русское могущество

V ̅ MMMCDLXXXIX / 8 489
Удивительный момент
Мы один упомянём,
Не сказать — эксперимент,
Был я малый водоём.
Предсказанье то — слыхали,
В заголовок что писали.
И в итоге — так случилось,
Примечаньем* подтвердилось.
Расширялась мощь Имама –
Будет строить Имамат,
Книги дело говорят,
На манер того Низама,
Что Халифы у Пророка
В мире ставят… Ой, высоко…

В Имамате начинают отливать пушки…

V ̅ MMMCDXC / 8 490
Артиллерией — война.
Дальше — больше продвигалась…
Силы этой сторона
Всё сильнее миру зналась…
Ибрахим из Унцукýля –
Пушкой здесь, не к месту пуля.
В Хадж без спроса он ушёл.
А в Египте — сон нашёл:
Чтоб вернулся в Дагестан,
Чтоб Имаму помогал.
Сон тот горец забывал.
В Исламбуле снова дан
Сон, что снова поминаньем,
В Дагестан увещеваньем.
V ̅ MMMCDXCI / 8 491
Поселился у Имама,
Чтобы пушки отливать.
Не окольно — только прямо,
Пушкой надо воевать.
Но не сразу всё случилось –
Нелегко там получилось.
Пушку, всё же — мы отлили,
Тем Имаму угодили.
Русский воин, не в плену,
Делу тоже помогал,
Артиллерию что знал,
Нашу принял сторону:
Так от русских там бежали
И Имаму помогали…
V ̅ MMMCDXCII / 8 492
Пушки — крушат крепостя,
В век такой у них сложилось,
Где другие мощностя,
Ударением пробилось.
Ход войны теперь — иной
В этом мире под луной.
Крепостью — не отсидеться,
От врагов не отвертеться.
Порох с ядрами — снесут…
Ход войны переменился,
Тактикой укоренился,
Где стратегию почтут.
Ход войны теперь — иначе,
Жертвами возьмёт тем паче…
V ̅ MMMCDXCIII / 8 493
С тем мириться всем придётся,
Грохот с дымом застилают,
Артиллерии где солнце,
Кинофильмов кадры знают.
С той поры — так завелось.
Дело то им удалось.
Артиллерия чтоб чтилась,
Трудностью хоть не забылась:
Надо всё перевозить,
Много пороха там надо,
Индустрии всё отрада,
Чтоб её вконец развить.
Технология давалась,
Что с годами развивалась…
V ̅ MMMCDXCIV / 8 494
Ничего не сделать там.
Потому шагаем в ногу,
Потому велел Имам
Пушку строить на подмогу.
Чтобы радости не знал
Враг — Имам де проиграл,
Пушку что не смог отлить.
Радости такой — не быть.
Бог Имаму помогает,
Хоть и трудности даёт,
Рангом Рая обретёт,
Кто в миру опять страдает.
Потому страдал Пророк –
Больше всех любил ведь Бог…
V ̅ MMMCDXCV / 8 495
И страданий будет — больше.
И Хункáру их хватает…
Что страдал намного дольше
Всех страдальцев, коих знает
На Кавказе вся земля
Вслед Имама Шамиля.
Да и до, пожалуй, тоже
Смело мне сказать тут гоже.
Да и — в мире… Чтоб о том
Можно смело мне сказать,
Все сомнения сметать,
Будь я трижды водоём,
Ранг Достойнейший Имама
Знает Мира Панорама…
V ̅ MMMCDXCVI / 8 496
Милосердный Бог давал
Сам Имаму те страданья,
Чтобы наш Имам страдал –
Частью строгой мирозданья:
Все Великие идут
Той дорогой — только тут
Этот Путь… Иного — нету.
Не скажу про то аскету,
Что — страдания не знал.
В келье что всегда молился,
Трудностей всех сторонился,
В ту Дорогу — не попал.
Но Пророки были все –
Только там, косить косе…
V ̅ MMMCDXCVII / 8 497
Где — войною, где-то — знаньем,
Где-то чем-нибудь ещё,
Необычным, пусть, страданьем
Достигалось забытьё
Мира этого и жизни –
У судьбы был нрав капризный?
Нет, ничуть. Таков устой,
Не подходит здесь другой.
Что Имам — и показал,
Что был создан для войны,
Знают все её сыны,
Кто на свете воевал
В век любой, любое место –
Каково войны уж тесто…
V ̅ MMMCDXCVIII / 8 498
Чёрный хлеб солдатский тут,
Офицер что не видал,
Ночью в холод что жуют,
И не всяк его едал.
Многих — голодом морило,
Тоже у войны вся сила.
Человека испытать,
Печью доменною стать,
Чтобы выплавить — булат…
Что немногим удавалось,
Хоть претензиями сталось,
На войне не всяк — солдат…
«Настоящих буйных мало»,
Песня молодости знала…
V ̅ MMMCDXCIX / 8 499
Не от речи отклонились –
Размышления пришли,
В иже что мы углубились,
Вот такое селяви…
Чтобы дальше нам шагать,
Сóд для Бога завершать,
Хоть и много Станов ждёт,
Даст Аллах, само идёт,
Без усилий и волнений,
Мáдад в деле Бог давал,
Сам посылки отправлял,
И не нужен даже «гений».
Писарь будь — делов всего,
Ведь хватило же того…
V ̅ MMMD / 8 500
По Пятьсот пошёл отсчёт…
Что-то я не понимаю.
Малый в деле что поймёт,
Потому и пролетаю
В этот раз над Эльдорадо,
Приготовиться коль надо
К воплощению Пути,
Предстоит что вдаль идти.
И приятным одолею
Тернии в Пути опять,
Хоть и терний не видать,
И найти их не сумею.
Милость Бога прибывала.
Всё Его любовь давала…
V ̅ MMMDI / 8 501
Понемногу, отдыхая,
Дело двигалось вперёд,
Лень свою превозмогая
Помаленьку зверь идёт.
Чтоб — Пророку угодить,
Целью этой в мире быть.
Чтобы Сóд в душе расцвёл,
Угодил в свой ледокол.
Чтобы — льды крушить любые,
Чтобы сердце оживлять
Иль — сердца, чтоб умножать,
Где «константами» иные
Попытались всё менять –
Не дадим. Така Печать…
V ̅ MMMDII / 8 502
Что ж, такая незадача
В мире этом приключилась,
Где сменилась передача
И турбинами раскрылась…
Кто такое ожидал?
Уж не я, как есть сказал.
Чтоб зайти сюда далече,
Избежав диктата вече,
Чтоб — идти как оно есть,
Никуда не отвлекаясь,
Ни о чём не зарекаясь,
Различая пух и жесть,
Что — сомнений быть не может –
В мире делу всем поможет.
V ̅ MMMDIII / 8 503
Чтобы — топать. Достигать.
Что Аллах и предписал,
Верой дело постигать,
А не как там Бог послал
На душу в миру лихую,
Что в потёмках зачастую…
Потому так важен Сóд –
Всё здесь ищущий найдёт.
Мне б — найти. Ныряльщик хренов,
Что-то часто я дремав,
Видимо, в миру устав,
Настоявшись у мартенов,
Выпекая сталь-булат,
Что Дамасским люди чтят…
V ̅ MMMDIV / 8 504
А другой булат зачем?
Лишь — Дамасского — он краю,
В извлеченье чьих-то тем,
Не по темам тем шагаю,
Тавтологии страшась
Не ходил авосем в ась.
Но и скуки избегал,
Академий не кончал.
Как — Али, Умар, Усман,
Абу Бакром начиная,
Всё Пророка Составная,
Где — Познанья Караван…
До него бы нам добраться,
Чтоб Мужами мира статься…
V ̅ MMMDV / 8 505
Здесь готов — Тумéн Имама –
Десять Тысяч Сóда Строк,
Развернулась Панорама,
Чтоб Доволен был Пророк…
Чтобы в мире нам резвиться
И Живой Воды напиться
От бессчётных Жемчугов
У Аллаха, коль таков
Стал уж Стан у Сóда Богом…
Чтоб — желанья исполнять,
Нафса где уж не видать,
Очутившись за Порогом…
За Великим коль идёшь –
Салауáт опять прочтёшь…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.

Чеберлоевцы, вслед за казикумухцами и унцукульцами, отказываются от Шариата — ответ муридов

V ̅ MMMDVI / 8 506
Что ж — Казикумýху, вслед
Унцукýлю — дело стало…
Чеберлоевцев ответ —
Словно их и не бывало…
«Шамилёвский Шариат
Был в бурдюк завязан»*, брат…
Трижды их Имам просил,
Столько силы приложил…
Видно — слабыми считают,
Раз, их просят под луной,
В мире был народ такой,
Что за силой обретают
Почитание к делам —
Взял войной народ Имам**…
V ̅ MMMDVII / 8 507
Шариат — ведь Бога был…
Не Имама Шамиля.
Тот народ про то забыл?..
Усмехалась «вся земля» ?..
Что — над Богом «потешалась» ?..
С шутниками что там сталось?
Всё в крови там утопили,
Книги дела не забыли.
Бог тот ход определил
Лицемерам «на забаву»,
Не дадут что хода Праву,
Что Сам Бог нам и вменил.
Этот или мир другой —
Будет в том расчёт лихой…

Покорение Унцукуля в 3-й раз, как и предсказал шейх Гъази-Мухаммад

V ̅ MMMDVIII / 8 508
Вот где стены зашатались
Лицемеров — пусть, в Чечне,
В Дагестан, пусть, прописались,
Пусть, в Кавказа стороне…
Силой обладал Имам,
В радость нам, на зло врагам.
Чтобы люди увидали –
Лицемеры задрожали.
И в Пророка времена
Видим мы такой расклад,
Где деньгою мира свят
Был «святоша» в стремена:
Всё Великих «научить»
Что хотят — и битым быть.
V ̅ MMMDIX / 8 509
Очень жёстко подавил
Чеберлоевцев Имам,
В Примечаньях углубил,
Разгрузить чтоб выше Стан…
Та пилюля, что горька –
Здесь сошла за игрока:
Фильтром всё определилось –
Лицемерие забилось
С перепугу в те норы,
Что сидело мягко, долго,
В ожиданьи мрака толка,
Слабым стал что в те поры…
Так Имам всё сокрушает
И победами шагает…
V ̅ MMMDX / 8 510
В Тлóхе был Хадж-Мурад
Как наиб того селенья,
Что с окрестностями, брат,
Не для уз увеселенья:
Всё дождями смыто было,
Мост один лишь не сносило.
Люди звали на войну,
Чтоб нарушить тишину.
Хоть Имам и не хотел:
Тысячу всего зарядов,
Артиллерии обрядов,
Что в запасе он имел.
Люди к битве настояли,
Тем муриды зашагали…
V ̅ MMMDXI / 8 511
Сон увидел Амирхан
Истихáру что тянул,
Примечаньем* станет Стан,
Увеличив тот посул,
Что вся книга нам давала –
Воля Бога диктовала
Чрез Имам Шамиля,
Чтобы знала вся земля…
Потому и Примечаньем
В том Наджúбе и берём,
Что Десятым в мир почтём,
Баракáта притязаньем:
Раз, Имам сам говорил –
Точку жирную влепил…
V ̅ MMMDXII / 8 512
Вести войско обгоняет –
Так сильны муриды ходом,
Весь народ вокруг не знает
Кто зачем куда с походом.
Игалúнская равнина,
Здесь приблизится картина –
От Хунзаха будет весть,
Начинать с него им в честь.
С середины начинать?
Можно, с краю, как обычно,
Людям тоже так привычно –
До Унцýкуля шагать:
Так гумбетовцы идут
И чиркейцы тоже тут.
V ̅ MMMDXIII / 8 513
Стража дело то проспала,
Незаметен стал наш ход,
Что Унцýкуль охраняла,
Так муриды шли вперёд.
Сотня из селенья вышла –
Но не с ними битвы дышло:
Все — разбиты, убежали,
Хутор укрепленьем взяли,
Подкрепленья русских ждут.
Части, что передовые,
У Имама есть такие,
С Харачú уже идут.
Во второй разбиты раз,
Слышал это весь Кавказ.

Предание о султане Махмуде и взятии им афганской Гъазны

V ̅ MMMDXIV / 8 514
Да, султан Махмуд — силён…
Ведь Семнадцать Раз ходил
В Индию, склонив в поклон,
Никого не пощадил.
Без Восьми в Четыре Сот
Годом Хúджры будет счёт –
В первый раз ведёт там бой,
В Четверть Века что длиной…
Захватил Пенджаб, Кашмир,
От Канáўджа в Ганг-реке,
Что Востоком налегке –
Всё экспансией до дыр.
Был Сомнатх там в Запад дан,
Покоряя Индостан…
V ̅ MMMDXV / 8 515
Гуджарáт и много мест
Захватил султан Махмуд,
Что историей невест
Вряд ли кто там помянул.
Гъáзну тоже хочет взять,
Где Афганистана рать.
Вспоминает тот хапáр
В ходе битвы наш Хункáр:
Дождь Кавказа стал обилен,
Войску тяжело идти,
Крепости же впереди,
Пред стихией стал бессилен?
От обилия дождей
Спит вся армия из дней.
V ̅ MMMDXVI / 8 516
… Что же в Гъáзне приключилось?
Был источник в граде том,
В том источнике открылась
Правда дела в блеске всём.
Если кто туда бросал
Нечистоты — сразу шквал
Всей стихии, разобьёт.
И султан назад идёт.
Битвы хоть и не бывало.
Нечистоты коли там –
Гъáзны не видать врагам,
Правда дела этим стала.
Но Махмуд того не знает,
Бога он и вопрошает.
V ̅ MMMDXVII / 8 517
«Если цель моя — Дунья, –
Чтобы град сей захватить,
[Что от мрака полынья,
Ни к чему так людям жить]:
Мысли Ты мои исправь
И к добру опять направь.
Если же Твой раб стремился –
Воздаяньем укрепился
Ахырáта, чтоб Ислам
Возвышеньем был на свете:
То тогда — все мысли эти
Дай победой в мире нам».
И в суджýд султан пошёл,
Там ответы все нашёл…
V ̅ MMMDXVIII / 8 518
В том земном поклоне спит…
И во сне пришёл такой,
Чтобы знал младой пиит,
Незнакомец с речью той:
«О Сёбук-тегина сын,
[Ясен тот ответ один]:
Тот источник — охраняй,
Нечистотам не давай
Попадать. Коль оградишь:
За старания — награда,
Из грехов твоих ограда
Прощена, [всего-то «лишь»],
И — одобрены дела».
Сном судьба и повела…
V ̅ MMMDXIX / 8 519
Гъáзну — за мгновенье ока
Там султан Махмуд берёт…
Хоть и было то далёко –
Что в Четырёхсотый Год –
Мысли проявило ясно,
Проясненьем громогласно…
К Богу обратясь Имам,
В радость нам, на зло врагам,
Попросил там поясненья…
Если хочет Бог того –
Нам победа от всего,
Что в горах, без промедленья.
Если ж нет — вернёт домой
Провидения Игрой…
V ̅ MMMDXX / 8 520
Слышит — чтение Аята…
Даже не успел уснуть,
Чтобы знали все ребята,
Из того Аята суть:
«Скольких Мы так погубили,
Беззаконием что жили»,
В Сýре Хадж был Сорок Пять
Тот Аят, чтоб прочитать…
Беззаконьем — жил народ,
Что с Имамом воевал,
Шариата не признал,
Против них Имам идёт…
Этого — вполне хватило,
В знаньях — Бога в мире Сила…
V ̅ MMMDXXI / 8 521
Араканцев — разбивают.
Следом русских — что в шесть сот,
Все шесть сотен погибают,
Ни один там не уйдёт.
В Харачú идут — в абзац
Там наиб, что был Галбац –
Русских всех он изгоняет,
Что туда досель шагает.
И селенье это — взяли,
Дальше — крепость ту возьмём,
Нанеся большой урон,
Но и наши погибали*…
В общем, — сдвинулись дела,
Проще коль — вода пошла…

Воины Имама берут русские крепости в селениях Балахани, Моксох, Цатаних, Ахалчи и Гоцатль

V ̅ MMMDXXII / 8 522
Взят — Балаханú, Моксóх.
Жизни людям сохранили.
В Цатанúхе будет вздох –
До последнего убили,
Жёстко крепость та сражалась,
Указанием вся сталась
Императора, чтоб — бились,
Боем пред царём резвились*.
Ахалчú — он вслед берёт,
Что для виду постреляет
И указ тот выполняет.
И Гоцáтль станет тот –
Нашим, хоть недолго бился,
План Аллаха воплотился.
V ̅ MMMDXXIII / 8 523
Много пленных и добычи.
Русский в плен попал солдат,
Соблюдая весь обычай,
Как нам книги говорят –
Стоил десять он шахи,
На войне дела свои,
От обилия в плену,
Что попали в их страну.
Вслед Хунзаху предложил –
Чтоб от русских отделились
И к Исламу возвратились,
Но ответ там прежним был.
Ненависть цветёт к Имаму
Завистью в их диораму…

Купол гробницы Абу Муслима — единственная оставшаяся постройка в Хунзахе

V ̅ MMMDXXIV / 8 524
Абу Мýслим* — был легенда,
В Дагестан гремит молва,
Мощной тяжестью контента
Правда бьёт, что и права…
Абу Мýслим был правитель,
Дагестана покоритель –
Шариат установил,
Как уж Вам я говорил.
Станет вскоре наш Хунзах,
Как Аллах тому велел,
Волей вечною хотел,
Всё решает лишь Аллах.
Что же делать, как там быть –
Как Хунзах тот излечить?..
V ̅ MMMDXXV / 8 525
Загалав Хваршинский есть,
Что известен как учёный,
И совету в деле честь,
Что обряд у нас законный.
Кто совета не спросил –
Много, может, упустил.
Хочет весь Хунзах Имам
Расселить — что делать нам?
И учёный — согласился,
Ранее хоть против был,
Что муáллиф не забыл,
Богом ход весь упростился.
Всё ж, Имам собрал людей –
Где учёный, корифей…
V ̅ MMMDXXVI / 8 526
В общем, принято решенье:
Весь Хунзах — переселить.
Что врагам на отвращенье,
Всё войной хотят что быть.
Всё селенье разрушали
Жители, им помогали
И муриды в деле том.
Купол уцелеет в нём
От гробницы лишь араба,
Что прославлен был в мирах,
В Дагестан привёл Аллах
Проявлением Сабáба:
Средством Веру укрепляет,
Шариатом жизнь внедряет.
V ̅ MMMDXXVII / 8 527
Десять что Веков — назад.
Сам правитель жил в Хунзахе,
Как нам книги говорят,
Не на шаг ходил в фарсахе
По землице под луной,
Был араб в войне герой.
Лишь его и сохранили
Купол, чтобы не забыли.
В общем, был Хунзах разрушен.
Оставалась цитадель,
Хоть и пал там горный эль,
И рассказ не будет скучен –
Чтобы цитадель спасти
Русский воин уж в пути.

Аргут (генерал-лейтенант Аргутинский-Долгоруков) с войсками идёт на помощь цитадели Хунзаха

V ̅ MMMDXXVIII / 8 528
Крепость русских там большая,
Что уже окружена.
Что известная такая,
Хоть в горах и не одна.
Шёл Аргут своих спасать,
Горцам так что величать.
А в Чалдý мурид идёт
Для сражения вперёд.
Но Аргута мощь сильнее,
Вот мурид и отступил.
До Гоцатля доходил
Уж земли там враг. Виднее
Всё совету там опять,
Про войну ему решать.
V ̅ MMMDXXIX / 8 529
Предложили так Имаму –
Взяв трофеи, отступить.
Проясняя панораму –
Перегруппировкой быть.
Но Имам наш отказался*,
И на бой мурид собрался.
В Танусú завалы строят,
В ожиданьи жара боя.
Русских там мы оттеснили –
Шугъайыб-наиб конём,
Кавалерией идём,
Пушки много покосили.
В Гиничутле русский встал,
Вслед той битве отступал.

Совет одного из хунзахских предводителей Тина-Мухаммада Гацалухского Имаму — разрушить все жилища в Хунзахе и переселить всех людей, пока русские не будут изгнаны из этой земли

V ̅ MMMDXXXI / 8 531
Загалав, великий знаньем,
Воздержал переселять,
Чтобы стало то признаньем –
Русским чтобы не занять
Всё селение пустое.
Вот там мнение какое.
Тина-Мухаммад другой
Дал совет, где всё войной:
«Все дома, что тут — снести,
Сжечь весь хлеб — что сжатым был,
Весь народ — переселил,
С русскими войну вести
До победного конца», –
Вот слова от храбреца.
V ̅ MMMDXXXII / 8 532
Выполнил Хаджи-Мурад
С конницей муридов план,
Сократив войны обряд,
Сокрушая этот стан.
С русскими там бой гудит,
Станет вестью знаменит.
И в Гоцатль уж идут,
Чтобы перерезать тут
Всю подмогу для Хунзаха.
Позже все пойдут домой,
Взяв трофеи той войной,
По велению Аллаха.
Этим битвы избежали,
По домам на отдых встали.
V ̅ MMMDXXXIII / 8 533
В Рамадане десять дней
Уразу держал Имам,
Хоть войною в буре дней
С саблею шагал к врагам.
Но Хаджи-Мурад остался
И в Сиýхе укреплялся.
До победного конца
Или смерти им лица
Биться там и предстоит.
Вот такой он был храбрец,
Дагестанский удалец,
Чтобы знал младой пиит.
Что ж, отвага пригодится,
Из Каўсáра всем напиться…
V ̅ MMMDXXXIV / 8 534
Битва — долгой предстояла
Вслед событий этих лет,
Что аскетов распугала
И сиянья денег нет.
Вслед — Семнадцать им Годин
Воевать, чтоб из мужчин
Каждый мог тем похвалиться
И в элиту мира влиться.
Мало кто — так воевал.
Это скажем всем по праву,
Пусть, не всем оно по нраву,
Знаньем тех — не забывал.
Помнить подвиг старших надо.
Чтоб — не превратиться в стадо.

Поход Шугъайыба против жителей равнины

V ̅ MMMDXXXV / 8 535
Был пока Имам в плато,
Что Хунзахским называют,
Шугъайыб пошёл за то
На равнину — собирает
Он Шестнадцать Тысяч в ряд
Из овец, как говорят.
Вот где жадины прогнулись,
К Шариату повернулись.
Да и силой напугал –
Обращений много стало,
Шариат селенье звало
Так к себе, такой навал.
Что ж, чтоб искренне народ
Был бы в том, что обретёт.

Муриды берут штурмом крепость в Гергебиле и убивают всех её защитников

V ̅ MMMDXXXVI / 8 536
И в Шаўуáль он держит пост,
Рамадану был что вслед,
Нам известен этот мост,
В Битве с Эгом из Побед.
Гергебúль там вслед падёт –
Всех защитников убьёт.
Если крепости сдавали –
Всех в живых мы оставляли.
Царь издал там свой приказ –
Чтоб без боя не сдаваться,
Биться до конца, сражаться.
Станет там коротким сказ –
Или русских так любил,
Иль Имаму в зависть жил…
V ̅ MMMDXXXVII / 8 537
Цудахáр и Акуша
Здесь посланников прислали,
Не сказать чтоб не спеша –
Дело наше признавали.
Из Тарков, Карабудаха
С Акушою не от страха
На «Макаровец» идут
И добычу там возьмут,
Что у русских кораблём.
В Джунгутай идёт Имам,
И про то расскажем Вам,
Ахмад-хана дом сожжём.
Не всегда судьбам давала
Всем врагам — и забирала.

Имам Шамиль осаждает Темир-Хан-Шуру

V ̅ MMMDXXXVIII / 8 538
Состоятельность поэта,
Что был музой вдохновлён,
[Может в мире было где-то,] –
Зверя был не здесь закон:
Мáдад Светом освещал,
Озарения давал,
Не сказать чтобы insight,
Different-ом light-а в bright.
Всё синоним однозначно
Два в одно определяет,
По-другому — не бывает,
Потребленьем равнозначно.
… Потребленье отвергая,
Светом Ас-Сафú шагая…
V ̅ MMMDXXXIX / 8 539
В Казанище шёл Имам,
Во дворце шамхала жил,
Бог решил то дело Сам,
Никого не ущемил.
Рядом — Темир-Хан-Шура,
Начинается игра…
На равнине забираем
Скот и счёт для счёта знаем –
Сорок тысяч из голов,
Четверть чóхцев там была,
Тыщей сверху что слыла,
У войны закон суров.
На Тарки идёт мурид,
Что войною знаменит…
V ̅ MMMDXL / 8 540
Темир-Хан-Шура — в осаде,
И Тарки уже штурмуем,
Вряд ли речью о засаде –
И войной не забалуем.
И Тарки почти уж взяли –
Силою извне шагали
Русские, своих отбить.
Всё равно — не уступить:
Русские бегут оттуда
К морю, где корабль ждёт,
В общем, русский там уйдёт.
Всё войной и в форме чуда.
Так, Тарки уж нам достались,
Крепостями расставались.
V ̅ MMMDXLI / 8 541
Дальше в Бурандúб пойдут,
Где могила Асильдара
Шейха, миром что почтут,
Из Божественного Дара.
Крепость там была — возьмём,
Будь я трижды водоём.
Что сдалась сам без боя,
На войне видал такое
Кто когда-то воевал.
Так, делами продвигаясь
И безмерно укрепляясь,
Всех врагов Имам пугал –
Бог решал Свои Дела,
Тем черешенка цвела…

Русские покидают Хунзах

V ̅ MMMDXLII / 8 542
Перебивки дело зная,
Лирикой стиха цвела,
Сутью дела продвигая,
Бог вершил Его Дела…
В этом мире был — Порядок,
Энтропией разнарядок,
Может, и не видят все
Бриллианты на росе.
Чтобы вновь определиться,
Хоть оно и раньше было,
Может, сердце позабыло,
Чтобы чуждой сторониться
Там идеи целью вновь –
К Одному была любовь.
V ̅ MMMDXLIII / 8 543
Или мир. Иль Рай. Иль Бог.
И другого в мире — нету.
Был тем знаньем вновь я строг,
В назидание аскету,
Что поэта проклинал –
Это дело не признал.
Нас проклятья обходили –
В списках пленных опустили
В Лету наши имена,
Не найти их во вселенной
Ни одной душе надменной
До и впредь во времена.
Что ж, тем лучше — отдохнём,
Водоносом в водоём…
V ̅ MMMDXLIV / 8 544
Гергебúлю вслед качалось
Дело русское в горах,
Всё сомнениями сталось,
Как решил Велик Аллах.
Из Хунзаха им бежать –
Жизни чтоб свои спасать.
Вслед хунзахцы с тыла бьют
И сиухцы будут тут.
Их остатки — в Зирани.
Пушек много там теряют,
Что с собой не укатают,
Вот такие будут дни.
Кто б поверить в этом мог,
Всемогущ Великий Бог.
V ̅ MMMDXLV / 8 545
Из Хунзаха — что оплот
Противления Имаму –
Русский воин что уйдёт,
Разгоняя битвы драму.
Что ж такое приключилось,
Что победами нам сбылось?..
Всё стратегий перевес,
Что политике вразрез.
Скажем, дело непонятно
Кто там с Богом незнаком,
Углубляясь в бурелом,
Людям дело незанятно.
Тлела искорка в горах,
Всех врагов вгоняя в страх…

Муриды осаждают крепость в Зирани

V ̅ MMMDXLVI / 8 546
Шаг За Шагом продолжая
Сей Лирический Раздел,
От делов не убегая,
Лексикой не поредел.
Измышленья не имею,
Не оставлю ту затею –
Языком ожившим плыть,
Правкой дела не грешить,
Коли — Небо присылает,
Почта в деле том исправна,
Энтропия где коварна,
Ничего не оставляет,
Беспорядком правя вновь
Всех систем живое — кровь…
V ̅ MMMDXLVII / 8 547
Зирани Имам возьмёт,
Трудной там осада стала –
Русским он проход даёт,
Войско русских отступало.
Пушек много побросает,
Что Авар Койсу узнает,
И снарядов много там
С порохом, взамен складам.
В общем, дело продвигалось,
Император хоть не ждал,
Силы много что вгонял,
Всё победами не сдалась
На Кавказе та земля –
Дагестан где и Чечня.

Жители равнины вплоть до Тарки покорны Имаму

V ̅ MMMDXLVIII / 8 548
Понемногу приближаясь
Тем — к разгрому Воронцова –
Смыслом дела в суть внедряясь,
Многопланова Основа,
Потому и разгружаем
Мы читателя, ведь знаем –
До конца чтобы дойти,
Нужно свой услюб найти,
Что есть — средство — приближенья,
Отличенья святый знак,
Чтобы в мире живший всяк
И лишённый убежденья
В Ас-Сафú своё нашёл,
Будь он сокол иль орёл.
V ̅ MMMDXLIX / 8 549
Двадцать Три так Дня пробудет
В Казанище наш Имам,
Что врагам весь пыл остудит,
Говорили выше Вам.
Из Чиркея приходили,
Русских в том селеньи били –
Вновь оставили проход,
Тем солдат с тех гор уйдёт.
Крепость русских разрушали,
Что в Чиркее всё стояла,
Радости уже немало,
Ведь чиркейцы побеждали.
Церковь тоже там снесли,
Что враги не унесли.
V ̅ MMMDL / 8 550
Из Гимри уж вслед явились –
Русским там проход дают,
Крепости опять сносились,
Нету русских больше тут.
До Тарков — лишь власть Имама
На равнине, скажем прямо.
Вот такой там парадокс,
Чтоб историй ортодокс
Зашатался неприятьем.
Нам-то что — лишь изложили,
В книгах вести не «сушили»,
Не страдая тем «занятьем».
В Темир-Хан-Шуру бежал
Абу Муслим, что шамхал.
V ̅ MMMDLI / 8 551
Русским помощь там приходит
В план войны со стороны.
Холодами всё находит
В плане матушки-зимы.
В Эрпели мы отступаем,
Перегруппировку знаем.
Чтобы дальше бой вести
И стратегию блюсти.
Не за час иль день, иль два
Там войны дела вершились –
Полтора Десятка бились
Мы так Лет во Времена.
Чтобы враже лучше знал –
Лишь Экватор здесь в запал.

Имам Шамиль отправляет муридов в Тарки, чтобы перенести тело шейха Гъази-Мухаммада в Гимри и перезахоронить там

V ̅ MMMDLII / 8 552
За Великими вослед –
Очень просто мне шагалось:
Блеск величья их Побед –
Блеском их и дело сталось.
Тавтологией греша,
Зверь шагает не спеша,
Много дела впереди,
Даст Аллах, чтобы идти.
Лучше было бы лететь,
Всей дистанция стихия
Отсекалась силой кия,
В лузу чтоб шаром успеть…
Знаю — верная рука
Может быть у игрока…
V ̅ MMMDLIII / 8 553
Шейха — перехоронили.
Как Имам им приказал,
Место то мы не забыли,
Сколько лет в Тарках лежал…
Унцукульский хадж Кебед –
Знает место в дни побед.
И в Гимри уж отнесли,
Мавзолеем вознесли
Первого для нас Хункáра,
Что всё дело начинает
И Три Года битвой знает
Направление удара,
Чтобы враг не расслаблялся –
В Четверть Века битвой вжался…

Воины Имама берут крепости Янги-юрт, Зубутль, Миатлы и Гельбах

V ̅ MMMDLIV / 8 554
Чтоб добраться скоростей,
Что Космическими в деле,
Зверем ждал давно вестей,
Разобравшись на пределе…
Пусть, никто не понимал,
К ним себе я причислял,
Что грешат непониманьем,
Всепрочтеньем и незнаньем.
Формой дела углубившись,
Чтоб незнанье дела скрыть,
Вглубь копать и мельтешить,
Чтоб сверхновой не раскрывшись
Ничего не представлять
В мире точкою над Ъ…
V ̅ MMMDLV / 8 555
Янги-юрт и Гельбах — наши,
Русский сам ушёл оттуда.
Заварилось масло каши
На войне не формой чуда.
Много там чего бросают,
Наш трофей обогащают.
Местных жителей просили,
Очень сильно удивили –
Чтоб муридов подождали,
[Чтоб дошли Имама люди,
Словно сказками о чуде],
Ничего чтоб там не брали.
Только Шамиля Имама
Там трофей, такая драма.
V ̅ MMMDLVI / 8 556
И Зубутль станет наш –
Салатавцы нападают,
В той войне муридов раж,
Крепость эту разрушают,
Что сдалась на суд Имама –
Впечатляет Панорама,
По Низаму Шамиля
Будет суд… Почти, земля,
Что Кавказскою считалась.
Миатлы мы тоже взяли,
Русские опять сбежали,
Крепость эта разрушалась.
В общем, станет наш квартет
Крепостей — уже их нет…
V ̅ MMMDLVII / 8 557
Вот такая там зарядка,
Прорицанием ума,
Для врагов как неполадка,
Отрицания сама
Суть, что гордостью витала –
Где империи начало.
Дескать, всех так разобьют:
Полтора Десятка тут
Лет войны, как Вам сказали,
Чтобы мир подлунный знал
И Имама уважал.
Гордецы не уважали?
Что нам гордых уваженье –
Им от Бога униженье…

1 260-й Год Хиджры
Year 1260 after the Hijra of the Prophet
Murids subjugate Kaitag and Tabasaran
By the order of Sheikh Shamil, Amirhan from Chirkei subordinates Erpely and Karanai
General Kluki von Klugenau captures the Chirkey and burns it
The Imam defeats Russian troops and puts them to flight in the village of Koroda
Муриды подчиняют Кайтаг и Табасаран

V ̅ MMMDLVIII / 8 558
Чтобы к Цели продвигаться,
Разной в мире что бывает,
Много силы нужно, братцы,
Коей много наделяет
Бог рабов Своих всегда,
Искренности где вода.
И плохим её давал,
Равновесье создавал.
Чтоб Игра была в запасе,
Чтоб Великий большим стал,
Энтропию разрушал,
Что теперь не гунном в асе
На конях летит в скаку,
Чтоб сказать Merci Beacoup.
V ̅ MMMDLIX / 8 559
На Кайтаг* лежит дорога,
Вслед за ним — в Табасаран.
И сражений будет много
И победы будут в Стан.
Четырёх наибов взял
Афанди — Имам сказал –
Что Мухáммад аль-Хумú,
Цудахар с собой возьми
Ополченьем с Акушой.
Что и сделал в деле том,
И Кищаб уже возьмём,
Избежавши в деле бой.
Стал Умар Кайтагский тут
Им наибом, люди чтут.
V ̅ MMMDLX / 8 560
Дальше — Маджалúс мы взяли.
Местный феодал Джамав
К русским убежит, где дали
Право выбора из прав.
Подчиняют уиляяты,
Шариатом будут святы,
Кадиев им назначают,
Весь Кайтаг соединяют.
Следом взят Табасаран,
Здесь наиб и кадий будут,
Книги дело не забудут,
Поясняя выше Стан.
Охранял Куру Аргут,
Генерал что русских тут.
V ̅ MMMDLXI / 8 561
И Баршлы теперь у нас,
Резиденция уцмиев
Из Кайтага, чтоб Кавказ
Не шагал тропой «ариев».
Уртамыш ещё мы взяли,
Десять дней там пребывали.
Повернули тем домой,
Чтобы обрести постой.
В общем, был поход удачен –
Кадий где и Шариат
Стал опорой, говорят,
И наиб везде назначен.
Имамат всё расширялся,
Русским что не подчинялся.

По приказу шейха Шамиля Амирхан Чиркейский подчиняет Эрпели и Каранай

V ̅ MMMDLXII / 8 562
Есть Султаны в этом мире,
Дела ход определять,
Всё командой майне-вире,
Судьбы мира воплощать,
Как — Аллах Повелевает,
И иного не бывает.
Потому — и не страдай,
Дело ясно понимай.
И реши себе вопрос –
С кем ты и куда стремился,
Или камнем ты катился.
Зверь был в деле Водонос,
Чтоб от дела не отбиться,
В деле зверем пригодиться…
V ̅ MMMDLXIII / 8 563
Те селенья — нарушали
Слово*, данное Имаму.
Книги дело разъясняли,
Проясняя панораму.
Неспроста поход тот был,
Враже наш чтоб не чернил.
Наши Эрпели возьмут
И сраженье будет тут.
Каранай без боя сдался.
С Темир-Хан-Шуры идёт
Русский воин, битвой бьёт
Там мурид, чтоб возвращался
В Темир-Хан-Шуру отряд,
Так нам книги говорят.

Генерал Клюки фон Клюгенау захватывает Чиркей и сжигает его

V ̅ MMMDLXIV / 8 564
Судьбы мира — непонятны,
Географией кто жил.
Математику занятны,
Хоть её я в деле чтил,
Цифры силу отвергая,
Лирикою не летая,
Сутью что-то где-то там,
След запутал только Вам.
Что ж, в Поэзии то можно –
Раньше Мастера грешили
Этим делом, не забыли?
Потому им было сложно
Солнцем на небе сиять,
Лицемеров освещать…
V ̅ MMMDLXV / 8 565
Больше полугода бой,
[Семью Месяцами счёт],
В этом мире под луной
С русским что Чиркей ведёт.
Что ж, Чиркей давно известен,
С Áхульго что одноместен,
Коему и помогал,
В милость Бога так попал.
До прихода в Казанище
С русским бой тот начинался,
Что разгромом завершался
Нашим, пробивая днище –
Всё враги сожгут селенье,
Битвы той в ожесточенье*…

О битвах русских после возвращения с Áхульго с молодёжью селения Чиркей

V ̅ MMMDLXVI / 8 566
Стих свободный — вот стихия,
Суть у дела проявить,
Хоть сложна перипетия,
Чтоб вдохом вздох сложить.
Ничего не упуская,
Мáдад где опять без края,
Чтобы мир сей сокрушать,
Ничего не оставлять…
Как сам Шах того хотел,
В мире чем и занимался,
В Бухаре обосновался,
До него тот заверь летел,
Чтоб Наджиб Один на Десять
Гирей лицемерью взвесить…
V ̅ MMMDLXVII / 8 567
Русские там всё узнали –
Áхульго кто помогал*.
Тем в Чиркей и зашагали,
Авангардом дела стал
Там трёхтысячный отряд,
Как нам книги говорят.
Молодёжь чиркейцев бьёт
И победу там найдёт.
Много русских там убили
И добычи много тут,
Что войны нелёгкий труд.
Много русских утопили
В той реке на том мосту,
Видно дело за версту.
V ̅ MMMDLXVIII / 8 568
В Темир-Хан-Шуру ушли.
Но чиркейцы вновь напали,
Вновь победу там нашли,
Чаландара в плен там взяли,
Был что русский дипломат,
Прямо книги говорят.
Русский мира захотел,
Так Аллах ему велел –
Чаландара чтоб вернули,
Пушку тоже возвращают,
К перемирию шагают.
Вот такие в деле пули.
Было всё то вслед войне,
В Áхуль-гóха стороне.
V ̅ MMMDLXIX / 8 569
Казус тоже приключился,
Что не специальным стал –
Весь народ вокруг толпился,
Чаландар того не знал:
Думал — много так людей
В том Чиркее в злобу дней.
Люди каждый раз толпились,
В этом деле пригодились:
Думал, много молодёжи,
Соплеменников пугает,
Дескать, столько насчитает.
Пригодилось дело тоже.
Русские там испугались
И от битвы воздержались…

Имам разбивает русские войска и обращает их в бегство в селении Корода

V ̅ MMMDLXX / 8 570
Воронцов уж — недалече,
Что спесивым был в начале,
Колоколом мнил он вече
Сам себя, как сообщали.
Что ж — поплачет вдоволь он,
От Хункáра в тот загон.
Чтоб навеки впредь он знал –
Где Имама был портал,
Где — его… Не забывался.
Не Москва здесь, не Париж.
Он — не сокол и не стриж,
Хоть в войну навоевался
И героем там прослыл,
Что историк не забыл.
V ̅ MMMDLXXI / 8 571
В Акушу* Имам стремился,
Чтобы русских упредить.
Где, однако, оступился –
Не хотят там уходить
Люди. В Цудахар ушёл –
Каждым шагом бой нашёл.
И в Каракадан дорога,
Вслед — Салты, опять где много
Битвы. Русский вслед идёт.
В Короде обосновался,
В битве полностью собрался –
Русских там он разобьёт:
В страхе генерал бежит,
Много жертвы там, пиит…

1 261-й Год Хиджры — разгром и бегство Воронцова
AH 1261 — the defeat of Field Marshal Vorontsov, Viceroy of the Caucasus
By the order of Sheikh Shamil, the Daniyal-sultan takes Choh and burns it
The 19th year of the draft, the 16th year of the war — the Russian emperor is going to take and destroy Andy and Dargo (the capital of Imamat)
Field Marshal Prince Vorontsov, hero of the Patriotic War of 1812, governor of the Caucasus and former commander of the Russian occupation corps in France, is going to quickly conquer Dagestan and Chechnya
Warriors of the Imam attack Vorontsov’s army, forcing them to retreat towards Dargo
The battle in Belgatoy
The 43-thousand-strong group of Russian troops is defeated and flees from Dargo — Ilya Georgian carries an iron chest with Vorontsov on his back, saving the prince
Murids surround Russians in Shamhal-Berdi
13 thousand killed Russian soldiers and officers — the loss of Field Marshal Vorontsov
The story of 5 misfortunes brought to people by Vorontsov
Argut (Lieutenant General Argutinsky-Dolgorukov) also retreats after learning about the failure of Prince Vorontsov’s mission
Imam settles in New Dargo
The marriage of Imam Shamil to Zahida, the daughter of Sheikh Jamaluddin al-Kazikumukhi, in the month of Thu-l-Hijja
По приказу шейха Шамиля Даниял-султан берёт Чох и сжигает его

V ̅ MMMDLXXII / 8 572
Мухаджúром Даниял
Елисуйский станет ране,
Чтобы всяк про это знал,
Чтобы знали мусульмане.
В Кородé соединился
Он с Имамом, не забылся
Для историков тот бой
В этом мире под луной.
Всё к развязке устремилось
Предварительной пока,
Чтобы знал наверняка
Всякий в мире — не забылось:
Как громил врагов Имам,
В радость нам, на зло врагам.
V ̅ MMMDLXXIII / 8 573
Даниял-султан пойдёт
В Чох, заслуженное дело* –
Всё селение сожжёт**,
Воевал наиб умело.
А до этого там был,
Что сказать совсем забыл,
Кебед Мухаммад Телéтля,
Выступает что немедля —
Чохцев не смирил тогда:
Шариат не принимают,
Дело веры отвергают,
Не туда текла вода.
Тут Аргут ещё явился,
Златом очень расщедрился.
V ̅ MMMDLXXIV / 8 574
Чохцев хвалит он без меры,
Чтоб — с Имамом воевали,
Дипломатии примеры
На войне той тоже знали.
И поставит им главу,
Чтоб собрать всю полову.
Строят десять башен там —
Дескать, не войдёт Имам.
В общем, русским подарили
В помыслах уже весь край.
Потому, мурид, шагай…
Землю от врагов отбили,
Хоть нелёгок будет бой*
В Чóха стороне родной…
V ̅ MMMDLXXV / 8 575
В общем, битва — началась…
Перемирье отвергали,
Помощь там извне нашлась —
Цудахарцы наступали
С акушинцами уже,
Что идут на кураже
Чохцам в деле помогать,
Аглар-хана тоже рать
В этом деле пригодилась.
Тем — от мира отказались,
Ранее хоть извивались,
Гордость глупо возгордилась,
Даниял чтобы султан
Сжёг дотла тот караван…
V ̅ MMMDLXXVI / 8 576
В нижней стороне селенья
Даниял-султан засел.
Есть там сила противленья —
Ведь хаджи Муса успел
В том селеньи укрепиться,
За проход наш зацепиться.
Из Инхо хаджи Асам,
Что наиб и бьётся там,
Тоже в деле есть у нас.
Кудалинцев триста тоже
Мунафикам в помощь Боже
Посылает в этот раз.
Так там битва разгоралась,
Восемь дней что продолжалась…
V ̅ MMMDLXXVII / 8 577
Приказал Имам гонцом:
До победы — или смерти.
Не поспорят уж с концом
Мира все что были черти…
Даниял там настоял —
Чтоб устроить там навал.
И враги там — побежали,
Коих много убивали*…
В пятницу — сожгут селенье,
Как учёный говорил,
Примечаньем, кто ценил,
Было раньше уточненье.
Много там добычи взяли,
Что считать давно устали…

19-й год призыва, 16-й год войны — русский император собирается взять и уничтожить Анди и Дарго (столицу Имамата)

V ̅ MMMDLXXVIII / 8 578
Русские — давно устали
От Кавказа и войны.
И посмешищем уж стали
Для Европы всей они –
Исподлобья усмехалась,
Всё политикой там сталось.
Дескать, столько лет война –
Чем Россия тут сильна?
Речи больно задевают –
За ценой не постоят,
Так вопрос они решат,
Что Шестнадцать Лет «решают».
Воронцова снарядили,
Книги дело не забыли.
V ̅ MMMDLXXIX / 8 579
Сорок Тысяч* — многовато?
Кровушкой солдат залить?..
Не простые ведь ребята,
Крепостные, может быть.
Что жалеть: страна — большая,
Все материки сметая.
Бабы новых народят,
Армии таков подряд.
Не солдата ведь носили
В том Железном Сундуке,
Несподручно так руке,
Только князя «не забыли»,
Что в размен — людей пускал.
А его — народ таскал.

Генерал-фельдмаршал князь Воронцов, герой Отечественной войны 1812 года, наместник Кавказа и бывший командир русского оккупационного корпуса во Франции, собирается быстро покорить Дагестан и Чечню

V ̅ MMMDLXXX / 8 580
Войск Оккупационных
Всех во Франции — глава…
Чтоб вестей «сенсационных»
Не летела полова
Вслед хвосту, что то и дело
Всё «сенсацией» летела:
Дескать, горцы как разбили?..
Ведь французам учинили,
Вроде, форменный разгром?
Был герой войны великой,
Что — Отечественной… Сúкъой
В Бога (будем поделом)
Русских разгромил Хункáр, –
В самолюбье их удар…
V ̅ MMMDLXXXI / 8 581
Да, того — не ожидали…
Мощь империи — известна,
Ведь Париж давно уж взяли,
Знают в мире повсеместно.
И не «дядя там недаром,
Помянул Москву пожаром» …
Что-то там «не так» пошло,
Для Хункáра же взошло
Солнце Славы Мировой?.. –
В Áхульго мы в славе были
Мировой, что не забыли,
Хоть не равный был там бой:
Здесь же — победить сумели,
Лица чтоб врагов чернели…
V ̅ MMMDLXXXII / 8 582
Сúкъа в Бога — в Бога Вера,
Сúкъа что биЛлях зовётся,
Здесь Хункáр был для примера,
Мало в мире их найдётся –
Средства мощь где отступала,
Вера средство побеждала,
Хоть неслабые они
Были очень в эти дни…
Ведь фельдмаршалом чтоб стать
Много в деле том усилий
Быть должно, не до бессилий,
Что не стоит забывать.
Не случайно, неспроста
Был разбит. И без хвоста.
V ̅ MMMDLXXXIII / 8 583
Можно крики там представить –
Воронцова как разбили?!
Вслед историю не править,
Хоть не раз её кроили,
Чтоб послаще подсластилось:
«Вспомнить» — где-то, где — «забылось».
Что на думу нас наводит –
Не закат ли там приходит?..
Раз, за пустоту цеплялись,
Выдумкою стали жить,
Переделками грешить,
Небом хоть уведомлялись –
Дескать, время-то прошло,
В чёрно-белое кино.
V ̅ MMMDLXXXIV / 8 584
Чтоб за славу так цепляться?
Судорожно и в симптом?
«Открестившись» «окрыляться»?
Наконец, «забыв о том»?
Мы же — Правду говорили
И арабов не щадили,
Коль от Света отвернулись
И за златом «ломанулись»,
Тем — закончен Халифат…
И царей пора настала,
Что Мулюками прознала
Книга древних, так-то, брат.
Кто кого б как не любил –
Правду чтобы говорил…
V ̅ MMMDLXXXV / 8 585
Если ж — «нету поражений,
Всех всегда во всём сильней»,
Избежим ненужных прений:
Всё Истории — видней,
Что с Заглавной здесь писалась
И с «политикой» не зналась,
Есть такая на земле,
Ас-Сафú в её Стране
Мимоходом проходил,
Раз, Пророк того хотел,
И Хайдар Стрелой летел,
Зверь лишь следом будет мил…
Что Аллах нам предписал –
Строки те и записал…

Воины Имама нападают на армию Воронцова, заставляя отступить в сторону Дарго

V ̅ MMMDLXXXVI / 8 586
На равнине — трудно биться,
Коли в силе уступаешь.
Тем мечтаниям не сбыться,
Это тоже точно знаешь.
Но не спрятавшись в горах,
Где войны лишь дикой страх –
И Кутузов ведь отдал
Там Москву, как Вам сказал.
Выиграл он войну — в итоге,
[И Смоленскую дорогу
Он сжигает понемногу],
Чтоб «утухли» демагоги.
Скифы — так же воевали:
Степи начисто сжигали…
V ̅ MMMDLXXXVII / 8 587
Чтоб захватчика унять –
Все ли средства хороши?..
Трудно это мне понять,
Если понял сам — скажи…
Дагестанец воевал
И Чечню с собой поднял –
Как умеет и как мог,
Как велел Великий Бог.
Есть ещё ведь снаряженье –
Пушки, ружья, остальное –
Что значение большое
На войне, не в утешенье:
Техника — войною взята
И ни в чём не виновата.
V ̅ MMMDLXXXVIII / 8 588
Как же их Имам — «достал»,
Коль наместник возвращён,
[Коим Воронцов и стал,
Пост был раньше упразднён].
Десять Лет — Хункáр один
Вёл войну среди Годин…
Император «заскучает»
Вряд ли там, историк знает.
Как с Европой грешной быть?
Столько лет идёт война,
Безуспешная она.
Как им дело объяснить?
Так и так — не помогало,
Всё войной в Кавказе стало.
V ̅ MMMDLXXXIX / 8 589
Розен, Головин, Нейдгарт –
Все с Имамом воевали.
Воронцов пришёл в обряд,
Что — наместником — назвали.
Воронцова тоже он
Пережил — и в том силён.
Трио первых — возглавляло,
Хоть наместником не стало.
Что же делать? Как же быть?
Коль политика там бьётся,
Слушать всем её придётся –
Как Кавказ им усмирить?
Что Имама волей жил,
И историк не забыл…
V ̅ MMMDXC / 8 590
Так и так их фасовали –
Результата в деле нет.
Пораженьями устали,
Ожидая звон побед.
Те — ушли. Имам — остался.
Воронцов теперь сражался –
Десять Лет там будет бой
В этом мире под луной…
Что — ужасная картина:
Как с империей сражаться
Могут горцы?.. Правда, братцы.
Понял всё любой детина,
Хоть Имама не признал –
Лишь Хункáру проиграл…
V ̅ MMMDXCI / 8 591
Офицеров всех — казнил,
Их на пленных — не менять.
Тем решенье изменил:
Коль война — так воевать…
Раньше в плен они попали,
Их теперь не возвращали.
На Алмак Имам идёт,
Весть от русских здесь придёт:
Что от Хих к Ханчи идут,
[География прелестна,
Книгам что небезызвестно],
Горы так нам назовут.
Здесь к семье своей вернулся,
Что в Дарго, не отвернулся.
V ̅ MMMDXCII / 8 592
В Сальбари их отправляет,
Как условлено заране,
Сам Имам в Андú шагает,
Чтобы знали мусульмане.
Сжечь прикажет всё селенье,
Что уже не в удивленье.
В Бýсрахе остановился,
Воронцов же укрепился
В местности Харигабур.
Есть Гитин, наиб Дануха,
Что держал востро там ухо,
И в войне не балагур:
Он Имама там спросил –
Что им делать против сил?
V ̅ MMMDXCIII / 8 593
Что — так сильно превосходят
Их числом и снаряженьем,
Подтверждением находят
Все они — вооруженьем…
«Будем с ними воевать», –
Такова его печать.
Русский там пробыл неделю,
Не поспело дело к хмелю –
Снег в горах там выпадает,
Вот уж к делу непогода,
В помощь горского народа,
Лето в деле хоть бывает…
Лошади у русских пали,
Провианта не видали…
V ̅ MMMDXCIV / 8 594
Мало стало вдруг еды.
На войне что — фактор силы,
Голодом достичь беды
Много проще, до могилы
Стало вдруг рукой подать,
Что врагам не благодать.
Здесь Имам в Андú* вернулся,
С ним Гитин не разминулся –
Неприятельская мощь,
Неприступность, что бывала,
(И, казалось, что немало) –
Всё ушло свечою в дождь.
В общем, мы Андú сожгли,
Недомолвки все учли.
V ̅ MMMDXCV / 8 595
Люди чуть не драться стали,
Чтоб селения не сжечь,
Мы подробностью не стали
Углублять, чтобы сберечь
Время далее для битвы,
В ожидании молитвы.
В общем, люди дрогнут здесь –
Лицемерам чтобы спесь
Вдруг по полной проявить,
Как Имам и сам сказал, Что же — Боже испытал, Чтобы дело прояснить. Всяко на войне бывало, Не фанфарами лишь стало. V ̅ MMMDXCVI / 8 596 Часть — ушла, а часть — осталась, Что Имаму всё вокруг. Так забралом и прозналась, Так бывает в жизни, друг. Ополченье созывает,
Силы там он собирает.
Русский крепость строить хочет –
Что ль, пиаром здесь хлопочет?
Дело это затянулось,
И Имам в Дарго пошёл,
Двух чеченцев он нашёл,
Книге дело приглянулось:
Ханмирза и Урусби
Здесь гонцами, селяви.
V ̅ MMMDXCVII / 8 597
Воронцов их посылал –
Или мир, или сражаться.
Что гонец и передал,
Чтоб ответа дожидаться.
«Воронцов пришёл с войной –
Значит, будет только бой:
Пусть все силы собирает», –
Так Хункáр им отвечает.
Днём и ночью впредь — война…
Так отсчёт войны в начало,
Книга знание давала,
Битвы скоро сторона…
И в Чечню Имам идёт –
Радость в их глазах найдёт…
V ̅ MMMDXCVIII / 8 598
Думали, что он — ушёл…
Больше не вернётся к ним.
Был он — сокол, не орёл,
Не в обиду остальным.
Будет — только воевать.
Если мир — то заключать,
Взяв основою Коран,
Светом Бога в этот Стан…
И наибы в том клянутся
Вместе с полным ополченьем,
Всё к войне изготовленьем,
Храбрецы у нас найдутся,
Жизни что легко меняют
В Рай Хункáру вслед шагают…
V ̅ MMMDXCIX / 8 599
Не чеченские наибы –
Все в горах Андú стояли,
Той войны большие рыбы,
И за русским наблюдали.
К русским из Андú ходили
Тайно, что установили.
Тех троих казнили вслед,
Дав достойнейший ответ –
Головы воткнув на колья,
С объявлением войны,
Воронцова тем они
В горечь утопили. Соль я
Здесь не стану посыпать,
В Примечаниях* читать.
V ̅ MMMDC / 8 600
Понял ясно Воронцов –
На поклон уж не придут.
Проясненьем дел суров
Будет Божий в деле Суд.
Ждал он раньше Нахбакал,
Вместе с ним и Батлулал –
[Салатавия с Гумбетом,
Говорили Вам об этом],
И Андийцев вместе с ними.
Это дело не сложилось,
Правда в деле обнажилась,
Всё проблемами большими.
И Муса Андийский тут
Оказался лжец и плут.
V ̅ MMMDCI / 8 601
Что — то дело обещал.
Ночью битву начинают,
От наибов тот запал,
Все обозы отсекают.
Отступление в Дарго?
Было только и всего,
Как нам книга говорила,
Дело это прояснила.
Если нет пути назад –
То вперёд, как отступленье,
Таково войны стеченье,
Это тоже знаем, брат.
Месяц там примерно были,
От Анди уже остыли…
V ̅ MMMDCII / 8 602
Мы Дарго опять сжигаем,
Сам Имам летит навстречу,
В битвах силу его знаем,
Богом созданный на Сечу…
Там в Дарго была равнина,
Небольшая как долина –
Русский лагерем там стал,
Чтоб скорей Имам напал.
Сына там украсть пытались,
Мухаммáд-Шафúгъа знаем,
Малым мальчиком шагаем,
Чтоб враги те отвязались.
В общем, там мальца отбили,
Как нам книги говорили…

Сражение в Белгатое

V ̅ MMMDCIII / 8 603
Много русских там убито.
Истощилась их решимость,
Дело книгой не забыто,
Пробивая в проводимость.
Там Гитин Данухский пал,
Храбрецом Имам что звал
Средь храбрейших, воин тот
Почитанием живёт…
Русских бьют и убивают,
Провианта не дают,
Затянулся битвы жгут –
Косами, серпом срезают*…
И трофей большой там взяли,
Пару дней хоть воевали…

43-тысячная группировка русских войск (без малого корпус Армии) разбита и бежит из Дарго — Илия Грузинский несёт на спине железный сундук с Воронцовым, спасая князя

V ̅ MMMDCIV / 8 604
Сорок Три — в войне немало.
Так Доватор и Панфилов
Бились за Москву* устало,
И в бою не всем фартило.
Две там Армии стоит
Танковых, вот так, пиит.
Те сравненья — проясняют,
Свет на правду проливают
Уровня усилий-сил…
Чтобы — каждый понимал,
Весь усилий тех накал,
Ведь не немец там ходил
Мощью страшной на Москву
Под осеннюю листву…

V ̅ MMMDCV / 8 605
Войска столько притащили —
За ценой не постоять,
Чтоб вопрос вконец решили,
Чтоб Имама им поймать.
Пусть — цена любая будет,
Что «история» забудет.
Только матерям забыть
Их сынов — убитым быть —
Тяжко в мира времена.
Но кому какое дело,
Раз, войною всё летело,
Где политика вольна.
А Умар — берёг солдат*…
Был Наджиб Девятым, брат…
V ̅ MMMDCVI / 8 606
Тяжело войны занятье,
Коль с политикой смешалось,
Там не то мероприятье,
Многое в размен пускалось,
Где был «соус» разный в деле —
Лишь бы армии летели
Властелина честь закрыть,
И не хочется грешить.
Может, не такие были
Все на войнах… Большинство.
Чтоб хватило нам того —
Настоящих чтоб ценили,
Что войною занимались:
Делом тем — не замарались…
V ̅ MMMDCVII / 8 607
Те сравненья — задевают?
С немцами война — святое?
Там и там ведь защищают
Родину. Оно — такое…
Там и там — захватчик был.
Остудить чтоб чей-то «пыл».
Чтоб Имама — уважали,
Честь земную всю воздали:
На Москву не он ведь шёл —
Император Николай
На Кавказе хочет «рай»
Дать народам. Превзошёл
Остальных в миру царей?
Посильней был корифей…
V ̅ MMMDCVIII / 8 608
«Патриоты» всех мастей
За перо чтоб зря не брались —
Есть война и ей видней,
Был для всех Хемингуэй
В войнах явный корифей,
Многие навоевались:
Целлофан чтоб вспоминать —
Как хотел он «пеленать» …
Кто в окопах спал зимой,
От «армейки» не «косил» —
Будет биться в меру сил
За Отчизну в век любой:
Дагестанец, русский, пусть,
Чтоб познать войны всю грусть…
V ̅ MMMDCIX / 8 609
О войне кричит умело —
Кто не будет воевать,
То сказать могу всем смело,
Чтобы речь не продолжать.
Так маньяки надоели,
Что войну в миру воспели —
Пусть пойдут в бою умрут,
Славу вечную найдут.
Есть война — необходимость,
Родину чтоб защитить,
«Дипломатией» не быть,
Там нужна в бою решимость.
Не кричать везде вокруг —
День придёт войны, мой друг.
V ̅ MMMDCX / 8 610
Сам Пророк — не пал в бою.
Ни один его Халиф.
Проясняя речь свою.
Возводя Барьерный Риф.
И Имаму ведь не дали
Пасть в бою, коль замечали…
Безысходна здесь война,
Где не славы сторона.
Не налогом и деньгой,
(Как в колониях бывает,
Что учёный всякий знает),
Шли тогда на смертный бой…
Так что — нечего мешать,
Кривдой Правду заменять.
V ̅ MMMDCXI / 8 611
Столько трупов — почему?
Жертвы жатва собирала?
Объяснений посему
Может в деле быть немало.
Часть из них — мы говорили,
Часть иную — опустили.
Кто с умом — тот разберёт,
Где там Праведность живёт.
Остальным, кому не надо,
Жизнь — по ходу — объяснит,
Было так, младой пиит,
И с Небес придёт расплата…
Примечание* читай,
Слёзы горько проливай.
V ̅ MMMDCXII / 8 612
В общем, русские — бегут…
Их муриды убивают,
И трофеи все возьмут,
И казну всю отбивают.
Центорой уже виднелся,
Отступленьем в землю въелся.
Между Шýном с Алирú —
В ночь вторую до зари.
И в Шамхал-Берди придут
В день, что третьим будет счёту,
Всей войне найдя работу.
Много наших гибнет тут —
Был Сухéйб и с ним Эльдар,
К Богу что уходят в Дар…
V ̅ MMMDCXIII / 8 613
Илия — сундук несёт,
Как он князю обещал*.
Прояснение даёт,
Был войны какой завал…
Так фельдмаршала хранили,
Чтоб муриды не убили.
«Славный» очень был конец,
А кто слушал молодец.
Всё — позором обернулось,
Хоть кичливо начиналось,
Где империями сталось,
В безызвестность окунулось…
Не такого ждал там царь,
Приукрасить дома ларь…

Муриды окружают русских в Шамхал-Берди

V ̅ MMMDCXIV / 8 614
В окруженье здесь попали –
Нет воды, еды любой.
Не такого ожидали –
Здесь попали на убой.
Их муриды убивают,
Те потери сотрясают.
Если б день один прождали –
Русские бы в плен попали
Целиком. Такой расклад.
У войны своё начало,
Провиденье всё решало,
Принимая весь парад.
Умерла жена Имама,
Чтобы упростилась драма.
V ̅ MMMDCXV / 8 615
И наибы упросили,
Чтоб её похоронил.
Все от битвы поостыли,
Поумерив жара пыл.
Помощь к русским тут пришла
Из Герзель, таки дела.
В общем, кое-как отбились –
С тысячею рапростились,
Что отход им прикрывала:
Их муриды всех убьют,
Много жертвы станет тут,
Книга дело не скрывала.
В Примечанья* заглянуть,
Чтоб усвоить дела суть.

13 тысяч убитых русских солдат и офицеров — потери войск фельдмаршала Воронцова

V ̅ MMMDCXVI / 8 616
Сумасшедшая потеря –
«Минусом один» опять,
Где, Дивизиями меря,
Можно многое понять:
Что тогда происходило,
Какова Хункáра сила…
Не смотри на древний бой
В этом мире под луной,
Где — империи сражались:
Сотни Тысяч где бойцов,
Счёт войны такой суров.
Здесь — Кавказом занимались.
Что — раздробленный ведь был
И не всё объединил.
V ̅ MMMDCXVII / 8 617
Дагестана часть, Чечня.
Здесь — империя большая.
Что понятно всем, друзья,
По Европе всей шагая,
Обрела авторитет –
Круче что России: нет…
Франция узнала вскоре,
Побывав в войны укоре:
Русский ведь её — разбил,
Гений хоть Наполеон,
Не выдерживал и он,
Русский там — и победил.
На Кавказе — не сложилось,
Лет Шестнадцать Битвой билось…
V ̅ MMMDCXVIII / 8 618
Удивленьем — неприятно.
Ведь — привыкла побеждать
Уж империя. Занятно?
Им — ничуть. Как объяснять
Миру дальнему такое? –
Горцы бьются сотней втрое,
Вчетверо и в сотню раз…
Это, деточка, — Кавказ,
Что Хункáровой закалки,
Шамиля Имама знал
Мир давно и — весь признал,
Что войны не стал считалки
Ворогу опять навек
На ночь в счёт читать в набег…
V ̅ MMMDCXIX / 8 619
Там — война идёт. Серьёзно.
Не «восстание» какое.
Словом что опять курьёзно,
Если знает кто другое,
То бишь — Правду в деле знал,
Как Имам наш воевал…
Что не «присказка» иль «сказка»,
Или чья-то там «указка».
А — как было дело там.
Не в сценарий лихолетий,
Сплошь и в ряд из междометий,
Сокрушает всё Имам…
Бог коль силушку даёт –
Силой той Имам метёт…

История о 5 несчастиях, навлечённых на людей Воронцовым

V ̅ MMMDCXX / 8 620
Смерть мужчин. Ещё холера.
Саранча. И голод с ней.
Пятым в деле для примера
Сотрясенье среди дней
Всей земли до Еревана,
В Примечаньях* помощь Стана,
Чтобы речь нам упростить,
Скукотой не утомить,
Вслед сражениям войны,
Что тяжёлыми уж были
Тем и тем, и не забыли
Всей войны тогда сыны.
Для одних была победа,
Для других — не привереда…

Аргут (генерал-лейтенант Аргутинский-Долгоруков) также отступает, узнав о провале миссии князя Воронцова

V ̅ MMMDCXXI / 8 621
В деле был — двойной удар*.
Взяв Карах, в Телетль двинет
Генерал, впуская пар,
И война его не минет.
Начал горцев набирать –
Ополченьем обязать,
Те чего не ожидали
И от русских остывали.
Мост на Чох сожгли муриды,
Что Аргут построить смог,
Расширением дорог,
Но в горах другие гиды:
Воронцову вслед уйдёт,
Где мурид вослед уж бьёт.

Имам поселяется в Новом Дарго

V ̅ MMMDCXXII / 8 622
В Старое Дарго не станет
Наш Имам уж возвращаться,
Пепелищем не заманит,
Чтобы плану воплощаться
Вновь Аллаха на земле,
Что в чеченской стороне.
Место новое купил,
Деньги людям заплатил.
Всех товарищей берёт
Чтоб туда им поселиться, –
Новое Дарго — страница
В той победы тот же год
Новая у Имамата,
И земля Имаму рада…

Женитьба Имама Шамиля на Захидат, дочери шейха Джамалуддина Казикумухского, в месяце Зуль-Хидджа

V ̅ MMMDCXXIII / 8 623
Род Пророка… Породнился…
Как в свой век Халиф Умар,
Что на Умм Кульсум женился,
А теперь и наш Хункáр…
Средств и связей уж не будет
В День Суда, Аллах остудит
Всех и вся — Пророка только
Сáбаб с нáсабом, вот столько
Любит Бог Пророка Тáха,
Лицемер чтоб застонал,
Пусть, и мало зверь сказал,
Им хватило того страха.
Бог не всем тот род даёт
И не всех в зятья берёт.

1 262-й Год Хиджры
Year 1262 after the Hijra of the Prophet
Campaign of Sheikh Shamil to Circassia
The battle in Kutisha during a trip to the wilayats of Daniyal-sultan
Поход шейха Шамиля в Черкесию

V ̅ MMMDCXXIV / 8 624
Неудачным был поход*.
На равнину — где нет гор.
Или — с хитрецой народ,
Что нарушил уговор,
И в ловушку звал Имама?..**
Говорим об этом прямо —
В тыл отрезали ему,
И спросили потому…
Всё непросто в этом мире,
Меж намереньем и делом,
Потому спросили смело,
Не в обиду майне-вире:
Потому подняв Забрало,
Примечанье проясняло…

Сражение в Кутиша во время похода на уиляяты Даниял-султана

V ̅ MMMDCXXV / 8 625
Цудахар и Акуша
По пути туда лежат,
Всё война нехороша –
Цудахарцев подчинят.
В Акуше — опередили,
Силы русских подходили,
Не способен воевать
Там народ, пришлось признать.
В Кутиша — мы отступаем,
Русский там возьмёт селенье
Нам в печаль, не в униженье,
И печаль мы тут познаем.
Нам касыду пишет он,
Автор книги, что силён.

1 263-й Год Хиджры
Year 1263 after the Hijra of the Prophet
3-month siege of Salty fortress — 16 assaults and 17 thousand killed Russian soldiers from the besieging army of Prince Vorontsov
3-месячная осада крепости Салты — 16 штурмов и 17 тысяч убитых русских солдат из осаждавшей армии князя Воронцова

V ̅ MMMDCXXVI / 8 626
Где Аўтáд и Два Имама
Разгоняли Ас-Сафú,
И Четыре есть Султана
Фúкхом поддержать уафú,
Сóдом — возвышенье стало,
Апология — в начало,
Функцию чтоб рассчитать
И Индукцией восстать…
Что ж, немало биться там,
Светом мрак не оставляя,
Делом зверя составная,
Чтоб доволен был Имам.
Далеко ещё идти,
Вечностью опять Пути…
V ̅ MMMDCXXVII / 8 627
Не сказать чтоб как в Дарго,
Но потери впечатляют:
Две Дивизии всего
Воронцов там потеряет, –
Тридцать Тысяч человек,
Многовато в этот век…
Не считая остальных
И холеры смертью стих…
Неудача неудачей –
Не сложилось там с Имамом
Воронцову и с Исламом,
Что не Франции подачей,
Воевать что так умела,
Бонапартом преуспела…
V ̅ MMMDCXXVIII / 8 628
А Европа — смотрит, видит…
Удивлению даётся,
Речь такая не обидит –
Так Хункáр наш в битвах бьётся…
Как всё это объяснить?
Бога Силе коли быть –
Объясненья не бывало,
Войско ангелов сметало,
В помощь людям что прислал
Сам Аллах — там шаг до веры,
Ни к чему нам полумеры,
Тем Имам и побеждал.
Если это всё признать –
Надо и Ислам принять.
V ̅ MMMDCXXIX / 8 629
Что там — с многими случилось,
Чтоб историк поостыл…
И с Толстым что приключилось –
Не Имам ли наш там был
Той причиной, чтоб принять –
Мусульманином вдруг стать
Классику?.. Ответ не зная,
Смутно лишь предполагая…
Бог вершил Свои Дела,
Неудачи в том не будет,
И таўфúкъ коли прибудет
Нам во всём — и понесла…
То, что наш Аллах Велик –
Знает каждый солнцелик…
V ̅ MMMDCXXX / 8 630
На Гергебиль русский шёл,
Чтобы эту крепость взять,
Там препятствия нашёл,
Чтоб потери не считать,
В Год весной где будет бой
В этом мире под луной.
Русский там уж отступает
И убитыми теряет
Много очень уж людей,
Как нам книга говорила,
Ничего там не забыла
Неприятностью вестей
Коих враг не ожидал –
Воронцов там отступал…
V ̅ MMMDCXXXI / 8 631
Много там убитых будет
И холера наступает,
Что потерями прибудет,
Книга дело это знает.
На Дурчú уж враг стоит,
Чтобы знал младой пиит.
Дарадá (что Мурадá) –
Там Имамова гряда.
Через месяц шёл в Салты
Воронцов, чтоб осаждать
И людей его терять,
И про то узнаешь ты:
Пули русских — пролетают,
А муридов — убивают…

V ̅ MMMDCXXXII / 8 632
И Аргут там ранен был
Пулею в лицо*, немало,
Чтоб историк не забыл
Где возмездия начало…
В хитрость русские дались,
Коею и удалились —
Трупы стали уж кидать,
Воду чтобы осквернять.
Тем — мурид ушёл оттуда,
(Воронцов про это знает
И победой не считает**),
Не военное что чудо.
Три что Месяца там бились —
Все в ничью определились?..
V ̅ MMMDCXXXIII / 8 633
Не цугцванг, не шах, не мат,
Коли в шахматы играет,
И не трёх-ходовки пат,
Что стратегией считает.
Примечанья проясняют,
Силой слова что шагают,
Что в те годы говорили,
Очевидцами что были,
[Потому грешу я ими,
Чтоб Читатель мог читать,
Чтоб в среду ту погружать,
Не неся перекладными]:
Кто ж в той битве победил? –
Бог ничью определил…

1 264-й Год Хиджры
Year 1264 after the Hijra of the Prophet
The battle in the fortress of Gherghebil
Murids retreat from Akhty under the onslaught of troops of General Argut
Сражение в крепости Гергебиль

V ̅ MMMDCXXXIV / 8 634
Крепость эту в Гергебиле
Строил сам собой народ,
И Имама не спросили,
Баракатом там нейдёт.
В первый раз — они отбились,
И урусы там спустились.
В раз второй — победа их,
У России этот стих:
Всё селение сжигают,
Крепость начисто снесли,
Вот такое селяви,
Все деревья вырубают.
Весь народ в Улú ушёл,
Там убежище обрёл.

Муриды отступают от Ахты под натиском войск генерала Аргута

V ̅ MMMDCXXXV / 8 635
Крепость ту почти мы взяли,
Стены даже проломили –
Вслед Аргутом наступали,
Силы русских подходили.
Мы отступим, снова в бой
В этом мире под луной
Вновь затем пойдёт мурид,
Битва яростью кипит.
Проиграем мы, в итоге,
Всяко на войне бывало,
Не побед одних забрало,
Чтоб умолкли демагоги.
На весах-качелях мира
Задержалась наша лира.

1 265-й Год Хиджры
Year 1265 after the Hijra of the Prophet
20 years have passed since Sheikh Ghazi-Muhammad started the war …
Unsuccessful 2-month siege by Russian troops of General Argut of the Choh fortress
Прошло 20 лет, как шейх Гъази-Мухаммад начал войну…

V ̅ MMMDCXXXVI / 8 636
Кто б поверить в это смог…
В Два Десятка лет война,
Чтоб доволен был Пророк,
Где Кавказа сторона…
Смотрит мир на удивленье,
Где России пораженье,
Пусть, и Францию смела
В Бонапартовы дела.
Но Имам — не Бонапарт,
Честь мундира не марая
Гения Европы края,
Был у горцев дела Арт
Не такой, как в мире знали –
Чтоб Имама уважали…

Неудачная 2-месячная осада русскими войсками генерала Аргута крепости Чох

V ̅ MMMDCXXXVII / 8 637
Битва жаркой очень стала,
Как обычно там бывает,
Ничего не забывала
Книга, что на свете знает
Что и как, и мудрость тоже,
Знать которую нам гоже,
Чтобы искренними быть,
Лицемерье обходить.
Две горы урусы взяли —
В тыл и в фронт уже стреляют,
Крепость напрочь разрушают,
Напрямую ведь стреляли:
Пушки пашут, в ядра бьют —
Дрогнули муриды тут*.
V ̅ MMMDCXXXVIII / 8 638
В Рамадан отстроить смогут,
Будут биться до конца*,
Небесами им помогут
От Великого Творца.
Русских в бегство обращают
И источник отбивают.
Хоть там русский долго бился
В Примечания прибился,
Чтоб весь ужас показать
Битвы страшной той накала**,
Коих было уж немало,
Чтоб Имама вспоминать.
В общем, наши победили***,
Русские там отступили…

1 266-й Год Хиджры
Year 1266 after the Hijra of the Prophet
Russian troops, suffering huge losses, cut logs in Shali
Murids build gunpowder plant
The author of the book, Muhammad Tahir, settles to live with the Imam in Dargo
The 18-year-old Ghazi-Muhammad, the son of Sheikh Shamil, binds the yellow turban of Naib in Karata and is remarkable for its amazing gentleness to people
Русские войска, неся огромные потери, рубят просеки в Шали

V ̅ MMMDCXXXIX / 8 639
Вновь — за просеки сражались,
Чтоб Чечню им покорить,
В Дагестан чтоб углублялись,
Ведь иначе там — не быть.
Всё в Чечне — лесами стало,
Противления начало.
Чтоб проблему ту решать –
Долго будут воевать,
Четырёх им лет хватило,
Хоть и много жертвы будет,
Что историк не забудет,
Много русских там скосило:
Повели их на убой,
Чтоб леса рубить зимой*.

Муриды строят завод по производству пороха

V ̅ MMMDCXL / 8 640
Ставим дело на поток*,
Чтоб войною исхитряться,
Раз, велел солдатам рок
С недругом вовсю сражаться.
Цикл весь установили
И покупкой подтвердили
Всех деталей составных,
Содрогнётся русских стих
Неожиданною вестью.
Будут горцы биться в смерть,
Вот такая круговерть,
Перемешанная с честью,
Чтоб Отчизну отстоять,
Предков битвой ублажать…

Автор книги Мухаммад Тахир поселяется жить у Имама в Дарго

V ̅ MMMDCXLI / 8 641
Тот квартет из лет прожил
Он с Имамом — книге в славу,
Болен что суставом был,
Стал берёзою в дубраву.
Муфтий Имамата он,
Столь был знанием силён.
Путь Имама передал,
Ясно в книге всё сказал –
Эталоном дела стала,
Всё в первоисточник ждут,
Что завоют волки тут,
Ничего не пропускала
Книга, Свет потомкам дать –
Чтоб Имама почитать…

18-летний Гъази-Мухаммад, сын шейха Шамиля, повязывает жёлтую чалму наиба в Карата и отличается удивительной мягкостью к людям

V ̅ MMMDCXLII / 8 642
Мудрый и благоразумный –
Описание для сына
У Имама, чтобы умный
В деле всякий что мужчина
Ясно дело понимал –
Счёт годин не признавал…
К людям мягко относился,
Храбростью он отличился,
Что уж нас не удивляет –
Всякий плод от древа был,
Чтоб историк не забыл,
Строки эти что читает.
И в Медине он с отцом
Похоронен удальцом…

1 267-й Год Хиджры
Year 1267 after the Hijra of the Prophet
The Russians continue to cut glades in Shali, suffering huge losses in a very cold winter
Murid campaign in Kaitag and Tabasaran
The amazing courage of Naib Ghazi-Muhammad, the son of Imam Shamil
Sheikh Shamil punishes Haji-Murad for arbitrariness and arbitrariness
Former naib Haji-Murad incites the residents of Hunzah to disobey Imam Shamil and goes over to the Russian side
Русские продолжают рубить просеки в Шали, неся огромные потери в очень холодную зиму

V ̅ MMMDCXLIII / 8 643
Вновь — за просеки сражались*,
Коими и победить.
Вслед Ермолову держались,
Чтобы горцев покорить.
Нет иного там пути,
Кроме силы нас смести.
Надо вырубить весь лес,
Поле чтоб найти чудес?
Проще дело представлялось,
В непролазной той глуши
Топором лишь хороши,
Чтобы вслед им побеждалось.
Всё ж, добьются своего,
Где победой — итого…

Поход муридов на Кайтаг и Табасаран

V ̅ MMMDCXLIV / 8 644
… Так усталость навалилась,
Чтобы книгу дописать,
Волей Бога всё вершилось,
Чтобы ставить нам Печать…
Восемь Сотен с Половиной,
Не грешить чтоб десятиной,
Бог уже нам Станов дал,
Щедротою засыпал…
Но усталость — не оттуда:
Ведь реальные событья
Описали для пребытья
В той войне, что не причуда…
Два «Онегина», поди,
Уж оставил позади*…
V ̅ MMMDCXLV / 8 645
На Кайтаг пошёл Имам,
Битва там не задалась,
Был ещё Табасаран,
Отступленьем придалась.
В общем, наши отступали,
Там урусы побеждали,
На горе Дурчи то было,
Книга дело не забыла.
Сын Имама проявился,
Что, по сути, был юнец,
Этой битвы удалец,
И тому не удивился
Зверь, что знал наверняка –
Сын Имама на века…

Удивительная храбрость наиба Гъази-Мухаммада, сына Имама Шамиля

V ̅ MMMDCXLVI / 8 646
Шесть ребят там будет с ним,
Отступленье чтоб прикрыть,
В наставленье остальным,
Храбрецом навек прослыть.
Ополченье там бежало,
Книга мягко нам сказала,
И Гъази-Мухáммад там
Встал стеной — на зло врагам.
Всем наиб тот показал,
Что отца он тенью станет,
Враг неверьем не обманет,
Так наиб наш воевал…
Книга это оценила,
Вечностью уж впечатлила…

Шейх Шамиль наказывает Хаджи-Мурада за самовольство и произвол

V ̅ MMMDCXLVII / 8 647
Послан был Хаджи-Мурад
Там Имамом в наступленье,
Той войны лихой солдат,
Взял Буйнак, так звать селенье.
Много денег захватил,
В деле том переборщил.
К пленным плохо относился,
И народ вокруг отбился.
В общем, наш Имам смещает
Там наиба — произвол
Не позволим, так орёл
Вновь на землю попадает.
Стал подавленным без меры,
Встал на грань уйти от веры.

Бывший наиб Хаджи-Мурад подстрекает жителей Хунзаха на неподчинение Имаму Шамилю и переходит на сторону русских

V ̅ MMMDCXLVIII / 8 648
За восстание — на суд
Он Имама попадёт,
Нету разночтений тут,
И прощение найдёт
Он Имама. Всё ж, сбежал,
К русским так тогда попал.
Позже — много сожалеет,
Многое уразумеет…
В Елису его убьют –
Много русских он убил,
Разговором зацепил,
Там враги его найдут.
Книгу можно почитать,
Чтобы знанье расширять…

1 268-й Год Хиджры
Year 1268 after the Hijra of the Prophet
New battles with Russians in Shali during logging
The campaign of Naib Sheikh Shamil Buk-Muhammad Kazikumukhi to Kaitag and Tabasaran — the capture and death of all members of the expedition
Новые бои с русскими в Шали во время рубки лесных просек

V ̅ MMMDCXLIX / 8 649
Вновь — за просеки там бьются,
Вновь войне в лесу том быть.
Ведь Чечня-то — меньше блюдца,
Коль Россией оценить.
У войны — своего законы,
Белизною чтоб вороны
Александром разрубать
Гордия узлы опять.
Здесь всё проще бытовало,
Взять топор и прорубались
Просеки, и тем добрались –
Что итог опять давало.
Скоро будет им победа
Ужином, не до обеда.

Поход наиба шейха Шамиля Бук Мухаммада Казикумухского на Кайтаг и Табасаран — пленение и смерть всех участников экспедиции

V ̅ MMMDCL / 8 650
Жёстким будет снова бой –
Двести наших там убьют
В этом мире под луной,
И наиб героем тут.
Две там тысячи убили,
Половиной укрепили,
Русских — много вновь потерь,
Хочешь верь или не верь.
Сам наиб — попал в Къыркълар:
Враг с почётом хоронил,
Сам Аллах определил
От него наибу дар…
То — в Дербенте хороненье,
Где Асхабов упоенье.

1 269-й Год Хиджры
Year 1269 after the Hijra of the Prophet
Continuation of battles with Russians in Shali during felling of new forest clearings
Imam Shamil advocates war on Azerbaijan
The battle with the Russians in Zakataly and their retreat under the onslaught of the murids
Local nobility takes the side of Russian
Продолжение боёв с русскими в Шали во время рубки новых лесных просек

V ̅ MMMDCLI / 8 651
Вновь — за просеки война,
Что в Чечне опять рубили.
Не забыта сторона,
Что войной опять сразили.
Уж Четвёртый Год идёт
Топором тот враг в поход.
Значит, ухватили суть
Той войны хотя б на чуть.
Как Ермолов говорил.
Что успешней всех сражался,
Им кавказец раздражался,
Он все чувства разбудил:
Только лишь его убрали –
Горцы битву* разжигали…

Имам Шамиль выступает войной на Азербайджан

V ̅ MMMDCLII / 8 652
Что — вторжение, считай.
И скандал уж мировой.
Слышал всё Европы край
В этом мире под луной.
Чтобы русский император,
Новый в деле регулятор,
Хуже чувствовал себя,
Больше горцев не любя.
Так в Азербайджан пришёл
Наш Имам по делу веры,
Чтобы смолкли лицемеры –
Сокол в деле, не орёл.
Хоть орлов я уважал –
Сокол в небе правит бал…

Битва с русскими в Закаталы и их отступление под натиском муридов

V ̅ MMMDCLIII / 8 653
До Закаталы дойдёт
Наш Имам, где будет битва,
И врага там разобьёт.
Правоверного молитва
Хоть сей край и посетила –
Лишь на вид там будет сила.
Но народ — не поддержал,
Как Имам наш ожидал.
Что ж, людьми лишь выбор правит,
Не устану повторять,
Чтобы дело прояснять,
Что придёт в любой оправе.
Не того мы ожидали
В край когда мы тот вступали…

Местная знать становится на сторону русских

V ̅ MMMDCLIV / 8 654
Что Россия там сильнее –
Было и ежу понятно,
Знати дело то виднее:
С ней альянсом лишь занятно*.
Вере — деньги избирали,
На Дунью опять запали.
Выбор в жизни всяк имеет,
Что и как он разумеет.
Мира люд — Дуньёй силён,
Дело ясно представляет
И за миром вновь шагает,
Выбирает снова он
Здесь подлунные дела,
Так дорога их вела.
V ̅ MMMDCLV / 8 655
Крепость снова осадили –
«Золотым прудом» зовётся,
Дней там несколько пробыли,
Крепость эта отобьётся.
Шёл Аргут нам в тыл — что до,
Вот такое там лото.
В общем, там мы повернули,
Не достанут нас уж пули.
И такое, знай, бывает –
На войне всегда фанфары?
У ума включи уж «фары»,
Что по сути проясняет:
Бог рабов чтоб испытать
Пораженья может дать…

1 270-й Год Хиджры
Year 1270 after the Hijra of the Prophet
Imam Shamil advocates war against Georgia
Russians return to Sheikh Shamil his son Jamaluddin
Here the story is interrupted, recorded by Muhammad Tahir dictated by Imam Shamil
The Russians are returning Hamza, the son of the sister of Sheikh Shamil, taken hostage after the Battle of Teletl
The death of Jamaluddin and Hamza from a temporary poison given to them by the Russians
Имам Шамиль выступает войной против Грузии

V ̅ MMMDCLVI / 8 656
Здесь уж — полное фиаско
Для российского престола,
Где вгоняла делом краска
И в глаза уже колола.
Ведь своих единоверцев,
[Не арабов-иноверцев],
Не смогли там защитить,
Пред Европой чтоб смутить.
Все войска свои собрал,
Чтобы в Грузию вторгаться,
Славой в битве прописаться
Как Аллах и приказал.
Но — намеренья не знают
Все муриды и шагают…
V ̅ MMMDCLVII / 8 657
Даже — сын его не знал,
Что до Грузии дойдут.
А Имам наш посылал
«Дезу», дескать, в Джар идут.
Там — поверили Имаму,
Уваженьем в панораму.
К губернатору грузин
Вновь разведчика рядим –
Что на вас идёт Имам…
Тот подумал — будет в Джар
От муридов весь удар, –
Под Цунтой стоим мы там…
На Сильди уже напали,
Так муриды наступали…
V ̅ MMMDCLVIII / 8 658
Алазан прошли реку,
Так вторженье продолжалось
Конницею на скаку,
Что наибом управлялась,
Сыном самого Имама,
Книга говорила прямо.
Даниял-султан — в пехоте,
Где помощником в работе
Раджабúль Мухáммад будет,
Что Чиркейских был сынов.
Так воюют, будь здоров,
Что никто уж не забудет.
И Цунту уже возьмём,
Будь я трижды водоём…
V ̅ MMMDCLIX / 8 659
Вся война — добычей стало,
Всю что трудно посчитать,
В плен там много к нам попало,
Богатеи что и знать.
Выкупом их серебро
К нам течём, уже добро.
Восемнадцать взяли сёл,
Разогнался так орёл.
Их — сожгли, закон войны
Той суровой, говорили,
Книги дело не забыли,
И про то напомним мы.
Пленных позже мы меняли,
Пленных наших забирали*…

Русские возвращают шейху Шамилю его сына Джамалуддина

V ̅ MMMDCLX / 8 660
Был — Шестнадцать Лет — в плену*
У врага, что император.
Но Аллах возвёл стену,
Только Бог здесь Регулятор,
Так мальчонку Он хранил,
Пользу ýмме приносил –
Царь мальца там обучал,
Чтобы знанья получал.
Много ценных дал вещей,
И подарков много там,
Бог ценил тебя, Имам…
Это вестью из вестей,
Лицемеров что сломила –
У Аллаха только Сила…
V ̅ MMMDCLXI / 8 661
Положился на Аллаха
В Áхуль-гóх Хункáр тогда.
Верой избежавший страха
Помнит это навсегда.
Бог — Хранитель всех времён,
У Него был Свой Закон –
Верным только и понятен,
Лицемерью неприятен.
Что зудит во тьме веков,
Джаханнáма ожидая,
Чтоб заполнился до края,
Был Аллах к таким суров.
В «кошки-мышки» с Ним играли?..
Вечность Адом разжигали…

Здесь прерывается рассказ, записанный Мухаммадом Тахиром под диктовку самого Имама Шамиля

V ̅ MMMDCLXII / 8 662
Вплоть до сих — Имам был сам,
Что диктовкой занимался,
Славой вечной Небесам,
Чтоб никто не сомневался,
Кто и что на той войне,
В Дагестане и Чечне,
Делал. Истинное мненье,
Не проходит тут сомненье.
Культурологов подход
Зверя яростью смутил,
Так изрядно кожей сил
Не жалели, в тот поход
Мрак их, видно, посылал
И войну ту проиграл…
V ̅ MMMDCLXIII / 8 663
Эта книга прояснила
Всей стратегии дела,
Тактикою всё добила,
Воля Бога расцвела…
Есть один всего нюанс,
Что от зверя реверанс –
Нет чудес Имама тут,
Что по миру люди чтут.
Про себя святой не станет
Чудеса те говорить,
Он — не помнит их, забыть
Нам нельзя, и тем восстанет
Слава вечная Имама,
Расцвела чтоб Панорама…

Русские возвращают Хамзата, сына сестры шейха Шамиля, взятого в заложники после битвы при Телетле

V ̅ MMMDCLXIV / 8 664
Прояснив «Двойной Стандарт»,
Бог Хамзата возвратил*.
Всё «политикою» в «арт»,
Лицемер чтоб «не забыл» …
Тяжко это говорить,
И не мне таких судить —
К «низшим» — «нет беды в измене»**,
На подарок Мельпомене…
Род Романовский — раскрылся,
Что и как ценил он в деле,
А не как нам книги «пели»,
Зверь тому не удивился:
Потому гнобил Аллах
Униженьем их в мирах…
V ̅ MMMDCLXV / 8 665
«Второсортным» был Кавказ,
Кто б в том деле сомневался,
И тогда. И в этот раз?
Вот такой вопрос задался…
Ну, не знаю. Бог — Судья,
Лишь Ему решать, друзья.
Если снова «сорт второй»
В этом мире под луной —
Пусть Романовых припомнят
Как им вслед там прилетело,
Революциями дело —
В мире вряд ли до что вспомнят:
За Имама, что ль, пришло?..
Так всех сдуло и смело…

Смерть Джамалуддина и Хамзата от временного яда, данного им русскими

V ̅ MMMDCLXVI / 8 666
Видно, их там — отравили*…
В «Минус Два» у нас баланс.
Этим нас не удивили,
Ведь судьба давала шанс
Людям всем на белом свете,
Будь то взрослые иль дети.
Люди выбрали дорогу
Перед возвращеньем к Богу.
Парни те ушли к Аллаху
В Вечный Мир, уже шахиды,
Тем и будут в Боге квиты,
Как и подобало праху,
Что — Аллаху подчинился,
Пусть, и ядом отравился…
V ̅ MMMDCLXVII / 8 667
Апогей здесь Имамата…
Значит — будет вслед паденье,
Мир устроен так, ребята,
Ни к чему здесь удивленье.
Не на век сюда пришли –
Нас забрали, мы ушли…
Ни к чему здесь удивляться
И за бренный мир цепляться,
Миражом что стал в пустыне,
За который будут биться,
Чтоб водицы той напиться,
Не поймут того поныне…
Что ж, дай Бог, чтоб понимал
Кто лишь Бога возжелал…
V ̅ MMMDCLXVIII / 8 668
Бренный мир — его задача
Эгу в сердце помогать,
На двоих одна там сдача,
Где Проклятия Печать,
Что от Бога приходила,
Всю Дунью навек сносила.
Будет в деле лишь Процент
Там Один, чтоб наш момент
В этом мире сбыться смог:
Коль Проклятием всё стало –
Жизни б в мире не бывало,
Потому Процентом Бог
Лишь Одним рахмат тут дал,
Чтобы мир не увядал…
V ̅ MMMDCLXIX / 8 669
Тот Процент — и держит мир,
Девяносто Девять там –
От Проклятья… Хватит, сир?
Это точно знал Имам.
И за мир сей не держался,
До смерти в миру сражался,
И из битвы он любой
Был готов уйти — Герой…
Если это понимать –
Жить нам сразу легче станет,
Эго больше не обманет,
Милость Бога здесь в Печать…
Люди всё за мир цеплялись
И в Проклятие внедрялись.
V ̅ MMMDCLXX / 8 670
Здесь был каждый — по себе.
Люди делать могут много,
Просто объясню тебе,
Правоверного дорога
К Богу только заключалась,
Остальное — отметалось…
Этих — суфием зовут,
Искренность вся будет тут…
Не за Рай или Дунью
Вслед Пророку что шагают,
Эго в битве убивают,
Утопивши в полынью.
Где: фаттабигъýни — всё…
И бессильно забытьё…

1 271–1 273 Годы Хиджры — закат Имамата…
AH 1271–1273 — sunset of the Imamate
Rich trophies in Georgia awakened the greed of people …
The increase of oppression by the Mudirs and Naibs, their departure from obedience to the Imam
As a result: “… Allah Almighty did not add to the troops of the Imam after this battle [in Georgia], no matter where they went, nothing but humiliation and defeat, leaving without support and retreat …”
“… the Mudirs and Naibs had nothing but a removal [from justice and observance of Shari’a] and pride …”
“… [there was nothing] with the Imam — except for omitting the reins of government and recognition”
Again about the Mecca’s Forge of the Spirit and reaching the point of Bashashat ul-Iman …
The words of the author of the book that the Imam himself, during his stay in Ichichali, interpreted this battle as ill-fated …
Not all the murids that inhabited the Imamat and were considered as such by virtue of the terminology of the book of Muhammad Tahir were wars of the battle against nafs (salik)
The words of the treasurer Sheikh Shamil Hajiyav Orotinsky about the instructions of the Imam to all his household and to him personally
«… [there was] the common people [nothing] — except for discontent with the rulers and disapproval of all this …»
Highlanders lost the war not to the Russian army, with all its unimaginable power, but to secular gold
«… And this is because Allah does any work that must be done …»
Only the Thoughts of God are embodied
The peoples of the Caucasus were destined to live with Russia according to the Divine Plan
But — despite the fact that Russia was destined for many centuries to be under the Tatar-Mongol yoke — the war against the invaders went …
Богатые трофеи в Грузии разбудили алчность людей…

V ̅ MMMDCLXXI / 8 671
Ясно, просто изъясняя
Сам Мухаммад Карахú
Прояснил — не умаляя
Где-то чьи-то он грехи.
Жадность — тянет униженье,
Неудачи притяженье.
Гордость — обречённой стала
Быть униженной. Немало.
Мы не сказки здесь писали
Про Великий Имамат,
Хоть велик он был и свят,
Дело снова проясняли:
Марку надо всем держать,
А не прошлому пенять…

Увеличение угнетения со стороны мудиров и наибов, их отход от повиновения Имаму

V ̅ MMMDCLXXII / 8 672
Верой слабых — большинство,
Хоть до власти и дорвались,
Человека естество,
Денежки где извивались,
Чтобы суть определить –
Мир иль Рай, иль в Боге жить.
Повторением устал
Повторять, но приказал
Зверю вновь Велик Аллах,
И, сомнения не зная,
В одиночестве шагая,
Вновь гъарúбом впопыхах,
Иисусом не отстать,
Бога воплотить Печать…

Как следствие: «… не прибавлял Всевышний Аллах войскам Имама после этого сражения [в Грузии], куда бы они ни направились, ничего — кроме принижения и поражения, оставления без поддержки и отступления…»

V ̅ MMMDCLXXIII / 8 673
И арба — назад пошла,
Отвернувшись от Веленья
Бога, таковы дела,
Вслед другим для наставленья.
Двадцать Лет там продержались –
За деньгами тут погнались,
Что ж, известен результат,
В мире так бывает, брат.
Было — так. И будет — так.
Никого не обижая,
Суть у дела проясняя,
Каждый в деле был мастак
Путь себе определить,
В трио Истиной пробить…

«… не было у мудиров и наибов ничего, кроме удаления [от справедливости и соблюдения норм шариата] и гордости…»

V ̅ MMMDCLXXIV / 8 674
Правду он одну сказал,
Что теперь глаза колола
Нам — предвидится развал,
Бог не терпит произвола.
Неприятные слова,
Где «ислама» полова?
Где Ислам — полыни нет,
То запомни в жизнь, аскет.
Бог — неверие терпел,
Государству не мешает.
Но за гнёт — Он разрушает,
Так Пророк сказать велел*…
Вот за это поплатились,
С Имаматом распростились…

«… [не было ничего] у Имама –кроме опущения узды правления и признания»

V ̅ MMMDCLXXV / 8 675
Слушать миром перестали
Там Хункáровы веленья.
От Имама, что ль, устали?
Бог пришлёт им наставленья
В виде горечи побед
Уж не их и не в обед.
Русским Он отдаст победу
В ужин ближе, не к обеду.
Ведь не может всех казнить –
Верных много полегло
В битвах раньше, не смогло
Здесь на помощь подсобить –
Остальные не хотят
Слушать волю. Их сместят.

Снова о мекканской Кузнице Духа и достижении точки Башашат уль-Иман…

V ̅ MMMDCLXXVI / 8 676
Про Башáшатуль-Иман
Мы и раньше говорили,
Сóда в первый караван,
Позже в Фúкхе* прояснили,
Позже что написан был,
И про то Вам говорил.
Можно будет проясниться
Чтобы в речь не утомиться.
Очень важное явленье,
Чтоб осмыслить и понять,
И туда уже шагать,
Полнотою проясненья.
Чтоб итог был удалой
И не только под луной…

Слова автора книги о том, что сам Имам, во время его пребывания в Ичичали, толковал это сражение — как злосчастное…

V ̅ MMMDCLXXVII / 8 677
Что ж, Имаму — то виднее.
Раз, тем более сказал
Это сам. Врагу сытнее
Править позже будет бал.
Что Великий покидает
И к Аллаху зашагает.
Этот мир — всего Дунья,
Повторюсь опять, друзья.
Смысла что — и не имела,
Кроме как нас испытать,
Сутью нас определять,
Но кому какое дело,
Коль за златом уж погнались
И от Бога отвращались…

Не все муриды, населявшие Имамат и считавшиеся таковыми в силу терминологии книги Мухаммада Тахира — были войнами битвы против нафса (салик)

V ̅ MMMDCLXXVIII / 8 678
Здесь «мурид» — был термин строгий,
Что «сторонником» Имама,
Не сказать чтобы убогий,
В книге так вершилась драма.
«Лицемер» — врагом там был,
Пусть про Бога он твердил.
А мурид на самом деле –
Разогнавшись на пределе –
К Богу Одному лететь,
Чтобы Гъáрифом Познанья,
Вне что мира почитанья,
Только в Боге преуспеть,
Рай и мир сей отвергая,
Вот такая составная…

Слова казначея шейха Шамиля Хаджиява Оротинского о наставлениях Имама всем его домочадцам и ему лично

V ̅ MMMDCLXXIX / 8 679
В Примечанья* отошлём,
Чтобы дело упростить,
Был я малый водоём,
Водоносом тоже быть,
Что нетрудная затея,
Перед Богом Вечным млея,
Как Аллах того хотел,
Фáни мýтлякъ преуспел,
Что фи Зáти Ллях пришёлся,
[В деле был мусталахáт,
Что своим понятен, брат…]
Больше он и не нашёлся:
Больше в списках не найдёшь,
Хоть и поиском хорош.

«… [не было] у простого народа [ничего] — кроме недовольства правителями и неодобрения всего этого…»

V ̅ MMMDCLXXX / 8 680
Всё цитаты этой книги
Ясно-чётко отделяют,
Не оставив нам интриги,
Чёрное не обеляют.
Если стонет там народ
И везде наибов гнёт –
То тогда конец началу,
Подобает так Забралу
Вновь сказать и честным быть,
[Что мне страны и моря,
Правду в деле говоря],
Чтобы Богу угодить.
Справедливых — мало стало,
Тем всё дело проиграло…

Горцы уступили в войне не русской армии, при всей её невообразимой мощи, а — мирскому

V ̅ MMMDCLXXXI / 8 681
Бог — лишь Силу всем даёт.
Это прямо мы сказали:
Свергнешь нафса коли гнёт –
Чтоб такие проиграли
Не слыхал. Но — в День Суда,
А не мира чехарда,
Чтобы здесь «счастливым» жить,
Спать и есть, и сладко пить.
У Него — Свои Законы:
Если с Ним — другого нет.
Тем и проиграл аскет,
Что не понял обороны.
Мир и Рай ты отвергай –
К Богу Одному шагай…

«… И это потому, что Аллах совершает любое дело, которое должно совершиться…»

V ̅ MMMDCLXXXII / 8 682
Книгой всё Небесной стало,
Там записаны дела,
От конца и где начало,
Бога Воля лишь вела.
Нам не важен результат,
Где крамолы мой обряд.
Нам — намеренья важны,
[Мы — намеренья сыны],
А дела определил
Лишь Аллах, что воплощает,
Всё как Хочет Он Бывает,
Речи в деле сократил.
Спросит нас — чего хотели –
Тем святые преуспели…

Воплощаются только Замыслы Бога

V ̅ MMMDCLXXXIII / 8 683
В общем, дело завершилось,
Как Аллах и предписал.
Ничего не утаилось,
Знаньем книги точным знал.
В общем, Имамат — смели,
Так сказать, с лица земли.
Халифата — тоже нету,
Чтобы отвечать аскету.
Хоть вперёд мы забегаем –
Не за этот мир держались,
Как неверные цеплялись,
Место в мире своё знаем:
Крылышка у комара*
Меньше в мире сём пора…

Народам Кавказа было суждено жить вместе с Россией по Божественному Замыслу

V ̅ MMMDCLXXXIV / 8 684
Да, судьба нам предписала
Вместе чтоб с Россией жить,
Где империй всех начало –
Не дадут аскету быть
В одиночестве, пожалуй,
Тем империи обрадуй.
Коли так — тогда с Россией,
Иисусовых прибытий
С ней, пожалуй, подождём –
Чем с другими. А иначе
Ни к чему война тем паче,
Был хоть малый водоём,
Это дело понимал
И Россию выбирал…

Но — несмотря на то, что Руси было суждено много веков быть под татаро-монгольским игом — война против захватчиков шла…

V ̅ MMMDCLXXXV / 8 685
Да, колониям назло
Надо биться и сражаться,
Пусть, не всем там повезло –
Можно попытаться драться.
Чтоб — Отчизну защитить,
Дипломатией не жить.
Нечего там нам пенять,
К миролюбью призывать:
Предки наши — воевали,
Саблю вслед Имам вложил,
Как про это говорил,
Саблей той нас удержали
Воевать с Россией вслед:
Иисусу ждём обет*…

1 274-й Год Хиджры
Year 1274 after the Hijra of the Prophet
Russians and their Dagestan assistants rise to Burtunai and build a fortress there
Destruction of wilayat Nahbak (Salatavia) — residents go to the plain, their Naib goes to the side of the Russians
Life of wilayat Batlulal (Gumbet) is in a mess
Wilayat Gekhi departs to the Russians, and their Naib Sa’adullah Gekhinsky, Naib Gekhi-qura and the Mudir of Small Chechnya, moves to Imam Shamil
The Shatoi are leaving for the Russians — their Naib, Batuka Shatoisky, under the onslaught of the troops of General Evdokimov, and due to the massive transfer of chechens to the enemy’s side, surrenders as a wounded
Warriors of the Imam make efforts to strengthen the wilderness of Ramadan Andi
Great hunger in all the wilayats of the Imam
Русские и их дагестанские помощники поднимаются в Буртунай и строят там крепость

V ̅ MMMDCLXXXVI / 8 686
Из Чиркея в Буртунай
Враг легонечко поднялся,
Это дело тоже знай,
Имамат как сокрушался…
Там наибы погибают,
Имена в народе знают:
Гидатлинский Гитинав,
С ним Шамхал, имел что нрав
Хелетури поселенья…
Шейх-Мухаммад из Караха,
Что храбрец, не знавший страха.
Нам не до увеселенья…
Будет ход там беспорядку,
Русскому царю на грядку.

Разрушение уиляята Нахбак (Салатавия) — жители уходят на равнину, их наиб переходит на сторону русских

V ̅ MMMDCLXXXVII / 8 687
Нахбакал там разрушался,
Салатавией что знаем.
Их наиб уж перебрался
К русским, это мы признаем.
Через месяц посему
Уж покинул ту страну,
Что мирской страной зовётся,
В Ахырате отзовётся.
Сыновья там умирают,
Вместе с ним что убежали,
Книги дело проясняли,
Книги дело ясно знают.
На аухскую равнину
Жители ушли в годину.

Жизнь уиляята Батлулал (Гумбет) приходит в беспорядок

V ̅ MMMDCLXXXVIII / 8 688
И Гумбет, что Батлулал,
В беспорядок обратился.
Уиляят тот процветал,
За Имамом вдаль стремился.
Но теперь — переменилось,
Всё от цели отклонилось.
Что ж, бывает где Дунья,
Дальше замолкаю я.
По накатанной дорожке
Распадался Имамат,
Был неверный очень рад,
Что стегал по чуть по стёжке.
Потихоньку добивают,
Имамат наш разрушают.

Уиляят Гехи отходит к русским, а их наиб Сагъадуллах Гехинский, наиб Гехи-къура и мудир Малой Чечни, переселяется к Имаму Шамилю

V ̅ MMMDCLXXXIX / 8 689
В Бусрахе сложили силы,
Чтобы место укрепить.
Не помогут даже вилы
Тот распад остановить.
Так, Гехи уже теряем,
Уиляят тот славный знаем.
А Сагъадуллах — ушёл,
У Имама кров обрёл.
Не остался он в Чечне,
Хоть родной она бывала,
Где Имам — вот там начало,
Хоть чужбиной в стороне.
Тот наиб то понимал,
За Имамом зашагал.

К русским отходит уиляят Шатой — их наиб Батука Шатойский под натиском войск генерала Евдокимова и ввиду массового перехода чеченцев на сторону неприятеля будучи раненым сдаётся в плен

V ̅ MMMDCXC / 8 690
Вся Чечня по швам трещит,
Уиляяты там теряем,
Чтобы знал младой пиит,
Что мы тоже в деле знаем.
Батука там в плен попал,
Что ранением страдал.
А народ к урусам двинет,
Имамат тем отодвинет.
Что ж, есть выбор у людей.
В этом мире так сложилось,
И не «таинство» открылось
Средь диковинных вестей.
Люди силу выбирали,
От Имама отступали.

Воины Имама прилагают усилия, чтобы укрепить уиляят Рамадана Андийского

V ̅ MMMDCXCI / 8 691
Ботлих, Кванхидатли мы
Укрепить уж не сумеем,
В Карата чтобы сыны
Не вошли урусов, смеем
Это дело утверждать,
Дабы книгу почитать…
Силы наши истощались,
Голодом усугублялись.
Нету пользы уж в делах,
Мы лишь Воле подчинялись,
Этим в вере укреплялись
Раз, хотел того Аллах.
Ну и что что проиграем,
Мы за истиной шагаем…

Сильный голод во всех уиляятах Имама

V ̅ MMMDCXCII / 8 692
Бог все планы исполняет,
И другого в мире — нет.
Всё — как Хочет Он Бывает,
Знаю то, хоть не аскет…
Голод нам ещё прислали,
Чтоб неверные узнали –
Мусульманин подчинился,
Волей в Боге укрепился.
Лицемер чтоб отошёл,
Под ногами не мешался,
Не стенал, не «приписался»,
И своё опять нашёл.
В Вере есть свои примеры,
Что не знали пионеры…

1 275-й Год Хиджры
Year 1275 after the Hijra of the Prophet
The Battle of New Dargo
All wilayats in Chechnya go to the Russians
Russian troops begin to move towards Maaruh in Avaria
Сражение в Новом Дарго

V ̅ MMMDCXCIII / 8 693
В Маарух мы уходили,
Русские пока пришли.
С четырёх нас обложили
Уж сторон и всё нашли…
Был Гъази-Мухаммад там,
В радость нам, на зло врагам.
Но и он, всё ж, отступает,
Силой всё уж враг сметает…
Ночью вышел из Дарго
И уходит в Дагестан,
Вот такой печальный Стан,
И хватило нам того…
Лишь наиб Усман* был с нами.
Остальные — там, с врагами…

Все уиляяты Чечни отходят к русским

V ̅ MMMDCXCIV / 8 694
Что ж — Чечню мы потеряли.
Окончательно уже.
Пусть того тогда не знали,
Невиденьем в вираже…
В Ичичáли мы стоим,
С нами наш Имам, любим…
Ополченье разошлось –
Половиною сбылось,
Что с Имамом остаётся.
Ну, пока — по крайней мере,
Видно будет на примере,
Что в конце нам удаётся.
До Гуниба — с гулькин нос,
Будь я трижды водонос…

Русские войска начинают движение в сторону Мааруха в Аварии

V ̅ MMMDCXCV / 8 695
Килатлинскую горý
Так хотели укрепить,
Продолжением в игру –
Но тому тогда не быть…
Всё Анди и весь Гумбет
Мы сожгли на белый свет,
Чтоб горой той укрепиться,
Здесь хотя б остановиться.
Не случилось, Бог Велик,
Что решеньем управляет,
Только Он Великий Знает,
Зверя слышен злобный рык,
Что с Имамом остаётся,
Смерти он своей дождётся…
V ̅ MMMDCXCVI / 8 696
Всё там движется к концу,
Что Аллах определил,
Подобало как Творцу,
Что Один Великим был…
Сорок Дней нам остаётся –
До Гуниба… Выше Солнца
Слава вознесёт Имама,
Зверь рычит об этом прямо.
Был готов Гуниб к той встрече,
Чтоб в Истории остаться,
Пилигримом посещаться,
И не нужно в деле вече,
Коль Аллах определял,
Всё всегда лишь Сам Решал…

1 276-й Год Хиджры — Гуниб…
AH 1276 — Battle of Gunib
Russians descend from the Andi mountains to the Tando plain
“… Each Russian boss came out of his land with his followers. And there were loads of “red and white” with them, that is, gold and silver, which captured the hearts of the masses of the people and made slaves free … ”
Gumbet and Andi men deliver Imam Shamil and his people to Karata
Former naibs and Imam’s entourage rush to the Russians with obedience and obedience
Way to Gunib …
Imam Shamil’s come true prediction to his treasurer is not to hold these treasures
Daniyal-sultan surrenders the fortress Irib to Russians
«… And there was no fortress left, except for those that surrendered to the Russians, and not a single naib, except for those who bowed their heads and bowed to the Russians …»
Russians surround Mount Gunib — the last stronghold of Imam Shamil …
The words of the scientist Galbats al-Karati: “Our fathers said: verily, you Russians are pleasant with speeches, rich in money, easy at first, hard after and we do not want peace with you”
The Three Imams fought for the Muslims of the Caucasus to live according to God’s instructions, which turned out to be unnecessary for people who would soon have to taste the power of atheism and all its torment …
Gunib, 2nd month Safar AH 1276 — a point in the fierce and fantastic 25-year war of Imam Dagestan and Chechnya Sheikh Shamil against the greatest empire of that era in the world
«… their [Russian] regular army was in all wilayats …»
«… Most ordinary people began to dance to their tune …»
“… and noble people began to look Russian in their mouths when carrying out and fulfilling the rules of Islam and crouch in front of the Russians in order to be made heads and for the sake of gifts …”
“… And the Russians until these days rule in this country with a policy that does not offend the feelings of Muslims, giving them the opportunity to profess Islam and make decisions in accordance with their religion …”
«… They also govern, treating gently and expanding on what was painful and cramped for them …»
«… Almighty Allah improves the present and future»
Words of Prince Chavchavadze to Muhammad from Endirei: “Now in Russia there is a widespread opinion about the perfection of Shamil’s mind and his courage. And how could it be otherwise, because he suffered the struggle against tsarism for 25 years, and the Russian tsar did not tolerate this for such a time and went to the world ”
About the conversation of Emperor Nicholas I with the son of a shi’a Shah in AH 1253
About the conversation of Sheikh Shamil with the bishop
Русские спускаются с гор Анди на равнину Тандо

V ̅ MMMDCXCVII / 8 697
Генерал в Тандо спустился,
За Имамом вслед идти,
План Аллаха воплотился
Терниями на Пути…
От Аргвани уж идут
Мост-Сагри легко найдут,
Как нам книга говорила,
Что детали не забыла.
Налетайте, детвора, –
Славу поделить Имама,
Долго ждала Панорама,
Чтоб закончилась Игра,
Что всегда конец имела,
Потому такое дело…

«… Каждый русский начальник выступил из своего края со своими последователями. И были с ними грузы «красные и белые», то есть золото и серебро, которые захватывали сердца масс народа и делали рабами свободных…»

V ̅ MMMDCXCVIII / 8 698
Чтоб упавшего добить –
Много в деле соберётся,
Коли денежкой там быть,
Коли завистью собьётся.
Где они — и где Имам…
Географии той Вам
Здесь должно вполне хватать
Суть людей определять…
Раньше все — пред ним дрожали,
А сейчас смелее будут,
Что подобно где-то «чуду»?
А чего доселе ждали? –
Раньше что не победили,
Коль «всегда» крутыми были?..

Мужчины Гумбета и Анди доставляют Имама Шамиля и его людей в Карата

V ̅ MMMDCXCIX / 8 699
Два селенья — услужили,
О Аллах, доволен будь,
Книги дело не забыли,
Мы напомнили чуть-чуть.
Шар на дно уже катился,
Что в Гунибе укрепился,
Славой вечной на века –
Бога Мощи здесь Рука…
Образами отделяем,
Если ум уж не увял,
Не всегда что правит бал,
И про это дело знаем.
Надо в суть у дел смотреть,
Этим можно преуспеть…

Бывшие наибы и приближённые Имама спешат к русским с повиновением и послушанием

V ̅ MMMDCC / 8 700
Ветер денег — уж сменился,
Всё предательством поплыло*.
План Аллаха воплотился,
Только Искренностью Сила…
Если кто того не знал –
Бог опять напоминал…
Примечанья утомляют,
Алчность мира проявляют:
Жаден до чего народ,
Что сейчас, поди, Имаму
Дышит прямо в Панораму,
Дескать, «любит» годом год.
Про такое мы слыхали,
Речь такую отвергали.
V ̅ MMMDCCI / 8 701
Как же всё — переменилось,
Ветер силы всё сменил,
Лицемерами раскрылось,
Что за властью приходил.
Раз, у русских эта власть –
Им туда, так слаще сласть…
Здесь глаза мои раскрылись,
Сердцем снова убедились –
Что предательством живёт
Нафс людей, что управляет,
Бога знать такой не знает,
За Имамом, что ль, пойдёт?
Ад — давно уже горит,
Помнит то младой пиит…

Путь до Гуниба…

V ̅ MMMDCCII / 8 702
В Примечанья отошлю,
Чтобы сердце уберечь,
Курсом доллара к рублю,
Избежать ненужных встреч*.
Как нам книга говорила —
Лицемеров там могила,
Что в любви сейчас клянутся,
«Океаном» меньше блюдца.
Горек очень уж рассказ,
Про предательство людей,
Деньги коим корифей,
Неужель такой Кавказ*?..
Мир — такой. Есть — исключенья,
Умным лишь для наставленья…

Сбывшееся предсказание Имама Шамиля его казначею — не удерживать эти сокровища

V ̅ MMMDCCIII / 8 703
Примечанье* почитай,
Кто и как казну ту грабил,
Имена запоминай,
Бог нечестья им прибавил.
Чтобы это каждый знал,
Их потомков подмечал.
Чтобы люди — не забыли,
Где когда какие были.
Я в далёком Карачае,
Может, много не знаю
И легко всегда признаю
И в июне, светлом мае –
Злостью был наполнен так,
Люди лезут на чердак…

Даниял-султан сдаёт крепость Ириб русским

V ̅ MMMDCCIV / 8 704
Даниял — Ириб сдаёт…
Эпопея завершилась.
Был с Имамом там народ,
Милость Бога где вершилась.
Всё в Гунибе наше — там,
Сердцем в кровь, таков Имам…
И последние аккорды,
Где бессильны Shop и Word-ы…
Всё закончилось, почти…
Четверть Века пролетело,
Но кому какое дело,
Что нас ждало впереди?..
До Медины им добраться,
Чтобы с Богом повстречаться…

«… И не осталось никакой крепости, кроме тех, которые сдались русским, и ни одного наиба, кроме тех, которые опустили голову и склонились к русским…»

V ̅ MMMDCCV / 8 705
Речи — горечью пестрят…
Людям в том какое дело?
И вниманье обратят
Тех, кто снова бой умело
Против нафса поведёт
В день сегодняшний и год.
Кто хотел — с Имамом был:
Здесь и в мире, что добыл.
Большинство деньгою стало,
К русским за деньгой пошли,
Власть и денежки нашли,
Как в той жизни бытовало…
Но — с Имамом — оставались,
К смерти что изготовлялись…

Русские окружают гору Гуниб — последний оплот Имама Шамиля…

V ̅ MMMDCCVI / 8 706
Двести лишь муридов с ним,
Ополчением считая,
Остановимся за сим,
Голову пред ним склоняя –
На Гунибе кто остался
И на мир не разменялся…
Мир подлунный — против весь,
Дагестан с Чечнёю здесь.
В сердце, может, кто-то с нами,
Это тоже разрешалось,
Всё намереньем считалось,
Судный День не за горами,
Чтобы дело — прояснить,
Ничего нам не судить…
V ̅ MMMDCCVII / 8 707
Ибрахим и Насруллах,
С ними был ещё Галбац,
Хаджияв (что из Карах),
Дополнением в абзац.
Был Дибир Анди с Хунзахом,
Не забытые Аллахом.
Ибрахим, что дядей был,
Из Гимри, чуть не забыл.
Был Микич, что из Чиркея,
Муртаза-Али что звался,
Муртаза обосновался,
Хурш Согратля в Боге млея…
Верные все духом — там,
Не один стоял Имам…

Слова учёного Галбаца Каратинского: «Наши отцы говорили: поистине, вы, русские, — приятны речами, богаты деньгами, легки сначала, тяжелы после и мы не хотим с вами мира»

V ̅ MMMDCCVIII / 8 708
Не добавишь ничего,
Коли старшие сказали.
И хватило мне того –
От политики устали,
Где ментальные дела
Психология взяла.
Люди все — друг друга знают,
В Провидение шагают,
Что от Бога приходило,
Не давая выбор в деле,
Как бы многие хотели,
Хоть в Дунье и не фартило:
Нам пред Богом нужен фарт,
Всепрощения азарт…

Три Имама воевали за то, чтобы мусульмане Кавказа жили по Божьим установлениям, оказавшимися ненужными людям, которым за это скоро придётся вкусить власть атеизма и все его мучения…

V ̅ MMMDCCIX / 8 709
Да — хотели. Люди — нет.
Каждый делал своё дело,
Не хотел того аскет,
Не его где лира пела.
Людям выбор дал Аллах
В этом мире и в мирах.
И прислал ещё веленья
Им в миру для наставленья,
Чтобы люди не грешили,
Чтобы жили все во благе,
Не в словах или в бумаге,
А на деле самом жили.
Для того — один Ислам,
Говорил про это Вам…

Гуниб, 2-й месяц Сафар 1 276-го Года Хиджры — точка в жесточайшей и фантастической 25-летней войне Имама Дагестана и Чечни шейха Шамиля против величайшей империи той эпохи в мире

V ̅ MMMDCCX / 8 710
В — Примечания* — вложили,
Что хотели Вам сказать…
Книгой чётко разделили,
Что и как нам надо знать.
Точка в той войне настала –
Четверть Века воевала
Вслед Имаму на земле,
Что в Кавказа стороне,
Часть народа мусульман –
Был Тринадцатый уж Век,
Хиджры где святой набег
Для Истории во Стан…
В плен Имам, а зверь за ним,
Дальше Станом проясним…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

«… их [русских] регулярное войско находилось во всех уиляятах…»

V ̅ MMMDCCXI / 8 711
В общем, всё там подчинили.
Тем войне пришёл конец,
Хоть восстанья следом были,
И попался там юнец.
Саблю коль вложил Имам
В ножны — то хватило нам…
Чтобы волю уважать,
Миром далее вживать…
В общем, русский победил,
Четверть Века хоть сражался
И с потерями расстался,
Но Кавказ он покорил.
То мы в деле признаём,
За Имамом в плен идём…

«… Большинство простого народа стало плясать под их дудки…»

V ̅ MMMDCCXII / 8 712
Деньги где — там и народ,
Что понятно и привычно,
Что легко про то поёт,
Русским дело закадычно.
Кто бы там к ним не пришёл –
Лишь бы золотом отвёл
Душу в этом грешном мире,
Золотом воспетым в лире.
В мире так обычно дело,
Исключенья хоть бывают,
В книги кои воспевают,
А на деле — не хотело
Эго с золотом расстаться.
С нафсом надо мне сражаться…

«… а знатные люди стали смотреть русским в рот при проведении и исполнении установлений Ислама и заискивать перед русскими для того, чтобы их делали начальниками и ради подарков…»

V ̅ MMMDCCXIII / 8 713
Этим — было что терять,
И быстрее всех склонились,
Их сердца мне не читать,
С видимым же мы не сбылись.
Но такой земли уж ход,
Почитанием народ
К силе, славе, злату жил,
Тем врагу и послужил.
Но не русским, эго — враг,
Что потянет в Ад обычно,
Там кричать придётся зычно,
Не в пустыню иль овраг,
Хоть такие там имелись,
В деле Ада разумелись…

«… И русские до этих дней управляют в этой стране с такой политикой, которая не оскорбляет чувства мусульман, предоставляя им возможность исповедовать Ислам и выносить решения согласно своей религии…»

V ̅ MMMDCCXIV / 8 714
Дипломатия — пришла,
Чтоб войны поменьше было,
Та война и нас спасла,
Не царизмом больше мнило,
Так Имама вслед боялись,
Дипломатией «сражались».
Чтоб на Четверть Века вновь
Не текла в Кавказе кровь.
Русская и местных тоже,
Это надо уважать
И ценить, не забывать,
Хоть войной начало всё же.
В прошлом то — обычай нам,
Почитался чтоб Имам…

«… Также управляют, обращаясь мягко и с расширением того, что было тягостным и тесным для них…»

V ̅ MMMDCCXV / 8 715
До чего был скрупулёзен
Автор в описаньи дела,
Более чем он серьёзен,
Раз уж Небо захотело…
Вслед войны такой чумной
В Четверть Века отбивной –
Чтобы так угомониться,
Компромиссом проясниться.
Русским нужен он, и — нам…
В том сомненья не имея,
Перед Волей Бога млея,
Как и завещал Имам:
Будем русским подчиняться,
Иисуса дожидаться…

«… Всевышний Аллах улучшает настоящее и будущее»

V ̅ MMMDCCXVI / 8 716
В том — сомнений не имей:
А не то сам пожалеешь,
Будь хоть трижды корифей,
В День Суда уразумеешь,
Пользы где не будет делу,
Раз, поддался переделу
В этом мире философий,
То не чай, не сок, не кофе…
Богу мир принадлежал,
Хоть к нему Он безразличен,
Комара крылом привычен,
Как Вам ранее сказал,
Так что — нечего нам дуться,
В мире что помене блюдца…

Слова князя Чавчавадзе Мухаммаду Эндиреевскому: «Сейчас в России распространено мнение о совершенстве ума Шамиля и его храбрости. Да и как же иначе, ведь он вытерпел борьбу с царизмом на протяжении 25 лет, а русский царь не вытерпел этого в течение такого времени и пошёл на мир»

V ̅ MMMDCCXVII / 8 717
Всё тот князь и — прояснил…
Где там суть и где начало,
Ничего не упустил,
Чтобы вслед молва молчала
Из сегодняшних что дней,
Всё где «знает» корифей…
Той оценки и хватило,
Чтоб понять: Имам наш — Сила…
Пазлы все теперь сошлись,
Хоть то многим не по нраву,
Не берёзонькой в дубраву,
Акварелью живопись.
Что ж, вопросы к князю будут?
Или просто так «забудут» ?..

О разговоре императора Николая I с сыном шаха шиитов в 1 253 Году Хиджры

V ̅ MMMDCCXVIII / 8 718
Примечаньями* грешить
Стал я что-то под конец,
Бог Великий мог Решить,
Мироздания Творец…
Там — первоосновы сила,
Лицемерия могила,
Чтоб поэту не пеняли,
Современников читали.
Ведь основами сильны
[В век любой в любой стране,
Пусть, в Кавказа стороне],
Где Истории Сыны,
Коих в мире, всё ж, немало,
Это тоже книга знала…

О беседе шейха Шамиля с архиереем

V ̅ MMMDCCXIX / 8 719
В мире Книги ведь меняли –
Был Таўрáт, Забýр, Инджúль –
А Коран что не признали?
Так спросил Имам Шамиль.
И с Пророками так было –
Áхмада лишь «обходило»?
Евангéлие принесть
Просит наш Имам, как весть,
На арабском языке –
Где запрет прелюбодеям,
Нет вина, заметить смеем,
И свинины нет в руке.
Очень просто объяснил
Иисус с чем приходил*…

1 277–1 285 Годы Хиджры — 10 лет в плену
AH 1277–1285–10 years in captivity
Fragments of the book “Khulasat ut-tafsyl ‘an ahuali Imam Shamuil”, written by the son of Sheikh Jamaluddin Abdurrahman during his stay with the Imam in Kaluga
In captivity by the Russian emperor
Abdurrahman says, “that the envious of Shamil, when they saw the honor shown to Shamil, were filled with anger from the anger that lurked in their souls from the power of hostility towards him”
Gifts of the Emperor Sheikh Shamil and his family
The Russian emperor personally gives the Imam a golden saber from hand to hand
The meeting of the Imam with the Russian Tsar in the city of Chuguev, near Kharkov
The meeting of the Imam with the empress, the mother of the Russian emperor
The settlement of Imam Shamil in Kaluga
20,000 rubles for the maintenance of all who are with Sheikh Shamil annually — an astronomical amount for those times
The Imam refuses the silverware donated by the tsar, but takes an expensive stroller and horses
The words of the guests sent by the tsar to the Imam: “We love you for the good qualities of character and your meritorious qualities with which you became famous among the human race and in the countries of the world among all the sons of the people”
The trip of Imam Shamil to St. Petersburg to the Russian emperor (AH 1277)
Meeting with Baryatinsky and visiting Peterhof
The second meeting of Sheikh Shamil with the emperor
Healing Imam’s daughter Najaba from illness
Letter from Sheikh Jamaluddin al-Kazikumukhi to Imam Shamil (AH 1278)
Sheikh Jamaluddin al-Kazikumukhi, who, by order of the tsar, lived in high esteem, moves with his family to Istanbul and returns to Allah in AH 1283
Фрагменты книги «Хуласат ут-тафсыль гъан ахъуали Имам Шамъуúль», написанной сыном шейха Джамалуддина Абдуррахманом во время его пребывания с Имамом в Калуге

V ̅ MMMDCCXX / 8 720
Что ж — Хулáсат ут-тафсыль –
Здесь на стражу заступает,
Был каков Имам Шамиль
Составитель очень знает:
Брат жены он у Имама,
Это скажем сразу прямо,
Сын Устаза он к тому же,
Уважаемый был дюже.
Апогеем — Áхлюль-Бéйт –
Был потомком что Пророка,
Наш — саúд — копнём глубоко,
Чтоб украсить Стана бейт…
Был Джамалуддина сын
Среди лучших из мужчин…

В почётном плену у русского императора

V ̅ MMMDCCXXI / 8 721
Вслед Гунибу — лишь почёт*.
Всё Абдуррахман расскажет.
Милость Бога нарастёт,
Лицемер теперь поплачет…
Он сопровождал Имама,
Так решила Панорама,
От Пророка что идёт,
Был с Хункáром его Род…
Слава Богу, лучший в мире,
Что сравненья не имел,
Остальное зверь презрел,
Не в «арийской» был что лире.
Только Áхлюль-Бéйт ценился,
Зверь давно определился…

Говорит Абдуррахман, «что завистники Шамиля, когда увидели почёт, оказанный Шамилю, то были наполнены злостью от гнева, затаившегося в их душах от силы враждебности к нему»

V ̅ MMMDCCXXII / 8 722
Можно «жабу» ту представить,
Что — завистников душила…
Бога Воля будет Править,
Только в Боге будет Сила.
Как нам книга помогла –
Прояснила все дела,
И — из первых рук — причём,
Будь я трижды водоём…
Всё сарказмом отличался,
Недругам слепой укол,
Как Аллах его привёл,
Чтобы зверь не расслаблялся,
И врагов всегда кусал,
Никого не оставлял…

Подарки императора шейху Шамилю и его семье

V ̅ MMMDCCXXIII / 8 723
Сила Примечанья*, всё же,
Не сравнится уж ни с чем.
Уважать мне будет гоже,
Удивленье вызвать всем –
Как Имама Бог ценил,
Императора склонил… –
Так подарками метёт,
Лицемер не раз умрёт…
Пусть, народ всё почитает,
Первых рук где будет сила,
Лицемеров где могила,
Что без счёта их сбирает
С той поры до Дня Суда,
Их не обойдёт беда…

Русский император лично дарит Имаму золотую саблю из рук в руки

V ̅ MMMDCCXXIV / 8 724
Всё военный понимает.
Дипломат там всё поймёт.
Что сей жест обозначает* –
Кто зачем куда идёт…
Вслед войне лихой начало
Мира ходом набирало.
Бог вершил Свои Дела,
Так дорога нас вела,
Вслед Имаму в Поднебесье,
Кто бы что не говорил,
Бог Великий наградил,
Пусть страдает мракобесье,
Что всегда в миру имелось,
Адом всё в конце допелось…

Встреча Имама с русским царём в городе Чугуеве, близ Харькова

V ̅ MMMDCCXXV / 8 725
До Чугуева добраться
Предстоит теперь Имаму,
Чтоб с царём там повидаться, Проясняя панораму. И на смотр войск попали, Примечанья примечали*.
Как Имама царь ценил,
Ничего чтоб не забыл
Злобный злобой лицемер,
Завистью принарядился,
Чтобы Ад уж распалился,
Ожиданием химер,
Что в Дуньé уж отшагают,
В Ад доселе прибывают…

Встреча Имама с императрицей, матерью российского императора

V ̅ MMMDCCXXVI / 8 726
Удивительный расклад –
К матери своей ведёт*.
Вот где главный был парад,
Чтобы дело знал народ…
Мать царя — то, брат, не шутка,
Не какая прибаутка.
Так — у нас, и так — у них,
Где почтенья будет стих…
Тоже ласково встречала
Горца старого, что был
Воином, чтоб не забыл
Белый свет, ну что ж — немало…
Бог ведёт Свои Дела,
Хоть и в плен тропа свела.

Поселение Имама Шамиля в Калуге

V ̅ MMMDCCXXVII / 8 727
Так в Калуге поселился*,
Климат здесь помягче будет,
К Петербургу не прибился,
Книга дело не забудет.
Царь был милостив к Имаму,
Как и подобало сану,
Сердца раны залечил,
Хоть в войне той победил.
Ведь — народам надо жить,
Потому старались оба,
Пояснением для сноба,
Что войной лишь победить
В этом мире и мечтал –
Бог ценил кто проиграл…

20 000 рублей на содержание всех, находящихся при шейхе Шамиле ежегодно — астрономическая по тем временам сумма

V ̅ MMMDCCXXVIII / 8 728
Столько денег отвалили*?
Много очень, так скажу.
Так Имама, знать, ценили.
Лицемерам ворожу,
Чтобы ночью плохо спали,
Так Имама величали.
Царь ценил его премного,
Нет там в деле вслед другого.
Надо дело понимать,
Что войне конец пришёл,
Не забит победный гол,
Миром можно величать.
Чтоб война не продолжалась
Дипломатией тут сталось.

Имам отказывается от подаренного царём столового серебра, но принимает дорогую коляску и лошадей

V ̅ MMMDCCXXIX / 8 729
И такое тоже было,
Весь народ там удивился*,
Как аскета жизнь ценила,
Что за золотом не вился.
Бог почтенье присылал
К тем рабам, кого Избрал.
То есть, проще — ко Святым,
Остановимся за сим.
Ну а лошадь — для потехи,
Вслед за битвой чтоб скакать
И печаль не замечать,
Сняты коли все доспехи.
Потихоньку жизнь течёт,
Ход во времени найдёт…

Слова гостей, присланных царём Имаму: «Мы любим тебя за хорошие качества характера и твои похвальные свойства, которыми ты прославился среди человеческого рода и в странах мира среди всех сынов народа»

V ̅ MMMDCCXXX / 8 730
Примечание* подробно
Это дело осветило,
Говорю про то свободно,
Первых рук ценилась сила.
Весь народ любил Имама?
Не сказать про это прямо
Тоже, вкратце, не могу,
Хоть на этом берегу.
В Дагестане не любили –
Как в России любят все?
Капельками по росе,
Мы акценты оттенили.
Царь людей к любви склонял,
Чтобы сбить войны накал…

Поездка Имама Шамиля в Петербург к русскому императору (1 277 Год Хиджры)

V ̅ MMMDCCXXXI / 8 731
Царь — уважил, удивил…
Примечание* подробно,
Чтобы каждый заценил,
Тесто сдобрено и сдобно…
Вся округа — удивилась,
Милость Бога как раскрылась.
Лицемер там, видно, сдох
Так, не слышен даже «ох»…
Средь людей возвысил очень
Император там Имама,
Говорим про это прямо,
А не так за между прочим.
Что ж, Романовых любить
Будем впредь. Вражду — забыть…

Встреча с Барятинским и посещение Петергофа

V ̅ MMMDCCXXXII / 8 732
И с сардалом встреча будет,
Что наместником Кавказа
Был тогда, когда остудит
Пленом на Гунибе фраза…
Но Имама — уважал,
Автор книги так сказал*,
Что проклятья сыпал много
В честь других, и здесь основа:
Знать, Барятинский тот был
Искренним в своих стремленьях,
А не лишь в словесных треньях,
Коими и честь добыл:
Зверь Барятинского тоже
Уважал, сказать мне гоже…

Вторая встреча шейха Шамиля с императором

V ̅ MMMDCCXXXIII / 8 733
Снова царь уважил*. Очень…
Удивленью нет предела.
Лицемерам нету мочи
То стерпеть — Стрела летела…
Сердце отошло Имама
От вражды, чтоб Панорама
Ясной стала миру вслед
Тех Имамовых Побед…
Жизнь — от Бога приходила,
Как Господь рабам велел,
Пусть отверг или хотел,
Волей Бога доносило
Все решенья до земли,
Чтобы люди знать могли…

Излечение дочери Имама Наджабат от болезни

V ̅ MMMDCCXXXIV / 8 734
Видно, очень зверь устал:
Примечаньем* отписался,
Как Аллах и приказал,
Чтоб никто не сомневался.
Девочку ту — излечили,
Книги дело не забыли.
Счастлив стал Имам вполне,
Не в родной хоть стороне…
Медицина знала дело,
Медициной кто владел,
В этом деле преуспел,
Знаньем правил кто умело.
Счастье людям приносить
Бог велел, тому и быть…

Письмо шейха Джамалуддина Казикумухского Имаму Шамилю (1 278 Год Хиджры)

V ̅ MMMDCCXXXV / 8 735
Шейх, саид, ещё Устаз –
Накъшбандийское Светило,
Почитал его Кавказ,
Плодом дела его было
Появление Хункáра,
Сердца нашего отвара.
И иджазу передал,
Как про то уж Вам сказал,
Он Одну из Трёх Имаму,
Дух Имама воспитает,
Что величием сияет,
Украшая Панораму.
Пишет он письмо тогда,
Примечаний где вода*.

Шейх Джамалуддин Казикумухский, по приказу царя живший в большом почёте, переселяется со своей семьёй в Стамбул и возвращается к Аллаху в 1 283 Году Хиджры

V ̅ MMMDCCXXXVI / 8 736
В Турцию он направлялся,
Хоть в России почитали*.
План Аллаха воплощался,
Много раз про то сказали.
В Турции его могила,
Пилигриму будет сила,
Коль её он посетил,
За фаúзом приходил…
Может быть, Аллах позволит
Ту могилу посетить,
Уваженья данью бить
Там челом и мне? Доколе
Ждать душа твоя смогла,
Чтоб найти — что сберегла?..

1 286-й Год Хиджры
Year 1286 after the Hijra of the Prophet
Safar month, exactly 10 years after Gunib — Sheikh Shamil with his family goes to Hajj
On a ship from Anapa, the Imam reaches Istanbul
Sheikh Shamil visits the Sultan ‘Abdul-‘Aziz
Holy Caucasian elder reconciles Turkish Sultan and rebel ruler of Egypt
The Egyptian ruler leaves his throne and places Sheikh Shamil on him
Stopped storm in the sea …
May we not count all the wonders of the Imam …
The Turkish sultan kisses the hand of the Imam — as the Russian told us to know that such a thing has not happened before and will not happen in the future
Месяц Сафар, ровно через 10 лет после Гуниба — шейх Шамиль с семьёй отправляется в Хадж

V ̅ MMMDCCXXXVII / 8 737
Все дела — вперёд пошли,
Чтоб до Мекки нам добирались*,
Что искали — то нашли,
Чтоб в Медине распластались…
Богомольем называют
Хадж неверные — не знают,
Что особенный обряд
Пилигримовый парад –
В гости к Богу — собираться,
Мекку чтобы посетить,
Все обряды нам почтить…
Чтоб с Пророком повидаться –
Главный в деле атрибут,
Остановимся мы тут…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

На корабле из Анапы Имам достигает Стамбула

V ̅ MMMDCCXXXVIII / 8 738
Где когда и как придётся
Богом двигались дела,
Помянуть нам их придётся,
Чтобы Правда расцвела.
Пароход домчит в Стамбул,
Лицемеров дрогнул стул,
Сам султан уж почитает,
Как нам книга разъясняет –
Уважением раскрыл
Замысел опять Аллаха,
Всепочтением без страха,
Турок голову склонил.
И нюансы* были в деле,
Раз, на Небе так хотели…

Шейх Шамиль гостит у султана Абдуль-Гъазиза

V ̅ MMMDCCXXXIX / 8 739
Щедро встретил гостя он:
Дом шикарнейший купил,
Ежедневностью силён –
Такалúфами снабдил,
Что расход деньги в миру,
Пять туманов там в пору.
Мир почтенье признаёт,
Чтит Имама весь народ…
До сих пор, тогда и там,
Здесь и где-нибудь ещё,
Чтобы стало горячо –
Почитаемый Имам,
Раз, Аллах Велик решает:
Только так всегда бывает…

Святой кавказский старец примиряет турецкого султана и восставшего правителя Египта

V ̅ MMMDCCXL / 8 740
Тот вопрос легко решил
Старец мудрый из Кавказа:
Двух детей там поженил,
Чтоб единой стала фаза
От Каира до Стамбула,
Ветром Милости подуло…
Чтобы им не воевалось,
Фúтна мира задувалась…
Исмаил-паша смирился,
Сына своего он женит,
Дипломатию применит,
Зятем что в Стамбул явился
Дочь Абдуль-Гъазиза взять,
Стал султану этим зять…

Египетский правитель сходит со своего трона и усаживает на него шейха Шамиля

V ̅ MMMDCCXLI / 8 741
Это чудо из чудес,
Что мирской так понимает,
Задохнулся в злобе бес,
Дело ясно понимает:
Мир Имама так почтил,
Чтоб вовек уж не забыл…
Чтоб на трон царей сажали,
Коих даже не стяжали?..
Фараоновский что трон?
Да зачем Имаму нужен
Стул какой-то, что сконфужен
Был донельзя в унисон?
Но отметка та имелась,
Что в миру уже зарделась…*

Остановленный шторм в море…

V ̅ MMMDCCXLII / 8 742
Шторм Имам остановил.
И про то Вам говорили,
Чтоб историк не забыл,
Мы то дело не забыли.
Лишь клочок бумаги здесь
Всё решит — что чудом весь,
Писан был рукой Имама,
Прояснилась Панорама –
За Секунду Океан
Чтобы сам остановился,
Как клочок тот опустился?
С Богом вот такой роман
У святого там имелся,
Умный чтобы присмотрелся…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Пусть, всех чудес Имама нам не перечесть…

V ̅ MMMDCCXLIII / 8 743
Всех чудес — не знаем, это верно.
Лишь Аллах с Пророком знают, в это верь.
Потому смолкаем правоверно,
Поумолкнет в этом деле зверь.
И до сюда добрались,
Сердце, верой укрепись,
На Имама лишь равняйся
И к Пророку устремляйся,
Лишь Хункáр тебя довёл,
И Стрелой Хайдар пустил,
Чтобы Боже не забыл
Зверя, не был что орёл…
Из Аўтáдов copy-past
Был нам в этом деле къаст…

Ас-Сафú, Раздел Первый, Книга 1-я
Глава 13 (полностью)

Глава 13. До XX века

Так век за веком медленно проходит.
Остаток Карачая не выходит
Из тех ущелий. Маленький, неброский –
Такими описал нас граф Потоцкий.

Об этом говорили мы уже. Теперь
От Турции отбив, Романов бьётся в дверь.
И есть такое место — Хасаўка,
В Кубань впадает там Худéс-река.

Здесь карачаевцы сраженье проиграют,
Присягу принесут, Россия забирает
Весь Карачай. То год двадцать восьмой,
Век девятнадцатый. Когда Шамиль-герой

Пришлёт людей, чтобы помочь ему –
Присягой связаны, она вина всему.
Но за Имамом карачаевец пойдёт,
Хоть мало, но такой уж здесь народ.

Не зря Имама сын Джамáл-уд-дин
У нас был похоронен и любим.
И как душа уйдёт с земных петель,
Послушаем мы новую газель.

Газель об Имаме Шамиле

У стариков намётан глаз: хоть мальчик, лишь святой,
Кувшин, что падал со спины, поймать без ручек мог.

Вот вырос и Имамом стал, и содрогался свет.
И четверть века Сам Аллах твой направлял клинок.

Пророк из ножен этот меч сам вытащил тебе,
Когда в гостях был. Даже шейх не перешёл порог.

Аллах о многом дал тебе узнать — гяура «каф»,
У мусульманина — лишь «мим» осветит ясный лоб.

Гуниб закончился, в плену. Родился мальчик-царь –
Ты в ножны меч вложил. Такой Романовым зарок.

И на параде у царя, он сам тебя просил –
Разнёс ты в щепки молодых гвардейцев «сена стог».

Халиф, что турок, генералам дал своим узнать
Тебя, когда рубашку снял — весь шрамами затёк.

Корабль, что на хадж плывёт. И шторм остановил
Твоей написанный рукой бумаги тот клочок.

Расулу Ллах* тогда сказал, что похоронят тут
Тебя в Медине. Место то народ всегда берёг.

«Скажи, доволен ли ты мной?..» — Имам спросил, Шукур.
И руку из могилы той протянет сам Пророк…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Турецкий султан целует руку Имама — как о том говорила русская знать, что подобного дела не случалось до сих пор и не произойдёт в будущем

V ̅ MMMDCCXLIV / 8 744
Со Стамбулом распростился*,
Пилигримом чтобы стать,
План Аллаха воплотился –
Руку чтобы целовать…
И султан её целует,
Тут уже не забалует
В мире, хоть подлунный был,
Кто бы что не говорил –
Уж никто. Опять я грубо
Все акценты раскрываю,
Зверем наглухо срубаю
Всё в окружность ромбом сруба?
Не хотел, то был не я,
Волей Бога обретя…

1 287-й Год Хиджры — Имам возвращается к Аллаху…
AH 1287 — Imam returns to Allah
The Russian emperor, who left with him the son of Sheikh Shamil Ghazi-Muhammad because of doubts about his loyalty, allows the mountaineer to visit his father during Hajj
The Russian emperor gives Ghazi-Muhammad to serve 4 young men and 4 girls to serve his wife, and also gives him 300,000 as a gift and 300,000 to his father, Imam Shamil
Ghazi-Muhammad, the son of the Imam, will leave this world in Medina in AH 1321
Imam Shamil in Radiant Medina
Temporary permission: after Hajj, Imam Shamil was to return to the Russian tsar
Allah left the Imam in Medina forever …
The Prophet Muhammad from the grave holds out his hand to the Imam as a sign of contentment with the fulfillment by the Sheikh of the vow made in Gimri in AH 1242 …
The night of the 10th day of Thu-l-Hijja — Allah returns His slave to Him …
He was buried next to the Prophet himself in the Baqi’ Ashab cemetery in Medina (near the grave of uncle Prophet ‘Abbas, whom Caliph ‘Umar revered in the rank of father Rasulullah) by personal order of the Messenger of Allah after 12 centuries — the main miracle of the Imam …
The inhabitants of Medina lie down under the feet of the body of Sheikh Shamil, to at least touch him …
Русский император, оставивший при себе сына шейха Шамиля Гъази-Мухаммада по причине сомнения в его лояльности, разрешает горцу посетить отца во время Хадджа

V ̅ MMMDCCXLV / 8 745
Своевольным горец был?
И на службу не пошёл
Он к царю? Про то забыл
Вам сказать и здесь обрёл.
Царский дом в нём сомневался,
Вслед чтоб не навоевался
Там отцу сынок лихой
В этом мире под луной.
Потому и придержали,
Не дадут с отцом уйти,
Но теперь уже пути
Все открыты — открывали…
Вслед отцу джигит летит,
Чтобы знал младой пиит.

Русский император даёт Гъази-Мухаммаду в услужение 4 юношей и для услужения его жене 4 девушек, а также жалует ему 300 000 в подарок и 300 000 его отцу, Имаму Шамилю

V ̅ MMMDCCXLVI / 8 746
Вновь подарков не жалел
Император удалой,
В этом деле преуспел
Дюже в мире под луной,
Щедростью всё заливало,
Примиренья где начало…
Способ тот все старцы знали,
Что к подарками побуждали.
Ведь подарками любовь
В этом мире приходила,
Что барьеры все сносила,
Чтоб утихомирить кровь.
Потому так злато льёт
Императорский тот род…

Гъази-Мухаммад, сын Имама, покинет сей мир в Медине в 1 321 Году Хиджры

V ̅ MMMDCCXLVII / 8 747
Так случилось с сыном этим,
Что с Имамом был всегда,
Знают все на белом свете,
Где Медины череда,
Что не всем в миру давалась,
Исключеньем людям сталась.
Так, Гъази-Мухаммад там
Похоронен — где Имам…
Дорогого дело стоит,
Чтоб никто не забывал,
Правду дела Правдой знал,
То скажу в честном народе:
Был Мединой Рай земли,
Чтобы чтили корабли…

Имам Шамиль в Лучезарной Медине

V ̅ MMMDCCXLVIII / 8 748
Сам Имам сюда добрался –
Чтоб дожить и умереть,
План Аллаха воплощался,
Стоит Богу лишь Хотеть…
Дочки две здесь умирают,
Их на Небо забирают,
Что не всем везёт опять,
Чтоб в Медине умирать…
Звали в Исламбул его,
Но Имам наш не схотел,
Смертью верной долетел,
И хватило мне того,
Чтобы Бога восхвалить
И Хункáра вновь почтить…

Временное разрешение: после Хадджа Имам Шамиль должен был вернуться к русскому царю

V ̅ MMMDCCXLIX / 8 749
Книга наша так писала:
Должен был Имам вернуться,
Ничего не забывала,
Пусть, размером меньше блюдца.
Бог решил тогда иначе,
Лицемеров бьют тем паче –
Был в Медине погребён
Наш Имам, неверью в стон…
Чтобы дело прояснилось
Окончательно уже –
Кто какой на вираже,
Богом как душа забылась…
Лицемеры чтоб молчали,
Рты чтоб впредь не раскрывали…

Аллах оставил Имама в Медине навечно…

V ̅ MMMDCCL / 8 750
Кто в Медине умер — в Рай,
Каждый правоверный знает,
За Асхáбами шагай,
Кладбище их принимает.
Потому гремят фанфары
В лагерь наш. Потухли фары
Лицемеровых костров,
Что в Аду уж, будь здоров.
Сколько же трепалось люда,
Всё Имама обсуждая,
«Лучше много» дело зная,
Что не ждало в мире чуда…
Их — в нокаут отправляя,
Ад навечно разжигая…

Пророк из могилы протягивает руку Имаму в знак довольства выполнения шейхом данного в 1 242 году в Гимри обета…

V ̅ MMMDCCLI / 8 751
Вот что Чудо Основное –
Рáды был Расулу Ллáх,
Что — Довольство… Вот такое
Приготовил Сам Аллах…
Как народ там устоял,
Что такое сам видал?..
Верой сильный устоит
В миллион один, пиит…
Весть по миру разлетелась –
Руку протянул Пророк…
Кто себе представить мог?
Не забылась, не приелась
Доказательства сему –
Всем хватило потому…

Ночь 10-го дня месяца Зуль-Хидджа — Аллах возвращает Своего раба к Себе…

V ̅ MMMDCCLII / 8 752
Чуду вслед — он умирает…
Путь земной уж завершился
В ночь Къурмана, всякий знает,
Чудом снова укрепился…
Бог не всех так забирал
В ночь, которую Избрал…
Даже здесь всё честью стало
От Аллаха, чтоб забрало
Можно честью поднимать,
Вслед того не опуская,
Бога Милость выше края,
Чтоб и Рай уж забывать…
Семьдесят Шесть прожил он Лет,
Трёх недель для счёта нет…

Похороненный рядом с самим Пророком на кладбище Асхабов Бакъигъ в Медине (около могилы дяди Пророка Аббаса, которого Халиф Умар почитал в ранге отца Расулу Ллаха) по личному приказу Посланника Аллаха спустя 12 веков — главное чудо Имама…

V ̅ MMMDCCLIII / 8 753
Комментарии — излишни.
Нечего уж прояснять.
Правоверный коль — не кисни,
Вслед Имаму нам шагать…
Всё его — не забывая,
С нафсом Битву продолжая,
Чтобы тем его почтить
И Пророку угодить…
Здесь Таўхúда вся основа –
Что Единобожьем звать –
Эга больше не видать,
Только Бога Сила Слова…
Как Имам наш жизнь прожил
И потомков научил…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца
Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Жители Медины ложатся под ноги несущих тело шейха Шамиля, чтобы хотя бы так прикоснуться к нему…

V ̅ MMMDCCLIV / 8 754
Почести — не прекращались…
Он с могилой говорил
Там своей, все удивлялись,
Чудом как Аллах раскрыл
Дивный Уровень Имама
Перед Ним, чтоб Панорама
Расцвела Хункáром вновь,
Где к Пророку лишь Любовь
С Богом… И иного — нет…
Вот к чему стремиться надо,
Позабыв где с кем награда,
Биться всей секундой… Лет
Вслед уже чтоб не считая –
К Богу, всё транзитом Рая…

Эпилог
Epilogue
Murids and naibs, who came to the Imam because of power and money, switched to the Russian side because of power and money, when the wind of worldly luck changed
Murids and Naibs, standing next to him for the sake of Allah and the Prophet — remained with the Imam in both worlds
Allah the Great bowed the whole world to the Imam: the Russian emperor personally gives him a golden saber, the Egyptian ruler places him on his throne, the Turkish sultan kisses his blessed hand, Mecca’s sharif lifts him up to the minbar so that all people can see the great Sheikh Shamil …
The story of Sheikh Salahuddin al-Ayyubi, who recaptured al-Quds (Jerusalem) from the crusaders, and about his conversation with the old Christian …
The words of Imam Shafi’i: “For one who studies History, the mind increases and errors decrease”
Imam…
Муриды и наибы, пришедшие к Имаму из-за власти и денег — перешли на сторону русских из-за власти и денег, когда переменился ветер мирской удачи

V ̅ MMMDCCLV / 8 755
Мышь за сыром приходила.
Сколько ж я таких видал.
Лицемерия вся сила
В этом мире правит бал.
Силы нет — и мышки нету,
Хоть ищи по белу свету.
Сыра нет — и мышки нет,
Обойди хоть целый свет.
Как приятно говорили,
И молитвою смущали,
Перед Богом так «стенали»,
И слезу тогда пролили.
Мышка жадная всего,
Чтоб хватило всем того.

Муриды и наибы, ради Аллаха и Пророка стоявшие рядом с ним — остались с Имамом в обоих мирах

V ̅ MMMDCCLVI / 8 756
Думы даже не имели.
На рефлексах только жили.
Их в Любовь одну воспели,
Что Имаму услужили,
А наградах позабыв,
Русские войска разбив.
Только — Бог с Пророком — в силе,
Потому святы в могиле*…
Помнит потому Имам…
Только этого хватило,
Чтобы головы сносило…
Сам Хункáр напомнит Вам…
Как с такими мне сравниться,
Чтобы каплей в море влиться?..

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Аллах Великий склонил весь мир перед Имамом: русский император лично дарит ему золотую саблю, египетский правитель сажает его на свой трон, турецкий султан целует его благословенную руку, шариф Мекки возводит его на минбар — чтобы все люди видели великого шейха Шамиля…

V ̅ MMMDCCLVII / 8 757
Сабля. Трон. Руки лобзанье.
И минбар Мекканский тут.
Мира таково признанье,
Миром целым так почтут…
Чтоб утухли лицемеры
Зверь приводит все примеры,
Чтоб за речью не следили,
Чтоб их в Ад определили –
Самый нижний, — всем в пример,
Пусть вольготно говорят,
Что в сём мире так хотят,
Всё одно, тот лицемер
Уж навек прописан был
В — Хáуия, — напрасно жил…

Рассказ о шейхе Салахуддине аль-Аййюби, отбившем у крестоносцев аль-Къудс (Иерусалим), и о его беседе со стариком-христианином…

V ̅ MMMDCCLVIII / 8 758
Взял аль-Къудс Салахуддин.
А вернее — возвратил.
Сотню уж лихих годин
Что не нашим в мире был.
«Может, кровушку пролить?
Крестоносцам отомстить?» –
Думал так христианин,
Старцем был что средь мужчин.
Крестоносцы — убивали:
Женщин, стариков, детей,
Вестью мрачной из вестей,
Мусульман всех вырезали.
Кровь не станет проливать –
Нам велел Аллах прощать…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Слова Имама Шафигъи: «У того, кто изучает Историю, — увеличивается ум и уменьшаются ошибки»

V ̅ MMMDCCLIX / 8 759
Так что — чти Историй ход,
Чтобы ум твой прибавлялся,
Чтобы знанием народ
От ошибок защищался.
Есть уже ноу-хау любое –
Что История такое…
Потому и излагаем,
Хоть безвольно сокращаем,
Чтобы скукой не увлечь…
Про Имама рассказали,
Как доселе обещали,
И теперь гора уж с плеч…
Слава Богу, Бог воздал,
Про Имама рассказал…

Имам…

V ̅ MMMDCCLX / 8 760
В Тысячу Двухсотый Год
Наш Имам на свет родился,
Вслед Двенадцать Лет придёт.
Месяц Мухаррáм сгодился –
В Первый День его Имам
В мир явился, скажем Вам…
Так отсечкою из лет
Был из прошлого привет.
Хронология простая,
Что детали проясняла,
Коих упустил немало,
Битвы делом пробивая.
Не эссе для пользы дела,
Раз, так Небо захотело…
V ̅ MMMDCCLXI / 8 761
В детстве слабым рос, больным.
Мальчика Али назвали.
Прояснением другим –
Имя на Шамъуúль меняли:
Так нас старики учили,
Тем болезни победили.
Как ни странно — стал здоров.
Не вопрос для докторов.
Вырос, битвой возмужал –
Пораженья тоже были,
И Победы не забыли,
Так врагов всех сокрушал.
Создан Богом для войны
Был Имам, чтоб знали мы…
V ̅ MMMDCCLXII / 8 762
Но и мир был на земле,
Что войне приходит вслед,
В Дагестана стороне,
Пусть, и вслед больших побед…
До Медины он добрался
И с Пророком повстречался,
Чтобы всё установить,
Дело наше прояснить:
Коль доволен сам Пророк,
Кто тогда в расчёт берётся,
Если Богом всходит солнце?
Значит — был доволен Бог
В вечность вечную — Абад:
Так Имам для нас и свят…

Соллю гъаля саидинá Мухáммад –
Аллахýмма сóлли гъаля саидинá Мухаммад…

Мáўля яса ллиуасá ллúмда имáн абадáн,
Гъаля Хабúбика хóй риль халкъú куллúхимú.
Наш Владыка, о, Аллах, надели вечно-бесконечным салауатом-благословением и саламом-приветствием Твоего Любимца
Мухаммада (ﺹ), лучшего из всех творений.

Теги: история мира, имам шамиль, имамат шамиля, кавказская война

В КонтактеLiveinternetМой МирBlogger

Читайте еще стихи


Стихи других поэтов



Комментарии к стихотворению

Это произведение ещё не комментировали.

Регистрация в БП
Знакомство с авторами
Новые произведения
Новые комментарии
  • 19.06.2024 14:34, Николай Отпущения, оставил отзыв на произведение Обманка-любовь, автора Богаченко Татьяна

  • 18.06.2024 17:10, Видова ирина, оставил отзыв на произведение Подари, Господь, автора Зазерский Лев

  • 18.06.2024 12:06, Богаченко Татьяна, оставил отзыв на произведение Рецепт июня, автора TretyakovVasiliy

  • 16.06.2024 13:08, mihail, оставил отзыв на произведение Раскаяние, автора mihail

  • 14.06.2024 18:04, ravel2, оставил отзыв на произведение Кира, автора Дмитрий Новиковъ